Родные задохнувшихся в канализационном колодце калачеевцев пожаловались на директора Пригородного дома-интерната для престарелых и инвалидов Николая Сиволапова. Руководитель учреждения, которого обвиняют в нарушении правил техники безопасности, повлекшем смерть трех человек, выступает в суде с необычными заявлениями. По словам родных погибших, директор называет покойных «суицидниками».

Потерпевшие рассказали журналисту РИА «Воронеж», как судились с Пригородным домом-интернатом и муниципальным предприятием «Райводснаб» и том, как идет уголовный процесс по делу Николая Сиволапова.

Суть дела

Три человека погибли в канализации дома-интерната в поселке Пригородный Калачеевского района 31 июля 2015 года. Когда слесарь интерната Сергей Кузнецов обнаружил засор в одном из колодцев, директор учреждения Николай Сиволапов вызвал работников «Райводснаба». Те прочищать канализационную сеть отказались, сославшись, что в колодец ведут сети дома-интерната. По свидетельствам коммунальщиков, Сиволапов сказал, что у него «есть свой дайвер», имея в виду слесаря Сергея Кузнецова.

Фото — Сергей Касимов

Как установили следователи, директор дома-интерната вызвал на место работ техника Владимира Барабанова и электромонтера Анатолия Бондарева. Коммунальщики, которые остались на месте работ, но отказались спускаться в колодец, дали Сергею Кузнецову специальный трос. Слесарь спустился вниз и пробил засор с помощью шланга. Колодец сразу стали наполнять нечистоты. Задыхаясь, Кузнецов попросил вытащить его поскорее. Когда слесаря почти подняли, он сорвался с троса и упал на дно колодца, где потерял сознание. На помощь ему бросился Владимир Барабанов. Техник прыгнул вниз с веревкой и тут же лишился чувств. Следом за слесарем и техником в колодец полез электромонтер Анатолий Бондарев. Оказавшись внизу, мужчина упал рядом с коллегами. Проезжавший мимо сын Бондарева Сергей, узнав, что внизу погибает отец, без раздумий тоже спустился в колодец. Но и он без должной защиты после нескольких вдохов потерял сознание.

События произошли в течение 10-15 минут на глазах как минимум десяти человек. Один из очевидцев по очереди достал четырех людей из колодца, задерживая дыхание. Когда к канализационному люку подъехала «скорая», Владимир Барабанов уже умер. Врачи реанимировали Бондаревых. Оба ненадолго пришли в себя, но вскоре умерли от сильного отравления сероводородом. Слесарь Кузнецов выжил, так как оказался в самом низу колодца: отравляющие пары сероводорода поднимались вверх.

Причина исков

У Владимира Барабанова 31 июля был последний день отпуска, и этот день стал последним в его жизни, рассказала дочь Барабанова, Елена Рублева. Утром техник съездил с семьей в магазин, потом на пасеку. В обед Барабанова срочно вызвали на работу. Он помчался после звонка директора, не переодевшись, толком не объяснив ничего жене и дочери. Через 20 минут родные уже не могли ему дозвониться. Анатолий Бондарев также пришел к злополучному колодцу, когда позвал директор. Мужчины бросились на помощь товарищам, не раздумывая о том, что спуск в колодец смертельно опасен. Сергей Бондарев и вовсе не успел ничего понять, кинувшись спасать отца.

Жительница поселка Пригородный на месте трагедии
Фото — Сергей Касимов

По словам Елены Рублевой, поначалу семьи погибших не хотели строгого наказания для директора, не собирались обращаться в суд за компенсацией. Но изменили свое решение.

– Обидно, что пришлось идти в суд. Мы всего этого совсем не хотели. Я была шокирована, когда в мае 2016 года узнала от следователя, что директор винит во всем моего отца. Незадолго до этого он вежливо с нами разговаривал. Когда поняли отношение Сиволапова, увидели его желание очернить память наших родных, выбора не осталось, – объясняет Елена.

Версию о виновности техника Николай Сиволапов выдвинул после того, как следовали выяснили, что «Райводснаб» к коммунальным сетям дома престарелых никакого отношения не имеет. До этого директор заявлял о виновности руководства водоканала.

Четыре суда

Не дожидаясь завершения расследования, родные Владимира Барабанова, Анатолия и Сергея Бондаревых обратились в суд за компенсацией. Параллельно в Центральном райсуде Воронежа шло три гражданских процесса, в которых выступали одни и те же свидетели, выяснялись одни и те же обстоятельства. Четвертым процессом в Калачеевском райсуде стало рассмотрение уголовного дела в отношении Николая Сиволапова.

– Каждое заседание суда вызывает стресс, пьем валерьянку, плачем. И так все переживаешь заново, а тут еще шокирует отношение, – говорит Елена Рублева. – Сторона ответчиков при поддержке департамента соцзащиты называет наших родных суицидниками. К концу гражданских процессов нам вообще заявили, что моральный вред не доказан – с намеками, что нас могла и не расстроить смерть близких.

В протоколах судебных заседаний, которые предоставили в распоряжение РИА «Воронеж» истцы, есть мнения всех участников процесса. Особенно интересны показания слесаря Сергея Кузнецова – единственного человека, который выжил, потеряв сознание в колодце, и директора интерната Николая Сиволапова.

Честно говоря, настораживает, что Николай Сиволапов ведет себя как хозяин положения. Он продолжает оставаться в должности директора и через год после гибели людей, его версию поддерживает департамент соцзащиты. Создается ощущение, что директор надеется остаться безнаказанным. Город у нас небольшой, все говорят, что директору за гибель людей ничего не будет. Неужели такое возможно?
Елена Рублева

За девять лет работы в доме-интернате Сергей Кузнецов никогда не спускался в канализационные колодцы. Прочистку всегда производили сверху, поэтому никаких средств защиты у слесаря не было, его никто не инструктировал. Распоряжение прочистить колодцы давал Сиволапов, сообщил Кузнецов в суде. Лезть в колодец Кузнецов отказывался, но пришлось подчиниться приказу руководителя. По словам Кузнецова, перед спуском в колодец он отдавал на хранение телефон и цепочку с крестиком Сиволапову.

– Я указаний своим сотрудникам спускаться в канализационный колодец не давал, – заявил под запись в суде Николай Сиволапов. – Прошу учесть, что показания свидетеля Кузнецова проходили под напором. В уголовном деле его показания были совсем другими. Он говорил, что указание спускаться в канализационный колодец дал ему Барабанов, а не я.

Директор сослался на то, что Владимир Барабанов был специалистом по охране труда, и подтвердил, что средств защиты для спуска в канализацию в организации не было и нет.

Приглашенный судом специалист, начальник отдела охраны труда ООО «РВК-Воронеж» Любовь Болдырева, назвала «недопустимым» спуск работников дома-интерната «под наблюдением» сотрудников «Райводснаб». Эксперт выразила уверенность, что коммунальщики знали о необходимости устранять аварии в колодце бригадой из трех человек, с газоанализатором, в снаряжении, с лестницей во всю длину колодца. Болдырева пояснила, что работа повышенной опасности должна была проводиться после инструктажа, а директор дома-интерната должен был обеспечить мерами безопасности своих сотрудников.

По итогам трех процессов Центральный райсуд обязал Пригородный дом-интернат и муниципальное предприятие «Райводснаб» выплатить почти 400 тыс. рублей морального ущерба семьям техника Владимира Барабанова и электромонтера Анатолия Бондарева. Супруге Сергея Бондарева в удовлетворении исковых требований отказали, так как Сергей «в трудовых отношениях с организациями» не был.

Параллельно с рассмотрением гражданских дел идет уголовный процесс над директором Пригородного дома-интерната Николаем Сиволаповым. По словам Елены Рублевой, директор на заседаниях отрицает показания очевидцев – к примеру, о том, что находился у люка в момент трагедии. Несмотря на гражданские иски и уголовное дело, которое дошло до суда, Сиволапов остается начальником интерната – начальство решило не отстранять его от работы.

– Мы решили обжаловать решение суда о моральной компенсации, так как считаем сумму необоснованно заниженной. Честно говоря, настораживает, что Николай Сиволапов ведет себя как хозяин положения. Он продолжает оставаться в должности директора и через год после гибели людей, его версию поддерживает департамент соцзащиты, специалисты которого дают показания в его пользу. Создается ощущение, что директор надеется остаться безнаказанным, – говорит Елена Рублева. – Город у нас небольшой, все говорят, что директору за гибель людей ничего не будет. Неужели такое возможно?

Журналист РИА «Воронеж» связался с Николаем Сиволаповым по телефону. Комментировать ситуацию директор интерната отказался.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Читайте наши новости в Telegram, «ВКонтакте» и «Одноклассниках».