18 Сентября 2020

пятница, 23:30

$

75.19

88.63

Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Новая Жизнь Грибановского района

, Грибановский р-н, текст — , фото — Андрей Архипов
  • 16747
Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Новая Жизнь Грибановского района Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Новая Жизнь Грибановского района Художник из крохотного поселка рисует мистические пейзажи.

Художник из крохотного поселка рисует мистические пейзажи.

РИА «Воронеж» продолжает рассказывать о последних жителях умирающих хуторов и деревень региона. Журналистов интересует, останутся ли эти населенные пункты на карте через 10–15 лет или исчезнут вместе со своими последними жителями. Очередной выпуск посвящен поселку Новая Жизнь Грибановского района, где постоянно живут десять человек.

Территориально Новая Жизнь относится к Новомакаровскому сельскому поселению и находится в 4 км от его центра – села Новомакарово. До центра поселка, где стоит полуразрушенное здание клуба и ФАПа с магазином, доходит асфальт, а к самым дальним домикам единственной здешней улицы Набережной ведет набитая колея.

– Новая Жизнь образовалась в 1922 году, – рассказал глава Новомакаровского сельского поселения Иван Тарасов. – Его основали переселенцы из соседних сел – Фоновы, Серебряковы, Кудрявцевы, Толоконниковы. Первоначально поселок назывался Александровским и лишь после войны получил нынешнее название. В те годы здесь было 82 жилых дома. Также «Новой Жизнью» назывался здешний колхоз (потом он стал колхозом имени Кирова), тут были молочно-товарная ферма на 200 голов скота, школа-четырехлетка, клуб, магазин, медпункт. На окраине Новомакарово до середины 1970-х работал кирпичный заводик, где трудились и новожизненцы. В 1974 году школу закрыли, и с этого времени начался упадок Новой Жизни – люди стали уезжать отсюда. И хотя в 2013 году в поселок пришел газ, его провели себе далеко не все хозяева.

Одна из старейших местных жительниц, 81-летняя Валентина Звягинцева, родилась в соседнем поселке Красный Партизан, который уже давно опустел. Она вышла замуж за Константина из Новой Жизни и переехала к нему, но супружеская жизнь оказалась недолгой – супруг умер в 33 года.

У Валентины Звягинцевой двое детей и трое внуков.

– Я работала и свекловичницей, но в основном продавщицей в нашем поселковом магазине, – сообщила Валентина Ивановна. – Когда магазин закрыли, встала за прилавок в Новомакарово. Сейчас у нас вместо магазина автолавка, которая приезжает трижды в неделю, купить можно любые продукты. На зиму я уже не остаюсь одна – несколько лет подряд уезжаю к сыну в Воронеж, а в апреле возвращаюсь сюда и живу до осени. Потому ни скотины, ни птицы не держу – только огород.

Когда корреспонденты РИА «Воронеж» находились в поселке, к Валентине Звягинцевой приехал из областного центра сын Александр.

– Я уехал отсюда в Воронеж сразу после армии, но стараюсь как можно чаще приезжать. У нас тут сад необыкновенный, который сажал еще мой дед – одних яблонь 35 штук! Все сорта: и антоновка, и белый налив, и «Чемпион»… Поживу тут, на родине, несколько дней – и в город. Город – это для работы, а родина – чтоб душа отдыхала, – отметил он.

Александр – мастер на все руки. Он сделал коптильню для рыбы, которую ловит в протекающей неподалеку от поселка Елани, соорудил баню, построил шалаш, смастерил уголок отдыха с плетнем и старинными глиняными крынками.

В домике напротив живет 53-летняя Надежда Токарева с двумя сыновьями – 34-летним Александром и 32-летним Павлом.

В момент визита журналистов в гостях у Надежды оказалась ее свекровь – 81-летняя Мария Михайловна. Она долгие годы провела в поселке. Последние 12 лет живет в Москве у дочери, но каждое лето приезжает на свою малую родину, в Новую Жизнь.

Сын Марии Михайловны Сергей, с которым Надежда прожила 29 лет, умер в 2019 году в 56 лет от неожиданно подкосившей его болезни.

– Свекровь для меня вторая мама, – призналась Надежда. – Сама я родом из города Волжского, в 1985 году мы там поженились с Сергеем, а через пять лет переехали в Новую Жизнь, на его родину. Жили хорошо, вырастили двух сыновей, да вот они пока что-то жениться не торопятся, чтобы внучатами меня порадовать.

В хозяйстве Токаревых несколько дойных коз да куры. Когда Сергей был жив, они держали и коров, и поросят, но теперь остался лишь огород, где Надежда с сыновьями сажают овощи.

Надежда работает поваром в Серафимо-Саровском мужском монастыре в Новомакарово. Несколько раз в неделю специальный автобус забирает ее и других работников кухни обители из окрестных сел и везет на работу за 10 км, а потом привозит домой.

А Мария Михайловна почти всегда работала в Новой Жизни.

– Конечно, в столице скучаю по моей родине. На старости лет начала собирать старинные песни нашей округи, мечтаю предложить некоторые из них Надежде Бабкиной, только не знаю, как это сделать, – призналась пенсионерка.

И затянула грустную песню о солдате-сердцееде, который обманул девушку, а потом попал в госпиталь и встретил ее там.

Пока журналисты общались с Надеждой Токаревой и ее свекровью, с рыбалки вернулся старший сын Надежды, Александр. Парень ничего не поймал и в сердцах начал раздавать рыбешку, приготовленную для наживки, многочисленным кошкам, обитающим у Токаревых. Разноцветные коты хрустели рыбными костями, урча от удовольствия.

– У нас в Новой Жизни идеальные условия: асфальт, рядом центр поселения, природа, тишина. Много закрытых домов, у которых есть хозяева, да только сюда что-то никто ехать не торопится, – посетовала Надежда Токарева. – Да и мои мальчишки, конечно, рано или поздно уедут отсюда ближе к цивилизации.

Ближе к цивилизации на зиму старается выбраться и старейшая жительница поселка, 87-летняя Елена Иванникова. Она каждую зиму проводит у своих детей – то в Москве, то в Волгограде. Супруг Михаил Иванович, с которым она прожила 56 лет, умер в 2017 году, и с тех пор хозяйка на зиму одна не остается.

– Дети меня оберегают, – заметила Елена Тимофеевна, – но, например, в Москве я все время сижу в квартире. Гляну с балкона – красотища вокруг! Да только выйти и пообщаться с ровесницами нет возможности. А когда на лето сюда приезжаю, отдыхаю душой. Я детям сказала: когда умру, обязательно схороните меня здесь, на родине.

Напротив пенсионерки Иванниковой живет, пожалуй, самая необычная пара этих мест – 53-летний Вячеслав Лушников со своей подругой, 51-летней Аленой. Вячеслав – уроженец Новомакарово. Окончив три курса Воронежского художественного училища, он вернулся в родные края.

Подрабатывал художником-оформителем в Грибановке, затем переехал в Новую Жизнь помогать матери по хозяйству. С женой Вячеслав расстался – та постоянно пилила его из-за равнодушия к крестьянскому труду и странной тяги к живописи. А 13 лет назад в общей компании познакомился с Аленой из Мурманска, и она стала его музой.

– Я была замужем, в Воронеже у меня дочь и внук, – рассказала Алена. – По профессии я портниха, иногда обращаются ко мне люди по мелочи – кому молнию вшить, кому одежду залатать. Дом и небольшое хозяйство в основном на мне – главное, чтоб Славик мог свои картины писать.

Мужчина в основном рисует пейзажи родных мест, для чего иногда ходит на этюды. К сожалению, страсть к живописи борется в нем с другой, пагубной страстью.

Выпивает он нечасто, но если начинает, то на четыре-пять дней выпадает из рабочего ритма.

– Я как самосвал без тормозов, – признался Вячеслав, – начну, а остановиться не могу. А картины писать надо только на трезвую голову. Недавно вот закончил икону заказчику из Борисоглебска. Всего я написал примерно 50–60 картин. Что-то на заказ, что-то «в стол», для себя. Недавно сделал большой заказ из Москвы – рисовал семью священника. Только никак не могу закончить копию картины Исаака Левитана «Вечерний звон». Уже года три маюсь над ней, то подойду, что-то намалюю, то не подхожу неделями.

Есть у художника и мистические работы, иногда он даже слушает классическую музыку и пытается перенести услышанное на холст. Так рождаются картины в стиле фэнтези.

Иногда Вячеслава Лушникова тянет иллюстрировать русские народные сказки. Аура Новой Жизни вполне сказочная – лоси, кабаны и косули порой ходят прямо по улицам.

Когда журналисты РИА «Воронеж» зашли в дом к Лушниковым, Вячеслав отбивал косу.

– Хотя скотины и птицы у нас нет, косить траву вокруг дома приходится постоянно, – заметил он. – Иначе она выше моего роста вымахает. Но лет через 15, думаю, косить ее некому будет – стариков в поселке не останется, и забудут люди про нашу Новую Жизнь.

Важные люди в Новой Жизни – семья Спицыных. Алексею 65 лет, Ирине – 57, у них двое детей и трое внуков, но все они живут в городе, а супруги остались в глубинке и покидать ее не собираются.

Поселок держится на них во многом потому, что Алексей – обладатель старенького (30-летнего) колесного трактора ЮМЗ, которым зимой иногда чистит дорогу.

В день приезда в Новую Жизнь корреспондентов РИА «Воронеж» Алексей зарезал своего последнего барана.

– Мы оставили птиц, коз, поросят, а с баранами решили завязать – надоели. И так хозяйство большое у нас, – пояснила Ирина.

У Спицыных большой виноградник, где Алексей разводит новые сорта, несколько породистых голубей, немаленькая пасека, сад с огородом. В доме есть газ, и супруги живут ничуть не хуже, чем могли бы жить в городе.

– Главное наше общее достояние – поселковый пруд, издавна называемый Сталинским, – поведал Алексей. – Мы уже несколько лет ежегодно собираем с окрестных мужиков небольшие суммы, покупаем малька, запускаем его туда. Охраняем от всяких залетных браконьеров с электроудочками – в общем, бережем здешнюю природу как можем. Уезжать никуда не планируем, встретим с женой здесь старость, так что стараемся сделать нашу жизнь максимально комфортной.

Во дворе Спицыных стоит раритет – «Волга» 1961 года выпуска, которую хозяин купил несколько лет назад и собирался восстановить.

– Всегда мечтал иметь такую машину в гараже, но возникли проблемы с регистрацией автомобиля, и я оставил эти планы, – сообщил Алексей.

Три года назад у Спицыных появился сосед – 65-летний Владимир Пашков. Его родители дружили с родителями Ирины, потому супруги и пригласили в Новую Жизнь одинокого уроженца Грибановки. Владимир долгие годы работал дальнобойщиком в Москве.

Потом он вернулся в райцентр, но в своем пустом доме жить не захотел, а решил перебраться туда, где потише.

– Я купил тут дом. Хозяйством пока не обзавелся – помогаю Лешке и Ирине на их огороде, а они нагружают мне овощей, сколько надо. Хорошо, что на старости лет нашлось такое тихое местечко. В Грибановке были бы друзья, приятели, пьянки-гулянки. А тут, в Новой Жизни, и тихо, и природа хорошая, и прудов в округе навалом – я сам заядлый рыбак! – радуется Владимир Пашков.

Дома у Владимира живет с десяток кошек всех мастей. Особенно выделяется манул Ася – «супруга» британца Спицыных, Барсика. Недавно у них появился котенок с голубоватой шерсткой, которого хозяин опекает как ребенка.

– У нас тут население, конечно, сокращается, – констатировал Владимир. – Но я же приехал, хотя родом не отсюда. Может быть, кто-то еще подтянется, чтоб наш поселок еще подержался несколько лет. Домов-то тут навалом. Может, тогда и наступит новая жизнь для Новой Жизни.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: