31 Мая 2020

воскресенье, 00:21

$

70.75

78.55

Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Бирючий

, Грибановский р-н, текст — , фото — Андрей Архипов
  • 17367
Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Бирючий Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Бирючий Почему старейший житель умирающего поселка хранит дома крест для своей могилы.

Почему старейший житель умирающего поселка хранит дома крест для своей могилы.

РИА «Воронеж» продолжает рассказывать о последних жителях умирающих хуторов и деревень региона. Журналистов интересует, останутся эти населенные пункты на карте через 10-15 лет или исчезнут вместе со своими последними жителями. Очередной выпуск спецпроекта о поселке Бирючий Грибановского района, где постоянно живут восемь человек.

Бирючий территориально относится к Калиновскому сельскому поселению и находится примерно в 1,5 км от его центра – села Калиново. Чтобы преодолеть это расстояние, надо пересечь федеральную трассу Курск – Саратов. Буквально в 200 м от нее на двух улицах – Дорожной и Запрудной – стоят дома поселка.

Историю своей малой родины лучше других знает сотрудник администрации Калиновского сельского поселения Ольга Горемыкина. Она родилась в Бирючьем, долгие годы прожила в Воронеже, а несколько лет назад вернулась на родину, чтобы помогать своей матери – 80-летней Александре Кузьминичне.

– Бирючий был основан в 1923 году переселенцами из Верхнего Карачана, – рассказала Ольга Горемыкина. – Название поселка было связано с его отдельным местоположением – он был расположен вдоль длинного оврага, и других населенных пунктов рядом не было. Бирючий – от слова «бирюк», которое означает «одиночка», «отшельник». В Бирючьем в 1970-х годах была начальная школа, магазин, сельсовет, который позже переехал через трассу в село Калиново. В конце прошлого века в поселке было около 50 домов и примерно 150 жителей, а когда в 2001 году развалился здешний колхоз «Калиновский», люди массово начали уезжать.

Самая молодая постоянная жительница Бирючьего – 57-летняя Надежда Поздеева. Она соцработник и обходит жителей поселка, прибирает у них в домах, приносит им заказанные продукты, хотя автолавка приезжает в Бирючий дважды в неделю.

Надежда Поздеева живет вдвоем с супругом – 59-летним Николаем, заядлым рыбаком. В день приезда журналистов РИА «Воронеж» он как раз собрался на подледный лов на один из соседних прудов.

– Николай – мой второй муж, живем с ним с 1992 года, а первый – Александр – погиб, перевернулся на тракторе. Общих детей с Колей у нас нет, от первого брака у меня две дочки и четверо внуков. В Бирючьем сегодня я самая молодая, а подопечных у меня как у соцработника – 11 стариков из соседних сел. Наш поселок медленно умирает, еще в конце ХХ века тут жило около сотни человек, а теперь одни деды с бабками остались.

Еще недавно Поздеевы держали коз, Надежда при помощи старой прялки, доставшейся ей в наследство от бабушки, вязала платки. Теперь коз нет, а вязать хозяйка продолжает, используя запасенную ранее шерсть.

Старейший житель Бирючьего, 87-летний Василий Леньшин, – местная достопримечательность. Во-первых, он главный покупатель автолавки с продуктами, которая приезжает раз в неделю и останавливается около бывшего поселкового магазина. Особенно дед любит пирожки с творогом и капустой. А еще он сам себе готовит наваристые борщи. Во-вторых, Василий Иванович – лучший плотник в округе. Лет 15 назад он сам сколотил дубовый крест на свою будущую могилу. Крест вышел высотой 280 см и весом под 100 кг.

– Когда помру, не хочу, чтоб чьи-то кривые руки сделали мне на погост какой-нибудь корявый, плохо оструганный крестик, – рассудил Василий Леньшин. – Сам себе я сварганил его на совесть! Вот стоит уже в сенях сколько лет, ждет своего часа. Я и гроб сколотил себе лет 10 назад, да только кто-то из соседей помер, я его и отдал, а за новый – для себя – никак не возьмусь!

Вторая жена деда, Пелагея, умерла в 2002 году, дети в Новосибирске и редко приезжают к старику, зато часто навещает внук, живущий в нескольких километрах. Соседка Надежда Поздеева присматривает за дедом.

В домашнем альбоме Василия Леньшина масса качественных черно-белых снимков. Есть даже фотографии с похорон односельчан – его близких и дальних родственников. В 70-80-е годы прошлого века из соседнего с Бирючьим Среднего Карачана на здешние похороны всегда приезжал один и тот же фотограф.

На ногах Василия Леньшина старые валенки, которые он носит с 1995 года. Он постоянно прикручивает проволокой калоши, чтобы в слякоть не мочить ноги.

В день визита корреспондентов РИА «Воронеж» в Бирючий приехала автолавка.

– Мы ездим по окрестным селам из Листопадовки, – рассказала продавец Татьяна Слезова. – Обычно покупатели звонят нам и заказывают, что им привезти, но хлеб, сахар с солью, колбаса, рыба в нашем ассортименте есть всегда.

У автолавки Василий Леньшин встретил соседа, 79-летнего Владимира Руслякова, и после покупок тот пригласил журналистов к себе домой.

Супруга Владимира Руслякова Нина Павловна умерла 14 лет назад, и к нему переехала из Борисоглебска дочь Любовь. Она лишь изредка мотается в город, а большую часть времени проводит в деревенском доме, где прошло ее детство.

– Через 10 лет наш поселок сгинет, – уверен хозяин. – Конечно, летом сюда приезжают дачники, зато осенью-зимой тут глухомань. Хорошо, конечно, что рядом трасса проходит – вышел на нее и на автобусе можно уехать куда захочешь. Только и развлечений у меня – проведать своих «невест» – старушек-соседок. Встретимся, чайку попьем, и день, считай, прошел.

Сын 84-летней Зои Гущиной, 62-летний Сергей, приехал проведать мать в Бирючий из Архангельска, где живет с 1978 года. Сергей 39 лет был старшим механиком на судах торгового флота, сейчас он пенсионер и иногда на зиму приезжает на свою малую родину.

– У меня сын, дочь и пять внучат, – с гордостью заметила Зоя Григорьевна. – Сын уедет к себе на север – дочь с юга, а она живет в Ростовской области, сменит его, поживет со мной. Здесь хорошо, тихо, автолавка приезжает, соцработник Надежда приходит. Летом, конечно, повеселей – дачников много приезжает.

Сотрудник администрации Калиновского сельского поселения Ольга Горемыкина вместе с матерью Александрой Кузьминичной водят пчел. Этим раньше занимался отец Ольги Николай Дмитриевич, но его не стало.

Александра Кузьминична с улыбкой вспомнила, как провела своей 70-летие (сейчас ей 80) на шестиметровой высоте: полезла на дерево, чтобы снять с него рой пчел, и еле спустилась оттуда.

– Кроме пчел у нас живности полно – четыре курицы и петух, а еще несколько собак и шесть кошек – Маша, Рыжик, Персик, Багира, Масяня и Орловский. Каждое лето мы с дочкой набираем боярышник с шиповником, растущие неподалеку, и всю зиму гоняем чаи на травах.

Ольга Горемыкина – заядлая кошатница, покупает своим питомцам дорогой корм. Во время кормежки коты отталкивают друга и жадно уплетают пищу.

В архиве Горемыкиных есть редкое фото – прадеда Ольги Матвея Горемыкина, одного из первых переселенцев в эти места из Верхнего Карачана и фактического основателя Бирючего. Бородатый старик прямо смотрит в объектив фотоаппарата.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: