25 Мая 2019

суббота, 10:17

$

64.49

71.84

Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Бирючий

, Грибановский р-н, текст — Леонид Шифрин, фото — Андрей Архипов
  • 16090
Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Бирючий

Почему старейший житель умирающего поселка хранит дома крест для своей могилы.

РИА «Воронеж» продолжает рассказывать о последних жителях умирающих хуторов и деревень региона. Журналистов интересует, останутся эти населенные пункты на карте через 10-15 лет или исчезнут вместе со своими последними жителями. Очередной выпуск спецпроекта о поселке Бирючий Грибановского района, где постоянно живут восемь человек.

Бирючий территориально относится к Калиновскому сельскому поселению и находится примерно в 1,5 км от его центра – села Калиново. Чтобы преодолеть это расстояние, надо пересечь федеральную трассу Курск – Саратов. Буквально в 200 м от нее на двух улицах – Дорожной и Запрудной – стоят дома поселка.

Историю своей малой родины лучше других знает сотрудник администрации Калиновского сельского поселения Ольга Горемыкина. Она родилась в Бирючьем, долгие годы прожила в Воронеже, а несколько лет назад вернулась на родину, чтобы помогать своей матери – 80-летней Александре Кузьминичне.

– Бирючий был основан в 1923 году переселенцами из Верхнего Карачана, – рассказала Ольга Горемыкина. – Название поселка было связано с его отдельным местоположением – он был расположен вдоль длинного оврага, и других населенных пунктов рядом не было. Бирючий – от слова «бирюк», которое означает «одиночка», «отшельник». В Бирючьем в 1970-х годах была начальная школа, магазин, сельсовет, который позже переехал через трассу в село Калиново. В конце прошлого века в поселке было около 50 домов и примерно 150 жителей, а когда в 2001 году развалился здешний колхоз «Калиновский», люди массово начали уезжать.

Самая молодая постоянная жительница Бирючьего – 57-летняя Надежда Поздеева. Она соцработник и обходит жителей поселка, прибирает у них в домах, приносит им заказанные продукты, хотя автолавка приезжает в Бирючий дважды в неделю.

Надежда Поздеева живет вдвоем с супругом – 59-летним Николаем, заядлым рыбаком. В день приезда журналистов РИА «Воронеж» он как раз собрался на подледный лов на один из соседних прудов.

– Николай – мой второй муж, живем с ним с 1992 года, а первый – Александр – погиб, перевернулся на тракторе. Общих детей с Колей у нас нет, от первого брака у меня две дочки и четверо внуков. В Бирючьем сегодня я самая молодая, а подопечных у меня как у соцработника – 11 стариков из соседних сел. Наш поселок медленно умирает, еще в конце ХХ века тут жило около сотни человек, а теперь одни деды с бабками остались.

Еще недавно Поздеевы держали коз, Надежда при помощи старой прялки, доставшейся ей в наследство от бабушки, вязала платки. Теперь коз нет, а вязать хозяйка продолжает, используя запасенную ранее шерсть.

Старейший житель Бирючьего, 87-летний Василий Леньшин, – местная достопримечательность. Во-первых, он главный покупатель автолавки с продуктами, которая приезжает раз в неделю и останавливается около бывшего поселкового магазина. Особенно дед любит пирожки с творогом и капустой. А еще он сам себе готовит наваристые борщи. Во-вторых, Василий Иванович – лучший плотник в округе. Лет 15 назад он сам сколотил дубовый крест на свою будущую могилу. Крест вышел высотой 280 см и весом под 100 кг.

– Когда помру, не хочу, чтоб чьи-то кривые руки сделали мне на погост какой-нибудь корявый, плохо оструганный крестик, – рассудил Василий Леньшин. – Сам себе я сварганил его на совесть! Вот стоит уже в сенях сколько лет, ждет своего часа. Я и гроб сколотил себе лет 10 назад, да только кто-то из соседей помер, я его и отдал, а за новый – для себя – никак не возьмусь!

Вторая жена деда, Пелагея, умерла в 2002 году, дети в Новосибирске и редко приезжают к старику, зато часто навещает внук, живущий в нескольких километрах. Соседка Надежда Поздеева присматривает за дедом.

В домашнем альбоме Василия Леньшина масса качественных черно-белых снимков. Есть даже фотографии с похорон односельчан – его близких и дальних родственников. В 70-80-е годы прошлого века из соседнего с Бирючьим Среднего Карачана на здешние похороны всегда приезжал один и тот же фотограф.

На ногах Василия Леньшина старые валенки, которые он носит с 1995 года. Он постоянно прикручивает проволокой калоши, чтобы в слякоть не мочить ноги.

В день визита корреспондентов РИА «Воронеж» в Бирючий приехала автолавка.

– Мы ездим по окрестным селам из Листопадовки, – рассказала продавец Татьяна Слезова. – Обычно покупатели звонят нам и заказывают, что им привезти, но хлеб, сахар с солью, колбаса, рыба в нашем ассортименте есть всегда.

У автолавки Василий Леньшин встретил соседа, 79-летнего Владимира Руслякова, и после покупок тот пригласил журналистов к себе домой.

Супруга Владимира Руслякова Нина Павловна умерла 14 лет назад, и к нему переехала из Борисоглебска дочь Любовь. Она лишь изредка мотается в город, а большую часть времени проводит в деревенском доме, где прошло ее детство.

– Через 10 лет наш поселок сгинет, – уверен хозяин. – Конечно, летом сюда приезжают дачники, зато осенью-зимой тут глухомань. Хорошо, конечно, что рядом трасса проходит – вышел на нее и на автобусе можно уехать куда захочешь. Только и развлечений у меня – проведать своих «невест» – старушек-соседок. Встретимся, чайку попьем, и день, считай, прошел.

Сын 84-летней Зои Гущиной, 62-летний Сергей, приехал проведать мать в Бирючий из Архангельска, где живет с 1978 года. Сергей 39 лет был старшим механиком на судах торгового флота, сейчас он пенсионер и иногда на зиму приезжает на свою малую родину.

– У меня сын, дочь и пять внучат, – с гордостью заметила Зоя Григорьевна. – Сын уедет к себе на север – дочь с юга, а она живет в Ростовской области, сменит его, поживет со мной. Здесь хорошо, тихо, автолавка приезжает, соцработник Надежда приходит. Летом, конечно, повеселей – дачников много приезжает.

Сотрудник администрации Калиновского сельского поселения Ольга Горемыкина вместе с матерью Александрой Кузьминичной водят пчел. Этим раньше занимался отец Ольги Николай Дмитриевич, но его не стало.

Александра Кузьминична с улыбкой вспомнила, как провела своей 70-летие (сейчас ей 80) на шестиметровой высоте: полезла на дерево, чтобы снять с него рой пчел, и еле спустилась оттуда.

– Кроме пчел у нас живности полно – четыре курицы и петух, а еще несколько собак и шесть кошек – Маша, Рыжик, Персик, Багира, Масяня и Орловский. Каждое лето мы с дочкой набираем боярышник с шиповником, растущие неподалеку, и всю зиму гоняем чаи на травах.

Ольга Горемыкина – заядлая кошатница, покупает своим питомцам дорогой корм. Во время кормежки коты отталкивают друга и жадно уплетают пищу.

В архиве Горемыкиных есть редкое фото – прадеда Ольги Матвея Горемыкина, одного из первых переселенцев в эти места из Верхнего Карачана и фактического основателя Бирючего. Бородатый старик прямо смотрит в объектив фотоаппарата.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Больше интересного в вашей ленте
Читайте РИА Воронеж в Дзене

Главное на сайте

Вход
Используйте аккаунты соцсетей
Регистрация
Используйте аккаунты соцсетей
CAPTCHA
Не помню пароль :(
Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: