Трехпалубный корабль с развевающимися парусами и грозными пушками, пираты, гладиаторы, флибустьеры и палачи, пиротехника и визуальные спецэффекты – подобного концертного шоу Воронеж еще не видел. Группа «Ария» впервые в своей истории замахнулась на театрализованное представление мирового масштаба: только техническая составляющая оценивается примерно в 500 тыс. евро. Амбициозный проект «Гость из царства теней» музыканты представят в Event-Hall сити-парка «Град» в понедельник, 13 июня. В эксклюзивном интервью РИА «Воронеж» режиссер постановки Юрий Соколов и фронтмен «Арии» Михаил Житняков рассказали о том, как создавалось одно из самых дорогих шоу в России.

Изначально программа «Гость из царства теней» задумывалась как одноразовая. Ее придумали и показали в 2019 году в Москве на «ВТБ Арене» по случаю презентации крайнего альбома группы «Проклятье морей». Воплотил сценическое решение давний друг «Арии» режиссер Юрий Соколов. Имя этого постановщика хорошо известно многим отечественным артистам, он работал на крупнейших рок-фестивалях «НАШЕствие» и «Максидром».

– Это шоу появилось по инициативе не только группы, но и сообщества российских компаний, занимающихся созданием и проектированием технических систем для концертных программ. Я хотел показать, что и наш шоу-бизнес может выдавать качественный продукт. Мало кто знает, но сегодняшние технические возможности многих отечественных компаний даже превосходят самые смелые фантазии режиссеров. Мы давно научились проектировать сложнейшие сценические конструкции, но почему-то их не заказывают. И тогда я бросил клич в техническое сообщество: «Ребята, давайте покажем, что мы можем!» Это был своеобразный вызов. Все компании согласились участвовать практически на голом энтузиазме – аппараты, системы, конструкции нам предоставили по себестоимости, мы оплатили только некоторые материалы и минимальные зарплаты специалистам. Так что с коммерческой точки зрения говорить об окупаемости и прибыльности этого шоу вообще невозможно. Навскидку оно стоит около 500 тыс. евро, – без ложной скромности заявил Юрий Соколов.

Креативная группа трудилась над разработкой проекта четыре месяца, оформлением сценического пространства и прорисовкой декораций занимались одновременно пять художников. Еще три месяца ушло на изготовление конструкций. Самую впечатляющую систему – полетную ферму (на ней Михаил Житняков парит над головами зрителей и делает в воздухе акробатические кульбиты) – по эскизам российских разработчиков сделали в Голландии. Кстати, позже эту ферму арендовала для своего ледового шоу фигуристка Татьяна Навка. Почти все декорации были напечатаны на 3D-принтере, включая корабельные пушки и череп Жорика в алой бандане. Почти 20 лет придуманный знаменитым российским художником Лео Хао символ группы «Ария» Жорик – существо, напоминающее химеру, – существовал только на обложках пластинок коллектива. Благодаря шоу огненный монстр оброс косточками и стал «обаятельным» черепом и одним из полноправных участников «Гостя из царства теней».

Основой программы послужил альбом «Проклятье морей», а заглавной песней – пиратская о «Летучем голландце». Юрий Соколов признался, что с удовольствием фантазировал на морскую тематику, ведь его любимый фильм, просмотренный не один десяток раз, – «Пираты Карибского моря». Отсюда, к слову, родилась идея нарисовать для промоизображений всех участников «Арии» в образах а-ля Джек Воробей.

По словам режиссера, не все его «гениальные» идеи группа приняла с восторгом и сразу. Споров было много – рокерский стиль и образ жизни участников коллектива несопоставимы с правилами концертных программ, по которым живет весь шоу-бизнес.

– Я только тем и занимаюсь, что все время спорю с «Арийцами», это самая большая проблема и то, на что я трачу больше всего сил. Мы все творческие люди, и у каждого своя правда. Любой истинный рокер рожден жить и мыслить в своих рамках. А здесь им приходится подчиняться задумке режиссера. Конечно, они бунтуют. Они привыкли в своих концертах отталкиваться от музыки, а я, работая над шоу, больше фантазировал на тему их песен и текстов Маргариты Пушкиной. Они этого напрочь не понимали – ругались, обижались, конфликтовали, – рассказал он.

Юрий Соколов отметил, что сложнее всего оказалось переодеть заядлых рокеров в приличные сценические костюмы.

– Они мне так и сказали: «Не будем мы рядиться как клоуны!» Они ж привыкли в одних кожаных штанах и дырявых майках 20 лет по сцене скакать, а тут им режиссер камзолы велит надеть. Я пошел на хитрость. Первым начал «обрабатывать» Мишу – он самый молодой и еще не такой борзый. Заставил его летать, кувыркаться в воздухе – у него выбора-то особого не было. А остальных позвал на репетицию, уже когда Миша уверенно летал – такой красивый, во френче, с пиратской саблей. Когда они его увидели, обалдели. И стали по очереди подходить ко мне и спрашивать: «А какой у меня будет образ?» Еще неделю назад они ничего не хотели слышать про костюмы, а теперь заинтересовались. Не скажу, что они прямо полюбили костюмы – все-таки это против шерсти рокера, но хотя бы держат нейтралитет, что уже хорошо.

Вокалист Михаил Житняков подтвердил: любимая поношенная майка, конечно, милее его рокерскому телу. Но чего не сделаешь ради восторженных глаз поклонников.

– Для меня самое сложное в этом шоу – уложиться в тайминг при смене образа. У нас на каждую песню меняются костюмы: то ты пират, то гладиатор, то Чингисхан, а все паузы рассчитаны буквально по секундам. Костюмы по сложности надевания разные. Пожалуй, самый неудобный – костюм химзащиты на песню «Убить дракона», там еще надо напялить на себя противогаз. Еще не очень комфортный костюм пирата с «Проклятья морей» – он многослойный. Я начинаю облачаться в него еще за кулисами и продолжаю в процессе песни. Конечно, при изготовлении одежды костюмеры старались учитывать наш подвижный стиль работы на сцене и сделали костюмы легкими, не сковывающими движения. Даже мой многослойный кафтан пирата легкий, но не очень продувается. После концерта можно хоть выжимать. Это шоу для меня – лучше всяких спортзалов и диет. Точно в килограммах не скажу, но визуально в зеркале теперь на меня смотрит постройневший юноша, – поделился фронтмен.

– Михаил, а как вы открыли в себе акробатические способности?

– В этой группе все происходит на слабо. Полетишь? Ну, полечу. Крутанешься в воздухе? Ну, крутанусь. Максимальная высота, на которой я летал в шоу, – 18 м, это было как раз на презентации в «ВТБ Арене». А вообще страшно подниматься даже на 3 м, но после них уже неважно – 5 или 25. До этого шоу я думал, что боюсь высоты. Оказалось, что это не самое страшное, что может произойти в гастрольной жизни артиста. Ужаснее только переодевание в сценические костюмы. (Смеется.)

– Есть ли разница между пением на земле и в воздухе? Тренировали ли вы специально связки?

– Разница, конечно, есть. Когда ты поешь на сцене, у тебя есть точка опоры, от которой как бы выходит голос. А в воздухе этой точки опоры не хватает, непонятно, как придать связкам силу. К этому надо просто привыкнуть. Специальных уроков по вокалу я не брал, все пришло опытным путем.

– Ваши дочки видели, как папа летает? Не просились тоже покувыркаться в воздухе?

– Они еще слишком малы для этого, хотя старшая дочь Соня уже проявляет неподдельный интерес к концертам. Пока вживую она меня на сцене не видела, но, думаю, пора показать. Ей седьмой год, а на наших концертах и помладше дети бывают. Дочка знает песни «Арии», недавно видел, как она колбасилась под «Битву». Это абсолютно не девчачья песня, а крепкий боевичок, но она у меня вообще такой бойкий ребенок.

– Насколько версия шоу в Воронеже будет отличаться от оригинальной московской постановки?

– Смею заверить наших воронежских зрителей: это будет стопроцентный «Гость из царства теней» – в той же оригинальной сценографии, декорациях, костюмах, что мы показывали в Москве. Отличие лишь в том, что это настолько технологически сложная история, что в туровой версии нам приходится подстраиваться под каждый зал. Мы демонтируем здесь сцену, установим свой свет, свою дорогу, экраны – оборудование и реквизит доставят восемь 40-тонных фур. Размах шоу сохранится – зрители будут внутри действа, они буквально кожей прочувствуют, как корабль врезается в зал. Возить эту историю по стране, конечно, сложно: везде разные площадки, потолки, размеры и высота сцены. Поэтому мы приезжаем на площадку заранее, чтобы выявить все подводные камни. Песен будет около 20, в каждом городе мы готовим какой-нибудь сюрприз – приглашаем специальных гостей, или добавляем новую песню, или посвящаем городу конкретную вещь. Нисколько не слукавлю, если скажу, что порой сет-лист мы узнаем за день до концерта. Понятно, что все эти песни мы помним, знаем, но их последовательность иногда не ведаем до последнего.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Читайте наши новости в Telegram, «ВКонтакте» и «Одноклассниках».