Вечером 29 июня в прямом эфире радио Эхо Москвы прозвучала авторская программа Юлии Латыниной. Большая часть передачи была посвящена конфликту по поводу разведки медноникелевых месторождений в Новохоперском районе. 

Журналистка сделала несколько громких заявлений. Начала она с момента победы УГМК в конкурсе на разработку руды: 

- Как только Норникель проигрывает этот конкурс, УГМК не может подписать в течение полугода в Москве договор с правительством. Видимо, как раз из-за противодействия Норникеля. А в области начинается вот это самое экологическое движение и возглавляет его Константин Рубахин. Этот человек – пиарщик. 

Юлия Латынина также высказывается о погроме в лагере геологов, произошедшем 22 июня:
- Я хочу сказать моим коллегам-журналистам, я хочу сказать интеллигентным людям и либералам, что это не имеет никакого отношения к... Как бы это сказать? Не к народным протестам. Там 100% был народный протест, но это был погром. Это были озверевшие люмпены. Более того, это была хорошо организованная группа людей, которая под прикрытием толпы люмпенов, жгла вышки,  
Юлия Латынина.
Журналистка пообещала, что уже в пятницу в «Новой газете» выйдет ее статья, «капитальная история» о борьбе на фоне никеля. 

Говорила Юлия Латынина и по поводу камней, которые антиникелевцы бросали за ограждение лагеря геологов 13 мая:

- Рубахин объясняет мне, что, конечно, это геологи кидали камни. Так уж получается, что у нас очень много приехало журналистов в это место, потому что суперважное событие, не каждый день в России встречаются народные бунты. И вот я сижу с корреспондентом ВГТРК, я говорю: «Константин, понимаете, мы только что были на месте, где все это происходило, и мы видели, что то место, откуда брали кирпичи, находится за забором. Там стояла толпа». И Рубахин так, не моргнув, говорит: «А вы знаете, они заранее кирпичи себе притащили и закидывали мирных экологов». И, конечно, этот корреспондент ВГТРК пожимает плечами и говорит: «Да. Вот, главное такие вещи произносит с уверенным видом». 

Далее журналистка делает серьезное заявление о том, что у толпы было предписание, вынесенное местной полицией, снести забор.
- Я туда утром приезжаю, иду бегать. Места, действительно, совершенно потрясающие, очень красивые. Другое дело, что, конечно, никакой турист туда не поедет, потому что турист поедет в горы и на море. Да и, собственно, там некому обслуживать туриста – там люмпенизированное население. И вот я встречаю в этих замечательных местах первую представительницу этого населения. Я спрашиваю, а чем она считает вреден никель? И она отвечает, что никель радиоактивен. А я спрашиваю, как же она тогда пользуется деньгами? Ну, потому что, вот, монетки никелем покрыты. Я там забыла спросить, как она пользуется посудой. И вот, как вы думаете, что она отвечает? А у дамы там половины зубов нету, фингал под глазом. Надо сказать, встают там рано, но фингал под глазом. И она отвечает: «А мы деньгами-то, почитай, не пользуемся». Этот ответ, конечно, меня убил, потому что я бегу дальше. Я встречаю 80-летнего человека, который удит рыбу. Я его спрашиваю, чем он считает вреден никель? Он говорит: «Он заразен». Я его спрашиваю:" А как же вот будут рабочие места создаваться? Вот у вас тут работы нету". Он отвечает: «А я на пенсии – мне не нужно»,  
Юлия Латынина.
Затем радиоведущая сообщает, что действительно 100% людей, с которыми она говорила, были против никеля:  

- Но я чувствовала себя, знаете, этнографом, собирающим диссертацию на тему: «Мифологические представления туземцев Прихоперья о борьбе светлого бога Чернозема с хтоническим божеством Никелем», потому что ответы были фантастические: «Он заразен», «Он радиоактивен», «Вы что, шпионка?», «Мы все тут вымрем». Мне долгое время казалось, что чемпионом по этим ответам будет сотрудница дома для психов, которая в деревне Алферовка мне разъяснила, что когда пробурят здесь шахту, то изменится земная ось, и начнутся землетрясения. Но я потом побывала на митинге, где услышала, что уже от разведочного бурения радиация погубила в этом году помидоры. После чего я поняла, что абсолютно бесполезно что-нибудь объяснять этим людям.

По словам ведущей, отныне все, что будет происходить в Новохоперском районе, будет списываться на деятельность «злого хтонического божества по имени Никель».

- И я услышала, что район разоряли в течение последних 20-ти не то 10-ти лет специально, чтобы продать этим нехорошим людям, - сказала радиоведущая.

Высказалась журналистка и о местном казачестве: 

- Когда я встречалась с казаками, с которыми было более или менее возможно говорить, потому что это были не бабы... Самое страшное – это было сборище баб, это был вообще полный вынос мозга. Вот я там встречаюсь с людьми 10-тью и пытаюсь выяснить, кто из них чем занимается. И выясняется, что ни один из них не работает. 

Также Юлия Латынина уже второй раз намекает на заинтересованность Норильского Никеля в беспорядках:  

- Норильскому Никелю ведь не обязательно выиграть этот конкурс. Норильскому Никелю достаточно сделать так, чтобы это месторождение не разрабатывалось, и тогда… 

Очень любопытно журналистка охарактеризовала и лидера антиникелевого протеста Константина Рубахина:
- Одна из причин, конечно, по которой УГМК никогда не будет покупать Рубахина, а он не будет продаваться, потому что у него есть статус пророка, который не подлежит монетизации. Там с этим статусом пророка он – очень талантливый пиарщик: безусловно, сделать такое – ну, это я просто снимаю шляпу. У нас 90% всех этих вот московских пиарщиков считает, что поле деятельности – это интернет. Идти в народ и сделать такое – ну, это... Браво!
Юлия Латынина.
Далее Латынина делится тем, что во время посещения Новохоперского района ее поразила кабинка уличного туалета.
- Во дворе атамана Житенева я увидела сортир. Это превосходило все виданное мною в прежней жизни и являлось таким основным наглядным воплощением основного мифа Прихоперья. Вот этот сортир (прошу прощения за подробности) был засран справа, слева, сзади и на подставочке. Более того, у него дверь открылась и все это сооружение покосилось, и она уперлась в землю так, что она пребывала в открытом состоянии, а сдвинуть ее с места было невозможно, потому что все бы сооружение рухнуло. И вот атаман Житенев, который борется против никеля, не понимает, что главная экологическая катастрофа в виде этого самого сортира имеет место прямо на его заднем дворе, что самая страшная экологическая катастрофа – это нищета,
Юлия Латынина.
×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter