Гравюры члена Союза художников СССР Ирины Гончаровой выставлены в Государственном Русском музее в Санкт-Петербурге и в художественном музее имени Пушкина в Москве. Она является актрисой театра-студии художественного слова «Собеседник» в Москве. И одновременно со всем этим живет в небольшом домике в маленьком поселке на берегу Елани. «Сюда меня вернула судьба», - улыбается художница.

Она родилась в большой семье. Отец был кадровым военным, служил начальником погранзаставы в Маньчжурии. А мать работала на заводе электриком. Отец воевал, у него было 12 ранений. После войны они приехали в поселок Елань-Коленовский и связали жизнь с сахарным заводом.

- Мама рожала семь раз. Выжили пять девочек и мальчик. Много внимания детям уделяла бабушка. Она научила нас шить, вышивать, готовить, - говорит Ирина Гончарова. - В семье очень любили музыку, обожали читать вслух. Папа читал нам Чехова, Гоголя, Достоевского, любил Маяковского. Сестры и брат получили хорошее образование. Ольга работала в Министерстве связи, Элеонора – заслуженный агроном России, кандидат наук; Зинаида – врач, Наталья – педагог. Сергей – строитель, к сожалению, его уже нет. 

А меня с детства привлекал богемный мир. Мне хотелось общаться с творческими людьми: художниками, писателями, музыкантами, - чтобы понять, как человек создает то, что заставляет других испытывать сильнейшие душевные переживания. И я уехала из Новохоперского района в поисках такой жизни. Закончила сначала библиотечный техникум, потом художественное училище имени Мухиной в Санкт-Петербурге.

Ирина работала художником-иллюстратором в издательствах «Просвещение», «Художественная литература», «Советский писатель». Проиллюстрировала более 30 книг как русских, так и зарубежных авторов. Вышла замуж за известного художника и на много лет погрузилась в тот самый богемный мир, о котором мечтала. Достаточно сказать, что в гости к мужу приходили такие люди как Андрей Вознесенский и Евгений Евтушенко.

Ее муж, Луис Ортега, был академиком искусства Флорентийской Академии Искусств, академиком философии США. «Дон Луис - один из трех гениальных испанцев, достигших вершины в искусстве гравирования, в одном ряду с Гойя и Пикассо», - так характеризовал его творчество академик Ксавьер де Салас, президент патроната Музея Прадо. Луис Ортега – выдвигался на соискание Нобелевской премии. Его произведения выставлялись в одном зале с Пикассо, Матиссом и Дали. Его работы признаны крупнейшими мировыми экспертами, находятся в 109 музеях и в 300 частных коллекциях 30 стран, экспонируются в крупнейших музеях Москвы и Санкт-Петербурга, хранятся в библиотеке Конгресса США и в Ватикане.

- Муж не хотел детей, - сожалеет Ирина. - Говорил, что его картины, стихи - это его дети. Я помогала ему. Сама много работала, освоила все техники графики, мои гравюры покупали музеи, частные коллекции. А в 1989 году мы с мужем отправились в Америку. В Нью-Йорке, на Манхэттене, у него была большая выставка. В ней принимали участие и мои работы. В США мы прожили пять лет. Там в православном храме я крестилась.

Ирина признается, что никогда ей не хотелось остаться в Америке.

- На Манхэттене из-за небоскребов не видно неба, а у американцев нет корней, - говорит она. - Там очень распространены дома на колесах. Люди переезжают с места на места в поисках работы и приятной жизни. Они живут по другим правилам. Каждый сам за себя. Даже детям родители если и помогают, то только «в долг». К сожалению, сейчас многое проникло и в Россию – жить «в кредит», ставить во главу угла только деньги.

Из положительных впечатлений ей запомнились мирные демонстрации женщин, которые несли плакаты «Долой секс и насилие на телевидении, не калечьте психику наших детей». Они называли Голливуд «Хэлливуд», что значит адова роща. Нравилось и то, что люди там умеют бороться за свои права.

- Но в любом случае это чужая страна, - говорит художница. - Помню, встретила там как-то русского дедушку. Дети уговорили его продать квартиру и переехать к ним в Америку. «Старый дурак» повторял он, а из глаз катились слезы. Когда я приехала в родной поселок после Америки, я копала землю весной и плакала.

А потом Ирина и Луис расстались. У Ирины заболела мама, и она переехала в поселок Елань-Коленовский насовсем. Здесь встретила человека, с которым, по ее признанию, очень счастлива. Изредка ездит в Москву, выступает там в театре художественного слова.

Всю жизнь Ирина занималась гравюрой. А сейчас ее увлекла живопись.

- У меня много гравюр, посвященных Санкт-Петербургу, Москве, на какие-то философские темы, - говорит художница. - Но сейчас я в основном пишу виды родного поселка. И их я хочу изображать только в красках. Здесь особые цвета, особые запахи, такая неброская, но истинная красота. Истинная для сердца, которое начало биться именно здесь.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter