Алине Туркиной и ее матери не повезло: они заболели в самый разгар второй волны коронавируса, когда с полок аптек пропали все противовирусные лекарства и антибиотики. О том, как они справлялись в поистине спартанских условиях, она рассказала корреспонденту РИА «Воронеж».  

– Первую волну мы с мамой проскочили чудом, понимаю, что шансов не заразиться у нас не было: мы не прекращали работать, наша деятельность связана с людьми, а рекомендации по ношению тех же масок выполняют далеко не все. Мы заболели в конце октября. Первая – мама. Уйма вариантов, где она могла заразиться: на работе, в маршрутке, в магазине. Где-то вне дома.

Ей стало плохо, я была с ней два дня, на третью ночь дома стало плохо мне. Сначала я долго не могла уснуть, потом это непонятное состояние перешло в физическое недомогание: у меня заложило нос, заболела голова, поднялась небольшая температура. Симптомы – полный набор любого гриппа или простуды: слабость, ломота, отсутствие аппетита. Утром я пошла искать градусник и антибиотики, походила несколько часов по аптекам, чем, я думаю, еще и усугубила свое положение. Вернувшись к маме, измерила температуру – она была уже выше 38. А мама сказала, что у нее пропало обоняние. Стало понятно, что меня ждет то же самое, и через два дня так и случилось – исчезли все запахи, абсолютно все.

Вызвать врача оказалось очень тяжело: слишком много людей слегло одновременно. Мы не смогли дозвониться в поликлинику, и я сама больная, в маске, поехала туда, и уже на месте вызвала врача. Врач в этот день не приехала: она позвонила маме и сказала, что очень много работы, и если состояние позволяет прийти в поликлинику, то ее примут.

Маме дали направление на мазок и на КТ, все бесплатно. Также ей выписали кучу лекарств: антибиотики, противовирусные, все в таблетках. Я в это время спасалась одним лекарством, потому что не смогла больше ничего найти в аптеках, а оно было дома. 

У мамы направление на КТ было раньше, чем на мазок. Через час после прохождения уже были результаты – поражение легких составляло 12%, в диагнозе было указано, что у нее предположительно коронавирусная пневмония.

Это первая степень, и с ней госпитализация не предусмотрена. Врач ход лечения контролировала. Результатов теста мы ждали три дня, и, естественно, он оказался положительным – сомнений у нас не было.

Мама проболела больше месяца, меня выписали раньше, так как мне не нужен был больничный лист. Потом я все-таки пришла к врачу еще раз с жалобой на боль в верхней части спины по утрам. Не знаю, что это было, может, просто защемило мышцы, и легкие тут совершенно ни при чем. Но на тот момент у меня уже две недели температура держалась на уровне 38 градусов: она каждый день поднималась к вечеру, несмотря на то, что я пропила антибиотики. Меня срочно отправили на КТ – она ничего не показала.

Психологически я перенесла все это довольно легко. Особенно после того как узнала, что у мамы только первая степень поражения и это не так опасно, как свыше 50%. Ей 63 года, а мне 27, организм моложе, и, по моей логике, я должна была все это легче перенести, поэтому за себя не переживала. Но на деле оказалось иначе: физически я переносила тяжелее. У мамы была высокая температура только три первых дня. А у меня температура повышалась ежедневно, из-за чего мне постоянно было плохо, я все время была уставшей и разбитой.

Конечно, заражения можно было бы избежать, если бы все следовали рекомендациям врачей. Предугадать, как будет развиваться болезнь и чем она закончится, невозможно. Коронавирус – сплошная лотерея, и больше участвовать в ней не хотелось бы.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter