Власти Воронежской области дополнительно выделят 30 млн рублей из резервного фонда на поддержку проектов территориального общественного самоуправления (ТОС) в 2016 году, рассказал первый заместитель руководителя аппарата губернатора и правительства области Андрей Марков. Марков по поручению главы региона Алексея Гордеева выступил одним из главных разработчиков механизма господдержки ТОС в регионе. Общая сумма финансирования проектов в 2016 году составит 60 млн рублей, что втрое больше, чем годом ранее.

– Андрей Павлович, каковы перспективы развития территориального общественного самоуправления при такой динамике?

– Все эти цифры, конечно, хороши, они важны для чиновников, ими можно прикрыться, отчитаться в нужный момент, но для нас в проекте ТОСов важно совсем другое. Нам важна активность жителей. ТОС – инструмент, который помогает гражданам самоорганизовываться и действовать сообща. Несмотря на то, что выделяемые суммы невелики – 100-150 тыс. рублей на один проект – этого хватает, чтобы люди могли закончить начатое или начать реализовывать задуманное. Механизм господдержки территориального общественного самоуправления позволил объединить активных и неравнодушных людей, которые и раньше готовы были работать на общее благо и работали, но власть о них не знала. И сейчас они делают гораздо больше, чем мы от них ожидали. В районах есть совершенно удивительные проекты. Например, в Калачеевском районе участники ТОСа проводят слеты местных поэтов. В Аннинском – организуют конкурсы военно-партиотической песни, которые собирают участников не менее, чем из десяти регионов страны. Если этим людям не помогать, они не перестанут быть активными. Но не помогать нельзя – иначе мы не сможет найти точку взаимодействия власти и общества.

– Большую часть проектов реализуют сельские ТОСы. С чем это связано?

– Воронеж дольше запрягает. К тому же городские жители разобщеннее, хоть и живут теснее. Жизнь в селе более правильная, спокойная, там дышится легче. Люди, в силу того, что живут в более комфортных условиях с точки зрения темпа жизни, спокойнее и правильнее смотрят на вещи. Селяне сильнее связаны друг с другом исторически, у них есть простые, понятные и значимые символы, объекты, которые требуют приложения усилий – родник, которому 300 лет, кладбище, где похоронены предки, детская площадка. И вообще, чем больше человек осознает себя ответственным за свою судьбу и свою территорию, тем сплоченнее общество.

– Тщательно ли контролируется использование средств, выделяемых на проекты ТОС?

– Создавая проект господдержки инициатив ТОС, мы меньше всего хотели контролировать средства, которые люди тратят на воплощение своих идей. О каком контроле можно говорить, если люди собрались благоустроить родник, создали ТОС, заявили свой проект, получили одобрение? Им просто бессмысленно воровать у самих себя.

– О необходимости тщательнее контролировать чиновников в последнее время говорится все больше. Есть ли механизмы, которые позволили бы сделать их деятельность более прозрачной?

– Контролем занимается правоохранительная система, у нее есть все необходимые законы и полномочия. И эта тема очень остро звучит в обществе. Дело контроля также за общественными организациями и СМИ. Не нужно общественникам и журналистам бояться заявлять о нерадивых чиновниках. Замалчивание вредно, потому что оно множит безответственность во власти.

– Где вы родились и выросли, где учились, как пришли на работу в правительство?

– Я родился в Белгороде, учился в сельской школе, но она тогда была лучше многих городских. Все школьные годы собирался поступить в Харьков на физмат, но, когда весной выпускного года пришло направление от исторического факультета Воронежского государственного университета, я один из всей школы решился ехать в Воронеж и ничуть не пожалел об этом. На первом курсе по-настоящему втянулся в науку, ведь, кроме всего прочего, исторический факультет дает очень хорошее общегуманитарное образование. Сейчас ощущается большой недостаток классического образования такого профиля в стране. Кстати, один из способов влиять на качество государственного управления – возвратить полноценную систему гуманитарного образования, потому что сейчас бюджетные места сократились в разы по сравнению с поздним советским временем.

– Однако после вуза вы пошли работать не историком в школу, а в ФСБ.

– У меня диплом историка, преподавателя истории с правом преподавания немецкого языка. Мой диплом давал право преподавать и в школе, и в вузе. Но когда после окончания учебы мне предложили работу в ФСБ, я согласился. Каждый оперативник, достигший определенного служебного уровня, должен подыскать кандидатов для службы в ФСБ. Так и меня нашли – я хорошо учился, занимался спортом. Несмотря на то, что начало 90-х было лихим временем, наше поколение, пришедшее работать в органы безопасности, уж точно не было мажорным. В ФСБ я работал в структуре контрразведки, аналитиком. Благодаря знаниям, полученным на службе, получил приглашение на работу в правительство Воронежской области и сначала возглавил управление экспертной и контрольной работы, затем стал руководителем управления региональной политики и первым заместителем руководителя аппарата губернатора и правительства. Я намерен продолжить работать в интересах региона, прятаться в тени не собираюсь.

– В сентябре пройдут выборы в Госдуму. Насколько мы знаем, вы снова решили поменять направление работы и планируете перейти из исполнительной власти в законодательную. В чем причина?

– Благодаря новой избирательной модели половину мест в новом созыве Государственной думы займут депутаты, избравшиеся по одномандатным округам. Будет больше публичной политики, больше ответственности и лучше система управления. На прошлых выборах голосовали за партсписок, зная только первых кандидатов. Теперь в одномандатных округах голосовать будут за конкретного человека, спрятаться в тени признанного лидера будет невозможно, нужно самому проявлять лидерские качества.

– Вы хорошо знаете о трудностях села. Решения каких проблем, на ваш взгляд, хотят жители региона в первую очередь?

– В марте я побывал на форуме с участием председателя правительства Дмитрия Медведева, где по поводу проблем в стране выступал представитель одной из крупных социологических компаний. Мы, те, кто присутствовал на форуме, между собой заранее обсудили, какие же проблемы может назвать ученый. И наши варианты точно совпали с тем, что говорил социолог. Чтобы иметь представление о первой пятерке самых насущных проблем, не нужно проводить специальные социальные исследования. В нашем регионе благодаря губернатору Алексею Гордееву система обратной связи с обществом выстроена так, чтобы запросы жителей аккумулировались и обрабатывались, чтобы власть видела проблемы. Например, из работы в общественных приемных губернатора в районах могу вычленить следующие: маленькие зарплаты, безработица, недостаточно высокое по сравнению с областным центром качество медицинских услуг и недоступность лекарств, разбитые дороги, плохое уличное освещение.

В последнее время острее ставят вопрос телефонизации и развития интернет-связи. Есть программа, в рамках которой за государственный счет кабель прокладывается в села с численностью жителей до 500 человек. Считается, что более многочисленные населенные пункты выгодны интернет-компаниям, но это не так, и провайдеры не спешат. Я считаю, что госпрограмму необходимо изменить и повысить минимальный порог с 500 до 3 тыс. человек.

– Как вы представляете себе идеальный механизм работы депутата Госдумы?

– Госслужба приучает к дисциплине. Депутату по закону положено три недели в месяц присутствовать на сессии и одну неделю работать в регионе, в своем округе. Вот так и надо работать.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter