РИА «Воронеж» продолжает рассказывать о последних жителях умирающих хуторов и деревень Воронежской области. Журналистов интересует, сохранится ли через несколько лет жизнь в этих населенных пунктах, или они останутся лишь точками на карте. В понедельник, 11 апреля, в центре спецпроекта – хутор Лобкин Острогожского района.

Хутор Лобкин, входящий в состав городского поселения Острогожск, едва ли не самый удивительный населенный пункт региона. Во-первых, потому что от Лобкина до северной окраины 32-тысячного городка не больше 7 км и при этом окрестности хутора глухие: лес до самой границы с белгородчины и бесконечные балки. Во-вторых, потомки основателя хутора живут здесь до сих пор. За целый век, кроме них, тут никто не поселился. Хутор в 1921 году буквально на пустом месте основал острогожский казак Ефим Лобкин. Его внук, Анатолий Лобкин, а также правнуки и праправнуки не забывают родовое гнездо.

Ефим Лобкин второй слева
 

– Мой дед Ефим воевал на Первой Мировой. После революции, когда лозунг «Землю –крестьянам!» был актуален, дед получил участок на месте нынешнего Лобкина. В 1921 году дед с бабкой Катериной приехал сюда из Острогожска, перевез семью, поставил дом. С тех пор это наше родовое имение, – рассказал Анатолий Лобкин, который родился в Лобкине. – Здесь жил мой отец Федор Ефимович. Он работал пасечником в колхозе «Красная звезда», в его ведении было около 300 ульев, за сезон он собирал по 30 т меда.

На выставке в районном краеведческом музее – советские достижения колхоза «Красная звезда», куда территориально входил Лобкин. На заглавном фото – отец Анатолия, лучший пасечник района Федор Лобкин на фоне ульев и жужжащих пчел.

 Федор Лобкин на своей пасеке
 

– Официально как хутор Лобкин появился на карте области в 1954 году. До того «Лобкиным» это место называли только в народе, по фамилии основателя. И сегодня, хотя тут живет одна семья, по всем документам хутор проходит как вполне «живой» населенный пункт с проложенным еще в 70-е годы асфальтом, – объяснила корреспондентам РИА «Воронеж» сотрудница Острогожской горадминистрации Ирина Павлова.

Первое жилье на хуторе Ефим Лобкин построил почти век назад примерно в километре от нынешнего дома Лобкиных, их коровников и амбаров. Дорогу наверх от мусорящих отдыхающих горожан Анатолий перекрыл шлагбаумом, который, правда, не запирается на ключ. Открыл – и проезжай!

 
 

На месте дедовского домика Анатолий держит пасеку. От того самого первого хуторского куреня остались еле заметные глазу части фундамента. Анатолий с видом заправского экскурсовода машет руками и показывает места бывших дедовых построек, от которых не осталось и следа.

 
 

Анатолий Лобкин в окрестностях своей малой родины арендует 230 га земли. У фермера всего четыре улья, зато 15 коров дойного стада и 20 кур. До осени 2011 года Анатолий держал и свиней, но этому положила конец африканская чума свиней. В нескольких хозяйствах ветеринары уничтожили поголовье. Именно тогда корреспонденты РИА «Воронеж» познакомились с фермером Лобкиным, из хозяйства которого в рамках спецмероприятий забрали около 30 свиней. Анатолий чуть не плакал от горя, и с тех пор зарекся заводить свиней.

 
 

Сын Анатолия, 30-летний Антон, с семьей недавно переехал из Воронежа в Острогожск, поближе к отцу. Антон – выпускник воронежского агроуниверситета, агроном по специальности, так что может помочь и делом, и советом.

В Воронеже у меня как-то не сложилось. Варианты кабинетной работы были, но я люблю землю, свою малую родину, свой Лобкин - вот и вернулся к отцу, а семья меня поддержала. Сколько хуторов и деревень каждый год исчезает с карт России, но Лобкину, пока мы на родной земле, это точно не грозит!
Антон Лобкин

агроном, 

сын фермера

Дочь Анатолия тоже рядом, живет в Острогожске. В пятом поколении Лобкиных – внук и две внучки.

Свой дом на родном хуторе зимой Лобкины топят дровами – газ есть неподалеку, но в свое время до хутора его так и не дотянули. Собственная скважина имеется еще с колхозных времен. Все здешнее хозяйство охраняют ленивым лаем из специального вольера гончаки Дубай, Найда, Мазай и Зоринка. По периметру фермерского двора стоят четыре видеокамеры для непрошеных гостей – «двуногих» и четвероногих.

– Раньше у нас тут столько лосей и кабанов было, – вздохнул Анатолий. – Я мальчишкой, бывало, по лесу иду, лось стоит, на меня глядит. Кабаны еще лет 10 назад бегали вовсю, а теперь одного за зиму увидишь – и то хорошо. Есть, конечно, у меня охотничьи трофеи, но охота – это отдых, а у фермера свободного времени, ох, как мало.

 
 

С начала весны отец и сын Лобкины чаще живут в своем родовом поместье, чем в Отрогожске – начинаются хлопоты. Как обычно, сеют пшеницу, ячмень, подсолнечник. У фермеров есть наемный рабочий, четыре трактора, самосвал, старый комбайн и планы о собственной переработке молока. Для этого надо увеличить дойное стадо, перестроить бывшие колхозные постройки, выкупленные Лобкиными после развала хозяйства, докупить кое-что из техники.

 
 

Любимое чтиво хозяина – книга на тумбочке у двери «Счастье крестьянского труда».

 
 

Это и есть главная идеология пяти поколений рода Лобкиных - хутор, который еще долго не исчезнет с карты Воронежской области.

Фото: 1 из 19

Фото — Андрей Архипов

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter