РИА «Воронеж» продолжает рассказывать о последних жителях умирающих хуторов и деревень Воронежской области. Журналисты хотят разобраться, сохранится ли там жизнь через несколько лет, или эти населенные пункты останутся лишь точками на карте. Корреспонденты РИА «Воронеж» отправились в деревню Антиповка Павловского района.

Дорога к жизни

Антиповка находится на самой границе Павловского и Бутурлиновского районов, неподалеку от села Лосево – центра торговли на трассе М4 «Дон» в Воронежской области. Специфика этого места такова, что умирающая деревня возрождается в виде преуспевающего дачного поселка – жители Воронежа, Павловска, Лисок скупают тут участки со старыми домами и на их месте строят новые. Во времена СССР здесь было около сотни домов. Сегодня некоторые из них перестроены, либо на их месте возведены коттеджи. И лишь в старых хатках доживают свой век шестеро постоянных жителей.

Единственная дорога от асфальта к Антиповке – через хутор Чугуновку. Справа – русло Битюга, слева – холмы, так что две машины разъехаться не могут. А осенью-зимой дорога и вовсе непроходима. Дорога частично засыпана строительным отсевом, а последний километр до Антиповки – жирный чернозем.

– По документам эти колеи называются не «дорогой», а «пожарным проездом». Даже насыпать щебенку тут проблематично – путь надо расширять, срезать часть склонов, примыкающих к нынешней дороге, трамбовать, засыпать. А у нас то Битюг в половодье поднимется и смоет все, то из-за дождей с холмов идут потоки воды и размывают дорогу. Я привозил сюда дорожников, и они назвали сумму, которую бюджет поселения никогда не потянет, – объяснил журналистам РИА «Воронеж» глава Песковского сельского поселения, куда входит Антиповка, Игорь Кулешов.

Чисто – трактором

После каждого снегопада трактор местной сельскохозяйственной артели «Рассвет» чистит узкую дорогу, чтобы раз в неделю на другом тракторе того же хозяйства в деревеньку доставляли продукты. Несмотря на малочисленное население, в Антиповке сохранился магазин потребкооперации, расположенный на окраине, у дома 92-летнего ветерана Великой Отечественной войны Григория Гребеникова.

Сельмаг работает с весны до конца осени, а зимой продавец Людмила Ятченко его почти не открывает – пока растопишь печку, полдня пройдет. Людмила торгует из своего дома, вокруг которого живет большинство покупателей. Продукты ветерану на край деревни приносят его односельчане.

– Пока дедушка будет жив, магазин возле его домика не закроем. Летом ветеран сам в него приходит, берет все, что нужно, – рассказал Игорь Кулешов.

Трактор с продуктовыми заказами антиповцев едет с «большой земли» в деревенский магазин каждый вторник. Тракторист Дмитрий Гнилицкий загружает в кабину несколько картонных ящиков с макаронами, мукой, хлебом, булками и едет 3 км по грязи до дома Людмилы Ятченко, где она живет с супругом Петром. Вскоре начинают подходить заказчики.

Петр и Людмила раньше носили армейские погоны. Супруг вышел на пенсию подполковником внутренних войск, его жена уволилась из армии в звании прапорщика. С 1994 года пара живет в Антиповке, на родине Людмилы. В Воронеже у Ятченко сын и внучка, а здесь – домик под горой, огородик да Битюг через дорогу. В магазине у Людмилы скромный оклад – 1,7 тыс. рублей в месяц.

– Мы бы могли уехать в Воронеж, – считает Петр, – но тут тишина, покой, природа. Правда, летом становится шумно: в свои дома приезжают люди со всей страны, машин столько бывает, что на узкой дороге не разъедешься. А как прошел ливень, сутки отсюда не вылезешь даже на джипе.

Знаменитости в глухомани

В Антиповке была дача знаменитого воронежского художника Василия Криворучко , умершего в 1994 году. Он жил тут все лето и писал пейзажи. На краю деревни построил дом внук знаменитого советского артиста и режиссера Олега Ефремова – тоже актер театра и кино Никита Ефремов. Говорят, пару раз сюда наведывался и его отец – известный российский актер Михаил Ефремов. По слухам, недавно отдыхал в Антиповке француз – руководитель российского проекта популярной европейской сети гипермаркетов. Говорят, хорошо оценил здешнюю глухомань.

Фото: 1 из 35

Фото — Андрей Архипов

Свет мой, зеркальце

Зимой глухомань начинается прямо от хатки Григория Гребеникова (здесь в ходу эта фамилия, но пишется она по-разному, у кого-то с одной «н», у кого-то – с двумя). За его домом в это время года соседей нет – дальше по улице новые коттеджи для летнего проживания.

Рядом с дедовой хаткой примостился неказистый домишко с надписью «Не продается». В 2005 году корреспонденты РИА «Воронеж» познакомились с его хозяином Русланом Комиссаровым и его семьей. Комиссаровы живут в другом селе, а хозяин изредка приезжает посмотреть на свой домик, на стене которого мелом кто-то из его сыновей оставил записку «Мама, я ушел играть на гору».

Дед Григорий еще хорошо слышит и видит. На его правой руке перебиты мышцы, пальцы не гнутся – это последствия фронтового ранения. Войну начал в 1941 году, а Победу встретил в 1945-м в Польше. Награжден орденом Красной Звезды и медалью «За отвагу». После войны вернулся домой, работал в колхозе, с супругой Прасковьей Тимофеевной прожил 62 года, детей не нажил. Жены не стало в 2010 году, и дед остался один. В его доме порядок на зависть любой хозяйке, сам пенсионер аккуратно одет и гладко выбрит, благодаря домашнему зеркальцу, выпущенному еще во времена СССР – одна сторона его дает обычную картинку, а другая, предназначенная для стариков, увеличивает изображение.

– Несколько раз в месяц ко мне приезжает племянник, колет дрова, копает огород, но дом я убираю сам, готовлю себе еду, соседи меня часто навещают, – говорит ветеран.

Другим ветераном этих мест еще недавно была деревянная ветряная мельница, стоявшая с 1911 года на холме над Антиповкой. Даже после войны она исправно молола зерно, а в последние годы возвышалась покосившимся памятником старины, заметным даже с трассы М4, что идет в трех километрах за Битюгом. Но в марте 2008 года кто-то вытащил из ее основания пару дубовых бревен, строение покосилось и на следующий день рухнуло. А бревна, простоявшие почти век, быстро растащили чужаки.

– У тех, кто их брал, начинались неприятности, – рассказал 36-летний Тимур Касимов, уроженец Антиповки, живущий в соседнем селе Лосево. – Кто ногу сломал, кто попал в ДТП, у кого дом сгорел.

Тимур и его команда

Тимур иногда приходит в Антиповку, чтобы проведать свой пустующий дом, а заодно – соседа, 60-летнего Павла Гребенникова, заядлого рыбака и охотника. Своих детей Павел не нажил, жена, не выдержав жизни в глуши, уехала в Калач, и сегодня его семья – собаки Дина, Муха, Барсик и кошки Машка и Виня. В горнице – фамильное фото, датированное 1939 годом: отец Павла, красноармеец Алексей Гребенников, верхом на лихом коне охраняет границы СССР где-то в Бессарабии.

– Батя всю жизнь проработал в колхозе, утонул в 1983 году: зашел в воду, и сердце остановилось, – говорит Павел. – Сейчас я живу в родительском доме, а вокруг столько хором люди понастроили. Но для меня главное – охота и рыбалка. Рыба, правда, недавно из Битюга почему-то ушла. Лет через 10 наша Антиповка станет только дачным поселком. Хотя, может, и лучше, что дорога сюда почти непроезжая: будет асфальт – поедут отдыхающие, и нашей тишине настанет конец.

Рядом с Павлом живут Николай Бударов с женой Валентиной и ее братом-«афганцем» Виктором, который наездами гостит у сестры. Бударовы много лет прожили в Лисках, после смерти матери Валентина с мужем переехала сюда – на ее родину. Николай всю жизнь проработал на железной дороге, Валя – швеей-мотористкой.

– Я несколько раз в год езжу в Лиски, проверяю квартиру, – говорит хозяйка. – Муж через Битюг меня на лодке перевозит, потом пешком иду через луг до трассы М4. Там сажусь на автобус. А Коля прикипел душой к этим местам и даже на день не хочет покидать их. Да и я со своей родины уже никуда не уеду – на здешнем кладбище покоятся все мои родные, куда ж я от этих могил теперь денусь?