Певица Юлия Савичева впервые выступила в Воронеже с сольным концертом в субботу, 19 марта. На сцене Event-Hall сити-парка «Град» 29-летняя исполнительница презентовала программу «На бис» из хитов, поэтических отступлений и новых песен, написанных в соавторстве с супругом Александром Аршиновым.

Юлия предстала перед воронежцами в двух образах – лирическом, с проникновенными балладами и слезами на глазах, и в драйвовом – с зажигательными танцами босиком, игрой на барабанах и веселым интерактивом с залом. О том, чего в ней все-таки больше – спокойствия или бесбашенного задора, какое обличье особенно нравится мужу, как относится к эпатажу на сцене и экспериментам в жизни, певица рассказала в интервью корреспонденту РИА «Воронеж».

 

– Юлия, вы участвовали в «Евровидении» (певица заняла 11-е место на песенном конкурсе в 2004 году – РИА «Воронеж»), как оцениваете шансы Сергея Лазарева? Западные букмекеры пророчат ему победу.

– Я очень долго ждала, когда же Сергей Лазарев поедет на «Евровидение». Наконец, это случилось. Сергей абсолютно подходит под формат этого конкурса.

– Исходя из своего опыта, что бы ему посоветовали – как себя вести, на что обратить внимание?

– Он и так все знает, Сережа очень опытный исполнитель. И очень стабильный, что главное. Песня, с которой он будет представлять нашу страну, написана четко по канонам «Евровидения». Это настоящий евро-хит, имеющий все шансы на победу.

 
 

– Сейчас многие артисты жалуются на дефицит хороших песен – мол, перевелись талантливые авторы. Как вы решаете эту проблему?

– Когда артист понимает, ЧТО он хочет сказать зрителю, то и песни соответственные появляются. Вот недавно муж написал композицию «Мой путь». Я была настолько поражена, как точно он прочувствовал мои эмоции, когда я в очередной раз приехала с гастролей, была очень вымотанной, уставшей и просто плакала в машине от бессилия. Иногда это нормально для женщины. И тогда он сказал мне: «Ты выбрала этот путь, он непростой. Так будь добра неси этот крест с высоко поднятой головой». И буквально через некоторое время он мне показал эту песню. Услышав ее, я была шокирована. Саша настолько точно смог передать ощущения, эмоции артиста в целом, вне сцены, на сцене, что мне очень захотелось посвятить эту песню всем гениальным советским, российским артистам, уже ушедшим от нас.

– Вы очень эмоциональный человек. Из-за чего плакали последний раз?

– Из-за песни. У меня есть такой материал, который невозможно не пропустить через себя. Когда я его исполняю, слезы сами по себе появляются.

 
 

– Вы говорили, что преклоняетесь перед талантом Аллы Пугачевой и Людмилы Гурченко, они ваши кумиры. А из молодежи кто-то достоин вашего внимания?

– Да, действительно, когда на проекте «Один в один» мне пришлось столкнуться с образами этих величайших артисток, я полностью осознала, как же тяжело добиться такого высокого уровня – сколько нужно всего переосознать, передумать, пересмотреть и, главное, почувствовать на сцене. Что касается нашей молодежи, к сожалению, я не могу никого выделить. А из западных исполнителей мне очень нравится Адель.

– Кроме шоу «Один в один» вы принимали участие почти во всех самых рейтинговых телепроектах: «Фабрика звезд», «Битва хоров», «Танцы со звездами». В каких еще передачах хотелось бы себя проявить?

– Сейчас идет достаточно много странных для меня проектов, где артисты должны, например, делать трюки с дельфинами, или выполнять какие-то опасные номера под куполом цирка без страховки. Я считаю, это неоправданный риск для музыканта. Мне предлагали участвовать в этих шоу. Но я понимаю их опасность: так зачем мне идти туда, если от этого мне не будет никаких плюсов, а только минусы со здоровьем и гастрольным графиком? Мне больше интересны творческие проекты.

 

– С бывшими коллегами по «Фабрике звезд» общаетесь?

– Жизнь все поставила так на свои места, что мы практически ни с кем не пересекаемся. У каждого свое дело, свой путь. К сожалению, как-то так.

– А вы не пересматриваете свои записи с того проекта?

– Никогда не было такого желания. Но однажды, увидев нарезку из какого-то интервью, где были использованы кадры из «Фабрики звезд-2», я очень заинтересовалась. В основном ради смеха – посмотреть, как это было, как я там выглядела. Ведь я тогда была абсолютным ребенком. Не по возрасту, а внешне. Конечно, после просмотра этого видео у меня появилась улыбка умиления.

– Вы на «Фабрике звезд» были самой ответственной: посещали все занятия, ни с кем не конфликтовали, никогда не опаздывали.

– Я с детства такая. Очень не люблю опаздывать. И считаю, это неуважение к людям, и к себе. Но опять же, каждый выбирает свою стратегию. Кто-то любит опаздывать, чтобы его ждали, а я – нет.

 
 

– Сейчас популярен проект «Голос. Дети». Как думаете, нужны ли такие конкурсы, не ломают ли они психику ребенка? Тем более, вы сами начали выступать в четыре года.

– Детское творчество должно быть обязательно. В последнее время у нас все меньше и меньше детских конкурсов, и как раз проект «Голос. Дети» дает возможность талантливым ребятам не только заявить о себе, но и понять, нравится им это или нет.

– Певец Гела Гуралиа из взрослого «Голоса» считает, что в шоу-бизнесе талантливому артисту всегда стараются перекрыть кислород. Вы это на себе ощущаете?

– Зачем об этом думать? Это отнимает время у артиста. Артист должен думать о том, как, выйдя на сцену, удивить зрителя и, прежде всего, самого себя. Он должен все время совершенствоваться, ведь у него огромный спектр работы.

– Недавно во время концерта Мадонна раздела свою поклонницу. Как вы относитесь к эпатажу в профессии?

– У каждого артиста свой путь. Я никогда не осуждаю то, что каждый из них выбирает. Если это нравится Мадонне, замечательно.

 

– То, что вы из семьи музыкантов, помогало или мешало карьере? Родители не отговаривали, зная, насколько тяжело дается хлеб артиста?

– Моя бабушка Люда всегда старалась отдать меня в музыкальную школу. Но родители были против, потому что видели, что я очень подвижный ребенок, не буду сидеть на месте по семь часов. Хотя мама учитель фортепиано, но так и не усадила меня за него. Поэтому меня отправили на танцы. Я очень благодарна родителям за то, что они никогда не настаивали ни на чем, а только поддерживали мое рвение к танцам, к сцене в целом. А потом я сама пришла к пению. Меня никто никогда не заставлял. Родители, безусловно, помогали всегда. Отговаривали ли? Папа, когда приезжал с длинных гастролей – он выступал с Максимом Фадеевым, Линдой, – был вымотан настолько, что говорил мне только одно: «Подумай сто раз, нужно тебе это или нет». Жизнь артиста – это в основном переезды, недосыпания, недоедания, измотанное состояние всегда. А чувство удовлетворения, счастья ты получаешь на сцене только каких-то два часа. Все остальное – невероятный труд. А очень люблю движение. Когда сижу на месте хотя бы три дня, готова от тоски лезть на стену.

 
 

– Почему вы не пошли по линии рок-музыки, как ваш папа?

– Рок у меня в душе. Без рок-музыки не обходится практически ни один мой день. А вообще, мне нравится разная музыка. Начиная с классического Шопена и заканчивая альтернативой. Даже Бритни Спирс есть в моем списке.

– В начале карьеры вы были этакой пацанкой с взъерошенными волосами, носили объемные штаны, майки. Сейчас перед нами – утонченная леди. Не боитесь экспериментов со своей внешностью?

– Напротив, я очень люблю эксперименты. Считаю, что женщина должна меняться и никогда не стоит бояться делать этого. Волосы – не зубы, они отрастут, в конце концов.

 

– Вам самой какой образ ближе – романтичный или дерзкий?

– А я бываю разной. Я в 18 лет и сейчас – это совершенно разные девушки. В 18 лет я думала, что никогда не сниму кеды, всю жизнь буду в них ходить. Но как видите, все меняется, это нормально. Сейчас я чувствую себя очень женственно и привлекательно в туфлях и платьях. Причем, длинных, утонченных нарядах. Но иногда мне хочется просто надеть что-то спортивное и пойти гулять.

– А супругу вы больше нравитесь на шпильках или в кроссовках?

– Он говорит мне всегда: «Обожаю, какая ты есть. А ты у меня разная!». Не зря же психологи советуют быть в семейных отношениях разной, непредсказуемой. Я вам точно говорю, это работает!

 

– Удивительно, как вы со своим взрывным характером и склонностью к экспериментам умудряетесь сохранять постоянство в отношениях с мужем, вы ведь уже 16 лет вместе.

– Я однолюб с очень большой буквы! Думаю, что 16 лет назад мой муж точно не мог подумать, что я стану его женой.

– У вас бывают разногласия по поводу творчества?

– Всегда. Сейчас мы работаем над второй частью альбома «Личное». К нашему удивлению, Максиму Фадееву очень понравились песни из первой пластинки, поэтому мы решили продолжить творить в этом направлении. У нас уже много интересных задумок, наработок. Так что ждите.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter