Новости

Общество

Воронежцы поспорили об уличном искусстве и заборных надписях

, Воронеж, текст — Софья Успенская, фото — Софья Успенская
  • 1563
Воронежцы поспорили об уличном искусстве и заборных надписях

Публичные дебаты «Город как холст. Стрит-арт: за и против» прошли в книжном клубе «Петровский».

Публичные дебаты «Город как холст. Стрит-арт: за и против» прошли в Книжном клубе «Петровский» 29 января. Участники дебатов поспорили, могут ли рисунки на стенах считаться искусством, нужны ли в Воронеже такие работы и где граница между творческой деятельностью и хулиганством.

Мероприятие «Дебат-формат», организованное PR-агентством «Авангард», проходило в виде публичной дискуссии между носителями двух противоположных точек зрения: «за» высказывался урбанист Илья Бейлин, «против» - краевед Владимир Елецких. А все присутствующие могли определить свою позицию в ходе дебатов и занять соответствующее место в зале – в секторе «за» или «против» либо присоединиться к воздержавшимся.

Урбанист Илья Бейлин взялся аргументировать точку зрения, что стрит-арт – это особый язык, в котором выражаются проблемы общества.

– Стрит-арт – феномен послевоенный, он возник как ответ на произошедшее после первой и второй мировой войны, – напомнил Илья Бейлин. – Немецкий философ еврейского происхождения Теодор Адорно считал, что после Освенцима, после массовых пыток и ужаса больше невозможно писать поэзию, так как люди поняли, что есть такие состояния, которые нельзя описать словами никак. Новое поколение требовало новый язык. Для меня стрит-арт – это язык, это особая культура, да, иногда маргинальная, но это способ что-то сказать. Если часть общества что-то не устраивает, то можно бить стекла, можно написать петицию, а можно высказаться так. И в основном этот язык использует молодежь. Это социальные практики, это рефлексия, терапия, достраивание города, жест творца для привлечения внимания к социально значимой теме.

Илья также напомнил, что неправильно понимать стрит-арт только как граффити. Уличное искусство – это и «улучшайзинг» мест, это и фото-сушки, с которыми воронежцы знакомы, и инсталляции и показ видео на стенах домов.

Краевед Владимир Елецких занял противоположную позицию: искусство искусством, а рисовать в общественных местах незаконно, ведь рисунок может кому-то не понравиться.

– Я вообще понимаю, что такое стрит-арт, но давайте спросим, законно это или нет. То есть я хулиган и могу нарисовать, что хочу? Улица не ваша, улица наша общая. А тут каждый выражается как может, а точнее, обычно не может. Меня это шокирует, особенно эти надписи, эти картины, понятные только избранным. Для меня это все не искусство, это пацаны, школьники хотят себя проявить, выразить в каком-то качестве. Но надо объединиться и решать эти вопросы с городскими властями, вся эта самодеятельность не нужна. У меня хороший дом, в нем жил герой Советского Союза, и тут придет какой-то художник и будет там рисовать? Это анархия.

По словам Владимира Елецких, молодым художникам можно дать возможность рисовать на холстах и выставляться в закрытой галерее, а рисунки в общественном пространстве должны быть утверждены властями либо соответствующими комиссиями.

Раньше даже обувная коробка или коробка на пряник проходила художественный совет, там сидели специалисты, которые понимают, хорошо или нет. Художественный совет не есть плохо, это не цензура. Это совет таких же художников, но они коллективное мнение имеют, а не частное мнение свободы. Я работаю в издательстве, у нас там профессиональный художник, поэтому и книги получаются хорошие. А это все непрофессионально, если это ночью кто-то рисует, значит это хулиганство. Я допускаю рисунки, если они согласованы с главным архитектором, даже эти трафаретные – Бунин и так далее. Они очень хорошие, но почему они там появились? Кто это разрешил? Почему было не спросить разрешения у автора марки, у почты? Согласны ли они?
Владимир Елецких

краевед

Вопрос, каковы критерии хорошей или плохой работы и кто имеет право определять, какие рисунки должны быть на уличных фасадах и заборах, особенно взволновал участников дебатов.

Стрит-арт – это искусство или нет? Кто будет определять уровень этого искусства? Мне кажется, мы сейчас – как люди, которые в пещере сидят и рассуждают, надо ли им две вилочки для рыбы или одной достаточно? По-моему, очевидно, что стрит-арт как таковой в нашем городе – это меньшее из зол. Меня, например, неправильно припаркованные автомобили возмущают гораздо больше, чем стрит-арт. Если стрит-арт – это искусство, если оно экологично и никому не вредит, то почему нет? А если это хулиганство, то это наверное не стрит-арт уже, точнее, не арт.
Владимир Деревенских

участник дебатов (сектор «За»)

Очень маленькая творческая составляющая, очень низкий уровень собственно арта. Илья, ты говоришь, это язык, а помнит ли кто историю, как уборщица музея по незнанию смела инсталляцию, которая стоила много тысяч евро? А тебе не кажется, что не все этот язык понимают и не все им владеют? Молодые люди не владеют языком, пишут безграмотно, не знают художников. И они рисуют не то, что можно предъявить, это абсолютная необразованность и безграмотность, что они донесут подрастающему поколению? Что они донесут хорошего?
Елена

участница дебатов (сектор «Против»)

Остался без ответа также вопрос, возможно ли в Воронеже некое соглашение между уличными художниками и чиновниками. Участники дебатов предлагали возможные форматы такого соглашения –отдать под уличное искусство некую территорию, дать возможно согласовывать уличные работы в одной из городских комиссий по культуре или архитектуре. Однако ни одно из предложений не нашло поддержки у других участников дискуссии.

– Обе стороны много говорили, что надо вырабатывать некое сотрудничество, оба спикера за то, что такой диалог возможен? А согласны ли вы, что его быть не может, потому что стрит-арт – это язык революции, язык свободы, это некий кодекс неповиновения, и никогда те, кто рисует, не пойдет на эти согласования, тут никакого согласия быть не может. Согласны ли вы что Воронеж должен быть одним из городов, который должен попробовать подать пример всей России и что у нас полно заборов, которые можно было бы через какую-то комиссию отдать на творчество? – резюмировал эту часть обсуждения руководитель пиар-агентства Region PR Геннадий Шаталов.

МНЕНИЕ

Ирина Аксенова, организатор фестиваля стрит-арта «Здесь»:

– Дебаты показали, что Воронежу нужна очень хорошая образовательная программа. Сегодня даже спикеры говорили поверхностно и оперировали стереотипами. У нас в городе есть много хорошего и нехорошего, но почему любую надпись «Лена, я тебя люблю» вы называли стрит-артом? Вопрос терминологии, конечно, сложен и даже среди теоретиков не решен. Два года мы делали фестиваль «Здесь», и сейчас у меня тоже есть сомнения, так это надо было делать или не так, но мы много об этом думали и нам тоже хочется, чтобы все было профессионально. При этом профессионализм для меня не связан с образованием, он связан с тем, что ты практикуешь. И да, об этом, конечно, надо говорить. 

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ



ВХОД

Используйте аккаунты соцсетей

РЕГИСТРАЦИЯ

Используйте аккаунты соцсетей
CAPTCHA

Не помню пароль :(