Первым воронежским телезнатоком «Что? Где? Когда?» был математик Андрей Муравник. В элитарный клуб, пройдя сложнейший отборочный тур, он попал в 1986 году. А в 1991 году Муравник блестяще показал себя в команде Валентины Голубевой. Воронежец сыграл три сезона, а после неожиданно исчез с телевизионных экранов. Слухи о нем ходили разные. На некоторых форумах любителей интеллектуальных игр в конце 90-х даже писали, что Андрей Муравник уехал за границу и стал там миллионером благодаря своему уму. Корреспонденты РИА «Воронеж» разыскали первого воронежского телезнатока. Андрей Муравник опроверг слухи об эмиграции и многомиллионном состоянии.

– Андрей, как вы попали на съемки в «Что? Где? Когда?» и насколько сложно было стать одним из знатоков?

– В середине 80-х после окончания «Что? Где? Когда?» в титрах программы была информация о том, что желающие попробовать свои силы в игре, могут присылать письма. Я отправил. Написал, что являюсь аспирантом кафедры дифференциальных уравнений ВГУ и благополучно забыл о письме. Но совершенно неожиданно через полтора месяца в моем почтовом ящике появилось письмо со штампом Центрального телевидения. Это был январь 1986 года. В нем было написано, что необходимо связаться с редактором «Что? Где? Когда?» Натальей Стеценко (сейчас генеральный директор телекомпании «Игра-ТВ» – РИА «Воронеж»). И два ее телефона в письме – домашний и рабочий. Трое суток я звонил на рабочий. После этого понял, что на рабочий звонить бессмысленно, так как он был раскален от звонков о всей страны. Тогда я решил сменить тактику – стал звонить на домашний по вечерам. В 11 вечера все-таки дозвонился и редактор сказала, чтобы я приезжал на отборочный тур в «Останкино» в определенный день. Как сейчас помню, отборочный проходил в воскресенье. Мы играли с 10 утра и до вечера. Я даже чуть не опоздал на воронежский поезд. Нам всем тогда выдали самодельные бейджики – кусочек бумаги, на котором написано твое имя, и английскую булавку, чтобы приколоть к одежде.

Муравник Андрей_01.JPG

– Много тогда было желающих попасть на съемки «Что? Где? Когда?»

– На отборочном туре было 26 игроков. Нас поделили на команды, посадили за игровой стол. Играли за раз примерно по 20 вопросов. Потом следующая команда - и так по кругу много раз. В первую очередь редакторов «Что? Где? Когда?» интересовали не правильные ответы игроков, а кто и как себя ведет за игровым столом, они следили за логикой мышления каждого игрока. В тот день, мне кажется, мы разыграли как минимум четырехзначное количество вопросов. Там были и простые, и очень сложные. Тот отборочный тур, по словам редакторов, оказался очень сильным на игроков. Обычно они отбирали всего шесть человек с тура, но в нашем случае взяли аж 13 человек. Восемь условно, как запасных, и пять – железно. В пятерке был я, Андрей Козлов, (обладатель «Бриллиантовой совы» и звания «Лучший капитан клуба»), Леонид Тимофеев, Андрей Новокрещенов и Ирина Величко.

– А как вы оказались в команде известного клубного капитана Валентины Голубевой?

– К привычному формату – один игровой стол и одна команда из шести знатоков – программа «Что? Где? Когда?» вернулась в 1990 году. К тому времени я уже пять лет был членом элитарного клуба. Мне позвонил тогда Володя Молчанов, спросил, в какой команде я тренируюсь и не хочу ли стать одним из игроков команды Валентины Голубевой. На тот момент она уже была известным знатоком. Состав команды мне очень понравился, я согласился, и в декабре 1991 года мы сели за игровой стол телевизионного «Что? Где? Когда?».

– Ведь именно в начале 90-х, когда вы стали играть в команде Голубевой, «отец» «Что? Где? Когда?» Владимир Ворошилов ввел в игру деньги – «5000 черные», «2500 черные». Большие деньги разыгрывались тогда.

– Да, если знатоки брали вопрос – деньги забирали себе. Наша команда в первую игру сорвала банк в 43,2 тыс. рублей. Мы их поровну поделили и получилось, что каждому досталось по 7 тыс 200 рублей. По тем временам это были огромные деньги. Для сравнения, моя зарплата тогда как ассистента в институте с кандидатской степенью была 400 рублей. Но деньгам мы радовались недолго. Через десять дней эти деньги превратились в мелочь. В январе 1992 года цены бешено выросли. Это отразилось и на «Что? Где? Когда?». На игровом столе в 1992 году появились уже другие суммы – «90 тысяч красные», «50 тысяч черные».

– Вы играли в команде Голубевой три сезона. Играли хорошо, результативно, а потом вдруг исчезли с экранов. Что случилось?

– Да ничего особенного. У меня начались длительные заграничные командировки. Естественно, никто место в команде мне беречь не будет. Вернувшись в Россию, мне нужно было снова завоевывать себе место в клубе. Вечных игроков не бывает.

Муравник Андрей_05.JPG

– А как же Александр Друзь? Когда вы оказались в команде Голубевой, он уже был так называемым «бессмертным» знатоком, которого даже при проигрыше команды не могли исключить из клуба. Прошло более 20 лет, а Друзь до сих пор играет в «Что? Где? Когда?» и считается одним из лучших знатоков клуба.

– В каждом правиле есть исключения, и Друзь как раз к такому исключению относится. Но даже несмотря на его клубную «бессмертность», звания магистра и обладателя «бриллиантовой» совы, он по-прежнему остается таким же дружелюбным, как и много лет назад. Мы сейчас с ним дружим. Вообще могу сказать, что в телевизионном клубе я почти каждого могу назвать своим другом.

– На игре 1991 года ваша команда была в клубных пиджаках. Вы их сами заказывали или выдавали перед съемками?

– До 1991 года в «Что? Где? Когда?» вообще не было дресс-кода. Одевайся во что хочешь, только единственное не в черное, белое и не в одежду, которая могла бы шокировать зрителей, например, какую-нибудь рубаху с большим попугаем. Но в 1991 году Ворошилов сказал, что если мы элитарный клуб, то и выглядеть должны, как джентльмены. Костюмы покупать не пришлось. Была большая костюмерная, где висели костюмы, и в кармане каждого была записка, кому подходит этот размер.

– Как сложилась ваша жизнь после ухода из «Что? Где? Когда?»?

– До дефолта 1998 года работал в банковской сфере. Потом занимался информационными технологиями. В 2011 году защитил докторскую диссертацию. В настоящее время работаю в концерне «Созвездие» заместителем начальника научно-технического управления.

Муравник Андрей_13.JPG

– Скучаете по телеигре? Если бы собиралась команда ветеранов «Что? Где? Когда?», согласились бы поиграть снова?

– Попробовать можно, так как чувствую, что еще не спекся, но старичков среди знатоков много, вряд ли меня позовут.

– А в качестве телезрителя не хотите пробоваться в «Что? Где? Когда?», ведь у вас энциклопедический багаж знаний (Андрей Муравник участвовал и в телепрограмме «Своя игра» – РИА «Воронеж»), к тому же вы знаете, каким должен быть хороший вопрос, чтобы его заметили редакторы телепрограммы.

– Я посылаю вопросы для тренировки знатокам, а вот перейти в разряд телезрителей и задавать вопросы знатокам? А почему бы и нет. Нужно попробовать.

Муравник Андрей_03.JPG

– У вас две дочери. Вы хотели бы, чтобы они увлеклись «Что? Где? Когда?»?

– Они у меня еще маленькие – восемь и шесть лет, до «Что? Где? Когда?» не досиживают, так как программа поздно идет. А вот «Свою игру» девочки со мной вместе смотрят и даже пытаются что-то отвечать. Конечно, я бы хотел, чтобы дочки полюбили «Что? Где? Когда?», это очень полезно для развития.

По просьбе РИА «Воронеж» Андрей Муравник дал несколько советов своему молодому коллеге по «Что? Где? Когда?» воронежцу Ивану Марышеву. Молодой человек успешно дебютировал в элитарном клубе в июне 2015 года. Ответив на один из вопросов блица, Марышев помог своей команде победить и выйти в осеннюю серию игр.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter