26 Февраля 2020

среда, 22:19

$

64.92

70.46

Воронежский общественник Антон Буслов, победивший рак: «Жене советовали подыскивать священника»

, Воронеж, текст —
  • 6086
Воронежский общественник Антон Буслов, победивший рак: «Жене советовали подыскивать священника»

Несмотря на паралич лица и упавшее зрение, Антон мечтает вернуть трамвай в родной Воронеж.

Популярный российский блогер и создатель региональной общественной организации «Воронежцы за трамвай» в феврале успешно перенес сложнейшую операцию по трансплантации костного мозга от донора. Донором для Антона Буслова стала родная сестра, которая живет в Воронеже. 

РИА «Воронеж» уже рассказывало, что два года назад у Антона диагностировали рак, а точнее лимфому Ходжкина. Это заболевание, при котором поражается лимфатическая система. В разных больницах России врачи сочли 26-летнего парня неизлечимым и выписали ему метрономную химиотерапию. 

Ровно два года назад Антону дали прогноз: «Полтора - два года дожития». Но у него были другие планы на жизнь. Ему хотелось создать семью, он работал над системами управления космическими аппаратами, занимался общественной деятельностью: помогал улучшать транспорт и городскую среду, писал рассказы. Со своей девушкой Марией Антон расписался через месяц после того, как его выписали из больницы «доживать». Потом было несколько курсов лечения в США, подготовка к трансплантации и сама операция, средства на которые Антону помогли собрать тысячи читателей его блога.

Когда Антон немного пришел в себя после трансплантации, нам удалось взять у него эксклюзивное интервью из клиники в США, где он сейчас находится.

- Антон, от всего коллектива и читателей РИА «Воронеж» поздравляю вас с выздоровлением!

- Спасибо! Выздоровление, конечно, при любой онкологии слово очень громкое - обычно его осторожно говорят через пять лет, если ничего не вернулось... Но я ВПЕРВЫЕ в устойчивой ремиссии. Это значит, что ни по каким анализам, тестам, аппаратным исследованиям – всему, что только известно науке, врачи не видят никаких клеток рака или его активности. Вот это тот результат, который был достигнут. Причем в моем состоянии был очень высокий риск не просто того, что достигнуть результата не удастся, а колоссальный риск умереть в процессе трансплантации. Я был в пограничном состоянии, чтобы вообще решаться ее проводить. Рискнули - выиграли. И теперь, к настоящему времени, все клетки костного мозга стали донорскими, хорошо прижились, а у меня даже сменилась группа крови на группу сестры. Ну то есть все, что мы задумывали с огромным числом людей, на что собирали деньги, о чем волновались - прошло отлично. Врачи обычно осторожны тут в оценках - но так и говорят «экселент!».

- Расскажите, в каком вы были состоянии перед операцией?

- Я был в коме, в септическом шоке. Это очень трудное состояние, в котором даже в самых лучших клиниках умирает практически каждый второй. Меня успели похоронить даже в некотором смысле. - Сказали жене искать священника... Неделю был в коме, но оклемался. Из-за этого мое состояние на момент принятия решения о трансплантации было очень плохим. Из всех органов работало толком одно сердце... ну то есть как толком... на 52 % от положенного. Но что было, то было...

- Можно ли сказать, что вы сейчас здоровы?

- Ох... с трудом хожу даже 300 метров. Скамеечки требуются и стульчики. Но стараюсь тренироваться. Началось воспаление оболочек мозга, врачи ищут способы это убрать. Из-за такой штуки сильно веселиться не выходит - парализована половина лица. По правилам, мне надо как минимум год еще наблюдаться у трансплантологов и получать массу очень специфических таблеток, чтобы не возникло реакции донора против рецепиента. Врачи следят за мной регулярно, берут анализы, корректируют дозы медикаментов. Это сложный процесс - любая ошибка или пробел в наблюдении может грозить тяжелыми осложнениями. Иммунитет у меня сейчас даже хуже, чем у грудного младенца - тот защищен иммунитетом матери, а я ничем. Поэтому хожу в маске, мало что могу есть. Мне нельзя бывать в людных местах, на улицах. Но я живой, и это намного важнее.

- Хватило ли вам на лечение тех средств, что собрали ваши многочисленные друзья по всему миру?

- Из-за септического шока образовался долг в 380 тысяч долларов. Меня пока терпят «в кредит», но к таким долгам в Америке, конечно, никто долго терпим не будет. Это уж не говоря о том, что коли меня сейчас лечат, и долг тоже растет... Поэтому сейчас пытаюсь собрать денег. Думаю, что это очень честно, ведь врачи сделали всю работу на «отлично», и думаю это очень важно - ведь за мной могут приехать другие русские пациенты, и нельзя оставить дурное впечатление им в качестве «антибонуса». Сбор пока идет туго - собралось 43 % от суммы. И все же очень многие откликнулись. И огромное спасибо им за это! Знаю, что этот текст прочитают другие больные или их родственники, так что я хочу отдельно подчеркнуть, что рак лечится и вылечивается. Не сыроедением, каким-то там льдом, соками то ли рябины, то ли капусты и прочих тропических кактусов. Рак лечится химиотерапией, лучевой терапией, операциями, пересадкой органов. Это не самое приятное знание. Никому не хочется вот так. Это страшно - я знаю. Но это единственный честный путь к победе, все другие ведут в смерть.

- Понимаю, что сейчас большая часть вашей жизни посвящена реабилитации. Но все же – какие проекты, планы у вас как у общественника?

- Я по-прежнему активно работаю, хотя стало труднее, так как лицо парализовано, глаза плохо видят, одно ухо не слышит. По родному Воронежу пытаемся вернуть трамвай, но не в архаичном виде, каким его помнят старожилы, а в современном формате легкого рельсового транспорта. Это дешевая, но очень функциональная замена метро, которую активно готовят для себя города, принимающие ЧМ-2018 по футболу, и которая имеет огромное распространение в США, ЕС, Японии. Такую штуку можно построить быстро, и о кошмаре маршруток можно будет забыть. Комфортно, без пробок, со скоростью метро - хотя и по изолированным линиям на поверхности земли (только чуть-чуть подземных участков для центра). Без уродливых эстакад и миллиардных трат. Очень надеюсь, что власти сумеют помочь воронежцам получить такой же отличный транспорт, как то, что будет в Самаре, Москве, Питере и так далее.

- Антон, что будете делать, когда вас выпишут из клиники?

- Конечно, я буду продолжать делать все, что я делал до операции, дальше и активней. По мере сил и здоровья. Очень жду, когда врачи разрешат прилететь в Россию, соскучился по семье. Сразу поеду в Воронеж. Слишком долго не видел деда, уже не первый День Победы никак не могу поздравить его иначе, чем по телефону. Сейчас врачи стараются поправить мне здоровье, чтобы довести до автономности, а многие люди стараются помочь с долгами и оплатой лечения. Верю, что если мы сделали все однажды, если победили вместе рак, то и эти задачи под силу хорошим людям. Главное, от меня поблагодарите читателей - без них ничего бы не получилось.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: