Премьера спектакля «Солнечный удар» по произведению Ивана Бунина состоялась В воронежском Камерном театре 3 и 4 мая. Режиссер спектакля Ирина Керученко ставит «Солнечный удар» не впервые. Работать над постановкой она начала в «Мастерской Петра Фоменко», но так и не закончила из-за смерти мэтра. В 2014 году спектакль увидели жители Петербурга в Александринском театре.

– Желание повторить спектакль в Воронеже возникло, потому что материал красивый, ясный, солнечный, которого нам всем не хватает, – поделилась режиссер.

По словам Ирины Керученко, спектакль близок Воронежу еще и тем, что поставлен по рассказу Ивана Бунина, который родился в городе.

– Мне нравится решать сложные художественные задачи. И Бунин вдохновил меня на постановку как раз сложностью материала, потому что он не сценичен, – говорит Керученко.

 
 

В постановке сохранен оригинальный текст писателя, несмотря на то, что в нем практически отсутствуют диалоги. Повествование от третьего лица звучит органично: герои говорят словами автора, будто увлечены игрой. Это придает действию очарование и трогательность. Такая сценарная особенность делает постановку «шкатулкой с двойным дном» – если зритель на некоторое время закроет глаза, он не потеряет сюжет, а скорее раскроет для себя историю на более глубоком чувственном уровне. Это подкрепится яркими звуковыми акцентами: стуком каблуков по деревянным доскам, звоном шпор на сапогах Поручика, плеском воды и мелодичностью французского щебета героини.

– У спектакля чудесная сценография и костюмы известного московского художника Марии Утробиной и замечательная музыка Натальи Богданович, прекрасный свет художника по свету Елены Алексеевой, – рассказывает режиссер о художественном оформлении спектакля.

 
 

Лоскутные декорации, напоминающие морскую пену и соленые брызги, нежные шифоновые занавески, деревянный светлый пол – воздушное оформление пространства сцены перемещает зрителя то на палубу парохода, то в гостиничный номер. Малая сцена Камерного создает абсолютно комнатную атмосферу – зритель может видеть эмоции героев, легкие движения кружева платья героини, взмахи ее ресниц.

– История красива по тому градусу, по тому накалу, который передает Бунин, по невыносимой тоске по любви, – считает Керученко.

Внешне легкая, прозрачная картина к середине спектакля обретает сильный внутренний нерв. Трагичность, напряженность постановки во многом обязаны глубоким метафорам и символам: Поручик глотает запахи, оставленные на кружке незнакомкой, вешает на шею забытую ею шпильку для волос, приколачивает гвоздями к полу вещи героини, будто хочет оставить ее в этой комнате навсегда, как и надежду на счастье. Актуальность истории, ее вневременность очевидна, что отмечает и сама режиссер: «Она про каждого, потому что каждый хотя бы раз в жизни влюблялся, мучился и страдал из-за любви».

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter