17 Ноября 2018

суббота, 22:20

$

65.99

74.90

Воронежский арбитр Владимир Москалев: «Футбольный судья должен иметь твердый характер»

, Воронеж, текст — Павел Горячев, фото — Михаил Кирьянов
  • 10308
Воронежский арбитр Владимир Москалев: «Футбольный судья должен иметь твердый характер»

Рефери Премьер-лиги рассказал о пути к элитному дивизиону.

Воронежский футбольный арбитр Владимир Москалев рассказал в интервью корреспонденту РИА «Воронеж» о пути от юношеской команды до судейства матчей элитного дивизиона. Рефери вспомнил, как пришел к судейству, признался в нелюбви к симулянтам и объяснил, почему выступает против введения видеоповторов.

«Судья должен понимать игрока»

– Когда вы решили стать арбитром?

– Я начал заниматься футболом в 1998 году, играл на позиции вратаря. Поиграл три-четыре года, но получил травму. Мой отец сам был голкипером, играл в различных любительских турнирах, он очень хотел, чтобы я продолжил вратарскую династию. Но после моей травмы он предложил мне стать судьей. Мне было 15 лет. Для России это рано – арбитрами становились бывшие футболисты. Лет в 30 ты завершал карьеру игрока и мог судить до 45. А где-то с 2000 года пошел перелом, появились «Курсы молодого арбитра». Для Европы это нормально – судить лет с пятнадцати. Знаменитый Пьерлуиджи Коллина судил с шестнадцати. В 2002 году я пришел на курсы. В 2008 году, когда мне было 22, я был ассистентом главного судьи на матче второго дивизиона. А в 2009 году впервые отсудил в качестве главного арбитра матч «Зодиак-Оскол» – «Ника». Хозяева выиграли со счетом 5:0. Поэтому матч вышел несложным для судейства. Но я все равно волновался, конечно.

– Любой может попробовать свои силы в судействе?

– Конечно. Нужно только находиться в нормальной физической форме. Не быть толстым, грубо говоря – арбитры пробегают за матч не меньше, чем футболисты. И судья доказывает, что выдержит эти нагрузки, сдавая нормативы. Без соответствующей подготовки эти нормативы не сдашь.

– После окончания курсов молодой человек сдает теоретический экзамен, выполняет нормативы физподготовки. Что дальше?

– Он получает возможность судить матчи юношеских турниров. Если все нормально, то начинает обслуживать игры чемпионата города среди взрослых команд. Мы, профессиональные арбитры, смотрим на работу этих молодых судей. Важную роль во всей этой системе играет президент МОА «Черноземье» Рудольф Ходеев. То есть рефери постепенно учится управлять игрой и получает рекомендации для работы на более высоком уровне. Раньше были правила, где было прописано, сколько в каком турнире должен отработать арбитр. Сейчас этого нет – если справляешься, то можешь подняться довольно быстро. Но раньше 26-27 лет до Премьер-лиги все равно не дорастешь, мне кажется. Совсем молодому парню будет непросто справиться с тем давлением, с которым сталкивается судья этого уровня.

 

– Арбитры следуют такому же спортивному режиму, как и футболисты?

– Судьи «режимят» не меньше, чем спортсмены. Но у футболистов есть тренер, а арбитр контролирует себя сам. Судейство, можно сказать, индивидуальный вид спорта. Сейчас наша компания воронежских арбитров набирает физическую форму, с нами занимается Дмитрий Омельченко, тренер по легкой атлетике.

– Тренер не только готовит спортсмена с физической точки зрения, но и разбирает его ошибки.

– Для этого у судей есть инспектор матча. После игры он ставит тебе оценку и пишет подробный рапорт, где отмечает все недочеты в твоей работе. Там есть графа, в которой он отмечает, над чем конкретно судье стоит поработать. И если инспектор отмечает ошибку, он высказывает мнение, почему именно ты ее допустил. Он является твоим учителем, по сути. А с учетом того, что инспекторы на каждом матче разные, после окончания сезона арбитр будет иметь объективную оценку.

– Какими человеческими качествами должен обладать арбитр?

– Судья должен иметь твердый характер. Без внутреннего стержня ничего не получится. Ты должен быть в какой-то мере психологом, в какой-то мере педагогом. Я закончил воронежский педагогический институт и с благодарностью вспоминаю Тамару Федоровну Пушкину, она преподавала мне психологию. Благодаря этим знаниям я научился понимать футболиста. Представьте себе ситуацию – игрок получил по ноге, а арбитр не зафиксировал нарушение правил. И футболист лежит на газоне, поливая руганью судью. В этой ситуации подбегать к игроку и кричать неэффективно. Он просто не сможет адекватно воспринять это. Нужно всегда находить нужные слова, чтобы успокоить игрока. В этой ситуации необходимо дать понять лежащему футболисту, что сфоливший спортсмен в любом случае у тебя «на карандаше» и не окажется безнаказанным. Это и называется «управлением игрой». Ты должен понимать, где нужно дать побороться, а где остановить игру. Где что-то ответить игроку, а где пресечь разговоры. И если человек делает это в матче с участием звезд европейского уровня, это точно судья с большой буквы.

– Судьи наверняка не любят симулянтов даже больше, чем болельщики.

– Симулянт – это обманщик, если говорить напрямую. Кто из судей может нормально к такому относиться? Симулянты хотят обмануть тебя, чтобы ты назначил пенальти, поверив в их трюк. А сейчас футболисты стали «умные», они держат в голове, кто из соперников уже имеет желтую карточку. И при первой удобной возможности могут «нырнуть». Это ненормально. Футбол – мужская игра, и вести себя на поле нужно соответствующим образом. Не зря симуляция считается неспортивным поведением. Но судьи для того и нужны, чтобы разобраться, было ли нарушение правил.

– Сталкивались с предубеждением, что судить может только тот, кто сам играл на профессиональном уровне?

– Так мыслят люди старой закалки. Как можно серьезно так думать, если матчи Лиги чемпионов обслуживают только те, кто не были профессиональными футболистами? Возрастной ценз арбитра – 45 лет. После карьеры игрока ты просто не успеешь дорасти до еврокубков. Получается, что у бывшего футболиста остается только 10-12 лет для судейства.

«Смотреть футбол как болельщик уже не могу»

– Ни разу не жалели, что выбрали эту профессию?

– Нет, я очень люблю свою работу. Я знал, что на уровне Премьер-лиги повышенное внимание уделяется всем аспектам игры. И СМИ освещают происходящее в элитном дивизионе совершенно иначе, чем перипетии ФНЛ. Долго реакции газет ждать не пришлось – уже после нескольких первых матчей я заметил первую критику журналистов в свой адрес.

– Как вы относитесь к этой критике?

– Чаще всего так называемые эксперты ошибаются в оценках. Понятное дело, что часто оценки раздают бывшие арбитры – они имеют право на свое мнение. А как может высказываться человек, который сам никогда не судил, я не понимаю. Собственно, суметь адекватно реагировать на критику, не начать нервничать – часть подготовки арбитра.

 

– Критика сопровождает судью на протяжении всей его карьеры, верно?

– Именно. Еще когда ты судишь детские соревнования, сталкиваешься с такими криками родителей футболистов, что просто диву даешься. И тренеры юношеских команд тоже нелицеприятно высказываются в адрес молодого судьи. Тем самым и родители, и тренеры подают плохой пример юным игрокам. И дети постепенно усваивают эту модель поведения, начинают повторять. Общаясь с молодыми судьями, я всегда говорю им: «Главное – чтоб вы сами себя уважали». Ошибка арбитра не может стать причиной для того, чтобы тебя весь матч оскорбляли. Да, перед тренером стоят определенные задачи, и он нервничает. Но футболисты-то ошибаются! Так почему судья не имеет на это права? Где арбитр будет учиться судить, если не на уровне детских соревнований?

– Скажите честно: кому показать красную карточку проще, Халку из «Зенита» или Тагирбекову из «Анжи»?

– Нет никакой разницы. Правила игры одинаковы для всех. Да, я говорил об индивидуальном подходе к игрокам. Но это касается только коммуникации - ты до игры знаешь, с кем из игроков можно перекинуться фразами, а с кем нет. Бывают моменты, когда я что-то не увидел. Если я понял это, извинюсь перед игроком. Не считаю это зазорным. Нужно всегда вести себя по-человечески. Относись к людям так, как хочешь, чтоб они относились к тебе.

– Каково принимать решение не в пользу команды-хозяйки, когда матч проходит при полных трибунах?

– Работать в таких условиях гораздо интереснее, чем при пустых трибунах. Поверьте, судьям точно так же нужны болельщики, как и футболистам. Видишь, что работаешь для людей. Жаль только, что в России многие болельщики мыслят как конспирологи. Если ты ошибся, могут подумать неизвестно что. И даже если недочетов в работе нет, то достаточно показать кому-то желтую карточку, чтоб болельщики заговорили: «Это неспроста».

– Испытаете ли вы восхищение от красивых действий футболистов?

– Конечно, арбитр ведь такая же часть игры, как спортсмен. И пересматривая красивый гол на видеоповторе после матча, подумаешь: «Вот это даже на поле смотрелось здорово».

– Какой матч вы бы предпочли отсудить – финал Лиги чемпионов или финал чемпионата мира?

– Это приблизительно равнозначные цели, которые могут стоять перед арбитром. Когда я только пришел на «Курсы молодого арбитра», я хотел стать судьей Премьер-лиги. Хочется и дальше ставить перед собой амбициозные цели. Когда доходишь до элитного дивизиона отечественного футбола, понимаешь – все реально. Тем более, сейчас есть возможность судить матчи юношеской Лиги чемпионов и получать европейский опыт. Я был резервным судьей на двух матчах квалификационного раунда Лиги Европы. Было интересно.

– Какой бы матч вам было бы интереснее отработать – «Спартак» – ЦСКА или «Волеренга» – «Скендербеу»? В первой встрече уровень игры будет выше, но отсудить матч еврокубков – очень престижно, это шаг вперед.

– Самый важный матч для судьи – следующий. Я буду счастлив любому назначению. И обслужить матч Лиги Европы, к примеру, было бы для меня большой честью. Все матчи важны – и к встрече команд ФНЛ готовишься усердно. И работаешь с полной самоотдачей. Тем более, ошибка в матче ФНЛ может лишить тебя назначения на матч РФПЛ.



– Вы смотрите футбол для удовольствия?

– Хотел бы я его так смотреть. После последнего тура чемпионата России, который состоялся 4 декабря, я не видел футбола числа до двадцатого точно. Мне нужно было на некоторое время абстрагироваться от футбола. А потом уже можешь включить испанскую «примеру» или английскую Премьер-лигу. Но все равно, когда случается спорный с точки зрения арбитража эпизод, начинаю анализировать его, думать, как бы я поступил. Так что спокойно посмотреть футбол как болельщик уже не могу, не получается.

– Какой европейский чемпионат самый сложный для судейства?

– Тот, в котором работаешь – так наверняка ответит большинство судей. Считается, что очень непросто работать в английской Премьер-лиге – там огромное количество стыков. А мне кажется, что где-то это на руку арбитру – футболисты привыкли к жесткой игре и не ждут свистка. Бьются, пока судья не остановит игру. А у нас игроки могут решить, что ты пропустил фол и устроить настоящую «зарубку». Такой матч будет непросто удержать под контролем. В Англии же футболист после стыка встанет и побежит на свою позицию. Он не будет думать: «Надо запомнить этого игрока и так его ударить, чтоб ему в два раза больнее было».

– Об этой проблеме в свое время говорил президент ЦСКА Евгений Гинер – по его мнению, в российском чемпионате, в отличие от немецкого, испанского и английского, нет своего стиля судейства.

– Мы потихоньку вырабатываем этот стиль. Это одна из основных задач, которая стоит перед судейским корпусом. Нужно, чтобы все арбитры демонстрировали одинаковый подход. Но это сложно. Все-таки каждый рефери – индивидуальность, который может по-разному относиться к тем или иным аспектам игры.

– Почему российские судьи так долго не обслуживали матчи финальных турниров чемпионатов Европы и мира? Перед тем, как Сергей Карасев получил приглашение отсудить континентальный турнир 2016 года, последним был Валентин Иванов на мундиале в 2006.

– Происходила смена поколений. После ухода таких мастеров как Валентин Иванов, Юрий Баскаков, Николай Иванов не было тех, кто смог бы стать им равнозначной заменой. Но это лишь мое предположение. Главное, что Карасев отсудит матчи чемпионата Европы, весь отечественный корпус арбитров очень рад за него. Я хотел бы обозначить другую проблему – в России вообще мало футбольных судей. В Англии их тысячи. В нашей стране значительно меньше. Их мало в том числе и потому, что мало профессиональных команд, мало дивизионов. А в Англии огромное количество лиг и турниров. А в структуре немецких дивизионов вообще очень непросто разобраться.

– Интересно, как профессиональный арбитр относится к идее использовать видеоповторы.

– Я против. Во-первых, это отрицательно скажется на динамике игры. Даже на повторе не всегда видно, что случилось. И просмотр момента может занять тридцать секунд, а может и несколько минут. В баскетболе тайм-ауты заполняют группы поддержки – в футболе нет таких пауз, нет чирлидеров. Система определения гола – другое дело. Вводить видеоповторы – значит лишить игру определенной человеческой составляющей. А она должна жить в футболе всегда.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Больше интересного в вашей ленте
Читайте РИА Воронеж в Дзене

Главное на сайте

Вход
Используйте аккаунты соцсетей
Регистрация
Используйте аккаунты соцсетей
CAPTCHA
Не помню пароль :(
Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: