История Воронежа – это история индустриализации

Начиная с петровских верфей, передовых индустриальных технологий своего времени, до – советских промышленных гигантов. Но вот дальше по ряду причин – уж слишком затянувшиеся провал и стагнация. А на сдачу – позабытое чувство гордости за воронежские бренды индустрии.

Но одним таким чувством сыт не будешь. Потому и возникает логичный вопрос обывателя: а что мне с того, что региональная промышленность растеряла былую мощь? Дело не только в том, что умная модернизация отрасли – это новые рабочие места, высокие зарплаты, большие налоги. Это создание совсем другого подхода как к производству, так и потреблению. Пример: губернатором Александром Гусевым в рамках его фактически личного проекта «Новая индустриализация» заявлено создание предприятий по глубокой переработке сельхозпродукции. Что, в свою очередь, дает здравомыслящим инвесторам возможность снизить конечную стоимость продуктов питания. А далее по цепочке – экономия семейных бюджетов воронежцев.

Но это лишь один из углов обзора. Ведь когда физиологический голод утолен, наступает время для удовлетворения голода уже идеологического. И сегодня в Воронежской области ответ на запрос общества анонсирован: конкретная, комплексная, системная идеология. «Новая нефть», как любят выражаться модные экономисты.

Новое индустриальное общество – это всегда союз профессионалов. Снизу доверху. Механизм непрерывного воспроизводства точных знаний, обязательная высокая квалификация исполнителей и самореализация инженеров, изобретателей, конструкторов. Индустриализация – это конкретика в образовании и воспитании. Это реально открытые социальные лифты: если ты что-то умеешь, если ты профи, то пределов роста для тебя просто нет. Это принципиально другие жизненные приоритеты. Когда каждый большой специалист не просто «надежа и опора» своего трудового коллектива, а self made man, реальный пример для подражания, с правильными самоопределением и самоидентификацией.

Вместе с тем, очевидно, что перезапуск промышленности – процесс не одномоментный. Сейчас в регионе просматриваются ростки новой индустриализации в виде особых экономических зон и технопарков. Впрочем, как показывает опыт других областей, одного этого сегодня уже недостаточно: слишком велика конкуренция за инвесторов между регионами. Если и заявляется прорыв, вхождение в «элитный дивизион» промышленных территорий страны, на это нужно бросать все силы административной машины – организационные, финансово-бюджетные и политические. Головная боль владельцев крупных капиталов, связанная с бюрократией, должна сниматься тем, что инвесторов надо водить по властным кабинетам буквально за руку. Губернатором Гусевым недвусмысленно заявлено, что и это обязательно учтено. Как говорится, будем наблюдать.

В теории самоорганизации есть понятие точки бифуркации – критического состояния системы, из которого она или окончательно погружается в хаос, или становится на траекторию развития. Сегодня сделана амбициозная заявка на выход локомотива воронежской экономики с запасного пути. И пока она звучит многообещающе.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter