Корреспонденты РИА «Воронеж» продолжают рассказ о героях Великой Отечественной войны, в честь которых названы улицы Воронежа. В первой части проекта «Улицы победителей» речь шла о воронежцах, защищавших родной город, – это Даниил Куцыгин, Константин Феоктистов, Ревекка Мухина, Лидия Рябцева, Андрей Санников, Анна Скоробогатько, Валентин Куколкин и Константин Стрелюк.

Во второй части мы расскажем о 26 героях, которые родились далеко от Воронежа, но защищали его. Вместе с известным воронежским историком Владимиром Размустовым корреспонденты портала вспомнят героев и расскажут об улицах, названных в их честь.

Михаил Абызов (1910 – 20.07.1942)

 

Старшина и парторг 7-й роты 3-го батальона 849-го стрелкового полка 303-й стрелковой дивизии. Посмертно награжден орденом Красного Знамени.

Ценой своей жизни обеспечил роте и всему третьему батальону успешную атаку позиций противника в районе ипподрома.

Михаил Абызов был сыном партизана-подпольщика. До войны он успел поработать шахтером на малой родине в Кемерово. Позже его повысили до руководителя коммунального хозяйства города. Но Великая Отечественная война перечеркнула карьеру молодого управленца.

В Красную Армию он попал в апреле 1942 года. Прославленная 303-я дивизия формировалась в Кемерово. Почти целиком она состояла из шахтеров, у которых за плечами не было боевого опыта. Сражаться за Воронеж Абызов и его сослуживцы начали 19 июля 1942 года. На следующий день, 20 июля, отважный воин погиб на северной окраине Воронежа.

Во время штурма города вырвался вперед с ручным пулеметом и открыл по ДЗОТу (укрепленная оборонительная дерево-земляная огневая точка – РИА «Воронеж) огонь. Когда пулемет был выведен из строя, бросился на ДЗОТ с гранатами, взорвав его вместе с собой,
из архива центра военно-патриотического воспитания «Музей-Диорама».

Михаил Абызов погиб в районе ипподрома – ныне территория улиц Беговая, Хользунова, Шишкова и Московского проспекта. А за несколько дней до этого, бросившись на амбразуру фашистского ДЗОТа, погибли в боях за улицу Ленина Геннадий Вавилов (15 июля 1942 года) и Михаил Бовкун (17 июля 1942 года). Защитники Воронежа совершили такой же подвиг, как и прославленный во времена СССР Александр Матросов.

Фото — Елена Миннибаева

Но о гибели Абызова, Вавилова и Бовкуна не снимали фильмы, не сочиняли песни и не ставили памятники в различных городах. В тяжелое переломное время стране был нужен конкретный герой. Этим национальным героем и стал Александр Матросов. В советской литературе подвиг Матросова стал символом мужества и воинской доблести, бесстрашия и любви к Родине. По идеологическим соображениям даже дата смерти Матросова была перенесена на 23 февраля и приурочена ко Дню Красной армии и Флота, хотя согласно именному списку безвозвратных потерь второго отдельного стрелкового батальона Александр Матросов только на фронт попал 25 февраля 1943 года, а погиб – 27 февраля.

– Помню, как в советское время нам, школьникам, говорили: «трое в в боях за Воронеж повторили подвиг Матросова». Но как в 1942 году можно было повторить событие 1943 года? Тогда таких вопросов публично никто не задавал. Сейчас стали иначе писать и говорить – якобы Абызов, Вавилов и Бовкун «предвосхитили» подвиг Матросова. На мой взгляд, «предвосхитили» тоже крайне неудачная формулировка. Звучит как недоподвиг или «почти подвиг» и абсолютно не подходит для описания подвигов защитников Воронежа, которые вместе с собой уничтожили все, что находилось в ДЗОТах, – рассказал кандидат исторических наук, консультант спецпроекта РИА «Воронеж» Владимир Размустов.

Фото — Елена Миннибаева

Михаил Абызов похоронен в братской могиле № 2 на Московском проспекте (Памятник Славы). На момент гибели ему было 32 года.

На месте ипподрома и аэродрома поднялись многоэтажные здания, проложены улицы, а Задонское шоссе, уступив место широкой магистрали Московского проспекта, отодвинулось к новой городской черте. Трудно поверить, что летом 42-го вся эта местность была изрыта окопами и траншеями, изуродована воронками от снарядов и бомб. Невозможно представить, что когда-то тут не умолкал гул орудий, рев танковых и авиационных двигателей, лилась кровь, умирали солдаты. Только как не поверить, как не представить все это, когда стоишь у громады памятника на братской могиле № 2, смотришь на беспокойные колебания пламени Вечного огня у поста № 1, читаешь фамилии погибших на мраморных плитах мемориальной стены. Более десяти тысяч советских воинов сложили голову на тех рубежах, которые скрыты теперь под асфальтом улиц и площадей, под зданиями жилых домов, школ, магазинов,
из книги Александра Гринько «Линия Ратной Славы».

В Кемерово хранят память о герое-земляке, есть улица его имени в самом старом «шахтерском» районе города. В Воронеже улица Абызова находится в частном секторе Коминтерновского района перпендикулярно Московскому проспекту и параллельно улицам Беговая и 45-ой Стрелковой Дивизии. До 1965 года улица называлась Зеленой, на ней в довоенное время в доме №33 проживала прославленная зенитчица Лидия Рябцева.

Фото — Елена Миннибаева

На улице Абызова можно найти сразу три таблички, посвященные отважному шахтеру. Две расположены на доме №4.

Фото — Елена Миннибаева

– Сначала одну доску повесили на нашу половину дома. Это в 60-х годах было, я еще маленькая тогда была. А потом появилась вторая доска. Возможно, ее решили обновить, но прежнюю доску не сняли. Мы за ней до сих пор ухаживаем: моем, золотой краской все буковки подводим. Приходится ухаживать, ведь за все это время никто из управы не пришел и поинтересовался, висит ли доска Абызову, в каком она состоянии, – рассказала жительница дома №4 Галина Копытина.

Фото — Елена Миннибаева

Еще одна доска расположена на доме № 78, правда, найти ее очень сложно - табличку от глаз прохожих скрывают деревья.

Фото — Елена Миннибаева
×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter