Корреспонденты РИА «Воронеж» продолжают рассказ о героях Великой Отечественной войны, в честь которых названы улицы Воронежа. В первой части проекта «Улицы победителей» речь шла о воронежцах, защищавших родной город. Во второй мы расскажем о 26 героях, которые родились за пределами Воронежа, но сражались за него. Вместе с известным воронежским историком Владимиром Размустовым корреспонденты портала вспомнят героев и расскажут об улицах, названных в их честь.

Александр Лизюков (26.04.1900 года-23.7.1942 года)

Советский военачальник, Герой Советского Союза, генерал-майор. Командовал 5-й танковой армией во время Воронежско-Ворошиловградской оборонительной операции в 1942 году.

Пожалуй, нет в Воронеже человека, который никогда не слышал бы о Лизюкове. Интересующиеся историей знают, что это был известный военачальник со сложной судьбой и загадочной гибелью. У других фамилия генерала на слуху благодаря мультфильму «Котенок с улицы Лизюкова». А улица, названная в честь героя СССР – одна из самых известных в Воронеже.

Александр Лизюков родился в Гомеле в семье сельского учителя. У будущего генерала было два брата, которые тоже отличились на военной службе. Старший, Евгений, – был партизанским командиром, погиб в июле 1944 года под Минском во время столкновения с немцами. Младший, Петр, командовал 46-й истребительно-противотанковой бригадой, погиб в бою в январе 1945 года.

Будущий генерал был отличником в учебе

Александр Лизюков в 19 лет добровольно вступил ряды Красной Армии. В ноябре 1919 года окончил Смоленские артиллерийские курсы комсостава в Москве и был назначен командиром артиллерийского взвода. Воевал против войск генерала Деникина и атамана Петлюры. С сентября 1923 года был заместителем командира бронепоезда № 12 «Имени Троцкого» 5-й Краснознаменной армии на Дальнем Востоке. По утверждениям историков, годы Гражданской войны в России стали периодом настоящего бума бронепоездов.

«Сухопутные броненосцы» действовали на стороне всех воюющих сторон — у красных, белых, украинцев, петлюровцев, поляков и иностранных интервентов. Но по размаху строительства и боевого применения бронепоездов Красная Армия, без сомнения, опережала всех. Всего же с осени 1917 года по начало 1922 года на железных дорогах бывшей Российской империи всеми воюющими сторонами было задействовано более 500 бронепоездов различных конструкций»

Из статьи Максима Коломиеца «Бронепоезда в Гражданской войне в России в 1918-1922 гг.»

В сентябре 1924 года Александр Лизюков был зачислен в военную академию имени Фрунзе. Во время учебы проявил себя как творческая личность. Помимо статей и брошюр на военно-техническую тематику будущий генерал участвовал в выпуске журнала «Красные зори», писал стихи в основном на революционную тематику.

«Нашу родину рабочих
И отечество крестьян
Не задушит, не подточит,
Ни буржуй, ни наглый пан!»

После окончания академии Александр Лизюков несколько лет преподавал на военных курсах и в военно-технической академии. Позже формировал отдельный тяжелый танковый полк и командовал им, а с марта 1936 года руководил 6-й отдельной тяжелой танковой бригадой имени Кирова, которая имела на вооружении танки Т-28 и Т-35. Современники отмечали, что Лизюков отдавал все силы подготовке танкистов. Он вникал в каждую мелочь, смело экспериментировал с вождением. Требовал водить танки на больших скоростях, преодолевать лесные зоны, овраги, гористые участки. Его воспитанники становились настоящими мастерами танкового дела.

Александр Лизюков с супругой

За успехи в боевой подготовке полковник Лизюков получил орден Ленина. Осенью 1935 года отправился во Францию в составе советской делегации военных наблюдателей на маневрах французской армии.

Казалось бы, военная карьера идет в гору, но в феврале 1938 Лизюкова арестовали по подозрению в участии в антисоветском военном заговоре. На допросах с помощью пыток из него выбили показания, что он «собирался совершить террористический акт в отношении наркома Ворошилова и других руководителей ВКП(б) и советского правительства путем наезда танка на Мавзолей во время одного из парадов». Лизюков «взял всю вину на себя», но никого из своих товарищей так и не оговорил. На свободу Александр Лизюков вышел благодаря первой бериевской амнистии. В 1939—1940 годах из тюрем ГУЛАГа было выпущено коло 290 000 человек. Военным трибуналом Лизюков был полностью оправдан, восстановлен в звании и должности.

«Из 19 мес. моего заключения 15 меня содержат в одиночке... Очевидно, те, кто это делает, думают этим режимом нервного и психического измора довести меня до суда к сумасшествию, чтобы на суде я не мог здраво рассуждать, доказывать правду и разоблачать ложь... Я прошу Вас... перевести меня в общую камеру или посадить ко мне кого-либо. Если вы мне в этом откажете, я принужден буду покончить с собой...»
Выдержка из письма на имя военного прокурора ЛенВО от 19 августа 1939 года.

Из книги Виталия Жилина «Герои-танкисты 1941-1942 гг»

Сразу после оправдания Лизюков был назначен преподавателем Военной академии. Через год стал заместителем командира танковой дивизии, а за день до начала Великой Отечественной войны получил назначение на должность начальника 1-го отдела автобронетанкового управления Западного особого военного округа. В новой должности Лизюков пробыл недолго. Через три дня его назначили заместителем командира 17-го механизированного корпуса и отправили из Москвы на фронт в расположение штаба корпуса, который находился в Белоруссии.

Генерал -майор Лизюков на совещании с офицерами

В середине апреля 1942 года Александр Лизюков получил приказ сформировать 2-й танковый корпус, который по решению Ставки был включен в состав вновь созданной 5-й танковой армии. Она дислоцировалась в полосе Брянского фронта, сначала юго-западнее Ельца, а затем северо-западнее Ефремова. Командование Брянского фронта выбрало 5-ю танковую армию для организации контрудара по флангу и тылу группировки немецких войск, наступавших на Воронеж.

Александр Лизюков был против подобных кардинальных решений. Он отправил телеграмму с описанием более оптимального решения, которое позволило бы максимально в этой ситуации сохранить жизни людей и технику. Но обращение Лизюкова осталось без ответа. В итоге нерадостные прогнозы опытного военачальника сбылись.

«5-я танковая армия задания не выполнила. Ее командование, не имея опыта в вождении таких танковых объединений, на первых порах действовало не совсем уверенно, штаб фронта ему не помогал и фактически его работу не направлял; не было поддержки со стороны фронтовых средств усиления — артиллерии и авиации. Поэтому одновременно мощного удара танков по флангу и тылу ударной группировки врага достичь не удалось».

Из книги Маршала Советского Союза Александра Василевского «Дело всей жизни»

По словам кандидата исторических наук Владимира Размустова, военная операция под Воронежем была трагической и неудачной, но вины Лизюкова там не было.

– Александр Лизюков отлично себя показал в 1941 году и за это получил звание Героя СССР. Поэтому командование выбрало 5-ю танковую армию Лизюкова для организации контрудара по флангу и тылу группировки немецких войск, наступавших на Воронеж. 5 июля армии была поставлена задача перехватить коммуникации танковой группировки противника, прорвавшейся к реке Дон на Воронеж и сорвать ее переправу. Если бы это получилось, то не было бы Сталинграда. Но времени для подготовки и организации контрудара Москва не дала. Танковые корпуса вступали в бой не одновременно, а по мере прибытия. Корпуса вступали в бой, не имея возможности провести разведку и полностью сосредоточиться,– пояснил кандидат исторических наук Владимир Размустов.

Реакция на невыполнение задачи последовала мгновенно – танковую армию Лизюкова расформировали, а командарма понизили до должности командира танкового корпуса.

– В послевоенных мемуарах многие советские военачальники: Александр Василевский, Михаил Казаков, Павел Ротмистров и другие - часто называли виновниками неудачи друг друга и лично командарма Лизюкова, не беря ответственность на себя. Однако, по оценке современных воронежских историков, например, Виктора Шамрая, роль Лизюкова в провале операции сильно преувеличена: неудачу операции 5-й танковой армии предопределили ошибочные решения высшего советского командования, которые в дальнейшем уже не смогли скомпенсировать никакие героические действия отдельных советских частей и бойцов,– пояснил историк Владимир Размустов.

Момент гибели Александра Лизюкова до сих пор окутан тайной

Александр Лизюков погиб 23 июля 1942 года. Подробности его смерти до сих пор окутаны тайной. Существуют несколько версий событий того дня.

По одной из них у Лизюкова состоялся тяжелый разговор с заместителем командующего Брянским фронтом, генерал-лейтенантом Чибисовым по поводу неудовлетворительных действий 2-го танкового корпуса. Он получил приказ силами своего корпуса наступать в село Медвежье Семилукского района. Известный воронежский журналист Василий Песков так описал момент гибели генерала.

«Из зарослей и ударила тяжелая противотанковая пушка немцев по танку. Попытки вытащить танк из зоны обстрела вызвали обострение боевой обстановки. Погибших вывезли на броне танка. Похоронили их на кладбище возле церкви в селе Лебяжьем, у речки Сухая Верейка. В воспоминаниях говорится, что труп генерала был «обезличен» (то есть похоронили генерала без знаков отличия, видимо, опасаясь, что немцы, узнав, кто погиб, используют смерть известного человека для пропаганды). Что доложено было «наверх», точно никто не знает. В разговорах упоминается встреча Катукова со Сталиным. Уязвленный и до крайности раздраженный только что ставшей известной изменой Власова Сталин будто бы крикнул: «Где Лизюков?! Что, тоже к немцам подался?». Катуков решительно защищал боевого товарища, но тень того разговора густо легла на память о Лизюкове».

Из материала Василия Пескова «Судьба героя»

Из списков Красной Армии генерала Лизюкова официально исключили 2 октября 1942 года

Вторую версию о смерти Лизюкова рассказал известный писатель-фронтовик Константин Симонов. В книге «Разные дни войны» говорится, что приказ о наступлении на Медвежье генерал не получал, а действовал самостоятельно.

«Одна из его бригад была отрезана, и с ней была потеряна связь. Обескураженный своими неудачными действиями в предыдущие дни, Лизюков не стал дожидаться подхода танков другой, подтягивавшейся из тыла бригады, сел на свой командирский танк КВ и пошел разыскивать пропавшую бригаду в одиночку. Через два или три километра, когда он подходил к опушке леса, его танк расстреляли в упор спрятанные в засаде немецкие орудия. Спасся только один башенный стрелок – он успел выскочить, забился в рожь и оттуда видел дальнейшее. По его словам, фашисты окружили танк, вытащили оттуда трупы погибших, в том числе труп Лизюкова, по документам поняли, что это генерал, и в доказательство того, что он убит и что они забрали именно его документы, отрезали у трупа голову и взяли ее с собой»

Правда, сразу же Константин Симонов делает поправку. После войны он разыскал в архиве письмо артиллериста Петра Лебедева, который поведал, что видел, как 23 июля 1942 года горел танк Лизюкова. И согласно этим воспоминаниям, тело генерала было целым, а значит, немцы до него все-таки не добрались.

«Помню эти высокие траурные, черные, как копоть, столбы дыма. В этот вечер на нашу огневую набрел раненный в голову танкист. Присев на бруствер окопа, он, как водится, закурил и рассказал, что на его глазах погиб командарм-5, что он видел (или даже сам участвовал в этом), как его обгорелый труп извлекали из сожженного танка. Сейчас я боюсь еще что-нибудь добавить, не помню. Названа была и фамилия командарма – генерал Лизюков. Запомнился мне этот случай и снова возник в памяти, когда в конце пятидесятых годов стали говорить о трагической судьбе этого генерала...»

Из книги Константина Симонова «Разные дни войны»

Долгое время считалось, что генерал Лизюков похоронен в братской могиле на территории школы в селе Медвежье. В 60-е годы там был установлен мемориальной обелиск. Но никаких останков под ним в итоге найдено не было.

В 2008 году история с поисками могилы генерала получила новый поворот. Журналисты одного федерального телеканала заявили, что располагают письмом личного водителя Лизюкова, в котором была написано, что он лично принимал участие в захоронении генерала, в письме указывалось и точное место могилы. Поисковики из воронежской организации поисковых объединений «Дон» обнаружили по приметам из письма братскую могилу.

Чтобы понять, был ли захоронен Лизюков в братской могиле, эксперты применили метод фотосовмещения

Чтобы провести ДНК-экспертизу и узнать, действительно ли в захоронении находятся останки командарма, был приглашен родственник Лизюкова из Белоруссии. Но генетическое исследование не пролило свет на историю 66-летней давности – выделить образцы ДНК из найденных останков не удалось. Тогда эксперты решили применить метод фотосовмещения сохранившегося черепа с пожизненными фотографиями генерала. Исследование показало сходство на 85%. На специальной комиссии говорили, что нет бесспорных доказательств, что найденные кости принадлежат именно Лизюкову, но все равно было принято решение считать их останками Героя СССР.

Останки генерала Лизюкова вместе с останками семи неизвестных солдат, найденных в захоронении, были перезахоронены возле памятника Славы на Московском проспекте Воронежа.

«После панихиды гроб с останками генерала погрузили на лафет бронетранспортера, и парадный расчет двинулся от храма к Памятнику Славы по Московскому проспекту. Движение по центральной городской улице перекрыли. По обочинам дороги выстроились сотни зевак. Любопытные высовывались из окон офисных «свечек» и жилых домов, чтобы снять грандиозное шествие на сотовый телефон. За лафетом с гробом шли сотни воронежцев»

Из газеты «Молодой коммунар», 7.05.2009 г.

Перезахоронение. Май 2009 г.

Однако до сих пор не утихают разговоры о том, что на самом деле в братской могиле не было останков Лизюкова и под его фамилией захоронили неизвестного бойца.

В своей книге «Тайна гибели генерала Лизюкова» историк Игорь Сдвижков заявил, что личный шофер Лизюкова не писал письмо о захоронении, а найденные останки не могут принадлежать командарму. Также Сдвижков критикует метод фотосовмещения.

«Голова погибшего танкиста , в кармане которого нашли вещевую книжку Лизюкова и который по совокупности всех признаков и был именно им, имела такие повреждения , что они обязательно были бы видны на черепе. В худшем же случае совмещать с фотографией было бы вообще особенно нечего. А что же показал нам эксперт? Совершенно целый череп вообще без каких-либо видимых повреждений. Одно это красноречиво говорит о том, что исследованный экспертами череп никак не мог принадлежать человеку, голова которого была полностью разбита или даже раздавлена!»

Из книги Игоря Сдвижкова «Тайна гибели генерала Лизюкова»

На доске, которая установлена на доме №25 по ул. Лизюкова, прочитать текст сложно

Улица Лизюкова построена на месте летного поля старого аэродрома. Официально на карте Воронежа она появилась в 1974 году. Начинается она от пересечения с Московским проспектом и тянется до пересечения с улицей Антонова-Овсеенко.

Мемориальная доска генералу находится на доме №25 по улице Лизюкова. Прочитать, что на ней написано, трудно: серые буквы сливаются на бежевом фоне. Доска, расположенная на пересечении Московского проспекта и улицы Лизюкова была установлена в 2005 году. Табличка в отличном состоянии, хорошо читается текст, есть фотография, только увидеть эту мемориальную доску воронежцы не могут. Здание по адресу: Московский проспект, 97 - ремонтируется. Территория огорожена забором. Рабочие сообщили корреспондентам РИА «Воронеж», что, скорее всего, они будут снимать доску Лизюкову, когда дойдет дело до реставрации фасада. А вот повесят ли обратно – не знают. Возможно, доска не впишется в дизайн нового здания. РИА «Воронеж» проследит за судьбой доски генералу Лизюкову.

Доска на доме № 97 по Московскому проспекту скрыта за строительным забором

Еще одна мемориальная доска Александру Лизюкову вскоре появится на школе №94. Имя генерала ей присвоено в 2007 году по инициативе учеников, участвовавших в поисках братских могил времен ВОВ, там открыли музей Лизюкова.

– Доску уже должны были повесить на днях, но на ней была обнаружена биографическая ошибка, и табличку отправили на переделку. Думаем, до конца сентября мы ее повесим на фасаде нашего учебного заведения,– рассказали в школе №94.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter