12 Ноября 2019

вторник, 02:05

$

63.91

70.48

Воронеж иностранный. Итальянец Массимо Маркини – о ризотто, феминизме и «смерти от радости»

, Воронеж, текст — , фото — Михаил Кирьянов
  • 4350
Воронеж иностранный. Итальянец Массимо Маркини – о ризотто, феминизме и «смерти от радости»

Спецпроект о приезжих из-за рубежа.

В центре очередного материала спецпроекта «Воронеж иностранный» – 76-летний итальянский предприниматель Массимо Маркини, который живет в России с 1993 года, а в Воронеже – с 2006 года. Он посредник, который налаживает связи между итальянскими и российскими предпринимателями. Благодаря работе итальянец объехал весь мир, но укоренился в Воронеже, найдя здесь жену. Себя Массимо Маркини сравнивает с главным героем фильма Георгия Данелии «Мимино»: любимую, как и Мимино, называет исключительно по имени-отчеству – Ларисой Ивановной.

О свободной работе и путешествиях

– В Россию я попал совершенно случайно. Моя родина – Италия. Я обожаю свою родную Флоренцию и горжусь тем, что я флорентинец. Поначалу у меня была доля в семейном бизнесе – кирпичном производстве, но я ее продал: по своей натуре я свободолюбивый конь, которому нужен простор для галопа. Жить и работать на одном месте, в офисе, я не могу. Мне легче поехать в Саудовскую Аравию, где температура воздуха +54 градуса, чем сидеть в офисе. Именно поэтому после 27 лет я стал свободным профессионалом – помогаю итальянским и испанским фирмам заниматься экспортом и развитием, выходить на внешний рынок.


Фото – Михаил Кирьянов

В 1987 году, после того как Испания вошла в Евросоюз, я переехал в Мадрид. С 1992 года в Испании был сильный кризис. Один из моих клиентов по бизнесу пригласил меня в Москву. Так в 1993 году я оказался в России. На работу меня взяли по трудовому договору с 13 апреля по 31 декабря. Но, как видите, я еще здесь. За все это время я объездил всю страну – был в Новосибирске, Красноярске, Калининграде, Норильске, Махачкале.

«Италия» – это магическое слово в России. Стоит его только произнести, у человека начинают блестеть глаза. Но я предпочитаю говорить, что я из Флоренции. Ни разу в жизни мне еще не говорили: «Флоренция? А где это?».

Работа в России была для меня вызовом. До этого таким же вызовом была работа в Африке и странах Персидского залива – Иордании, Кувейте, Саудовской Аравии, Арабских Эмиратах. Я также побывал Китае, США, Латинской Америке, Европе. Но трудиться в тихих благополучных странах мне всегда было скучно. Поэтому я сознательно выбирал страны, где был риск. В Нигерии я работал с итальянской газовой компанией. В Кувейте помогал итальянским дизайнерам продавать предметы интерьера, фарфор, хрусталь, серебро.

На Западе многие думают, что в начале 1990-х Россия была «третьим миром». Это не так – поверьте, я знаю, что такое «третий мир». Это была богатая страна с бедным народом, которая в очень сжатые сроки переходила от плановой экономики к капитализму. Когда переехал сюда, я вдруг открыл для себя, что здесь не ходят медведи по улицам, а люди не убивают время, играя на балалайке. Не могу сказать, что я ассимилировался: русская баня не для меня, соленые огурцы мне не нравятся.

Еще одна причина, по которой мне понравилась Россия, – русский язык. По первому образованию я лингвист – переводчик-синхронист с английского, французского и испанского. Для меня как для языковеда русский язык был вызовом. Мне всегда нравилась его гибкость: так интересно наблюдать, как от перестановки слов в предложении смысл фразы радикально меняется!

О переезде в Воронеж


Фото – из личного архива Массимо Маркини

– В Воронеже я оказался в конце 2004 года. Я жил в Москве и случайно познакомился в метро с культурным и грамотным человеком из Воронежа, который переехал в Москву. Он знал несколько языков и долгое время прожил за границей. Мы стали друзьями. Он посоветовал съездить в Воронеж и дал мне адрес своих друзей. В город я приехал начале 2005 года, меня встретили здесь очень радушно. Я помог кому-то приобрести строительную технику для ремонта старинных зданий – памятников архитектуры. Во времена власти мэра Сергея Колиуха я решил открыть офис на улице Революции 1905 года. По иронии судьбы, в том же здании были ритуальные услуги.

Я продолжал работать в Москве, но каждый месяц на одну неделю приезжал в Воронеж. Занимался торговлей и продавал все подряд. Кто-то искал итальянскую кофе-машину для эспрессо, кто-то – итальянскую древесину. Это был мелкий бизнес, импорт и экспорт.

С 2007 года я переехал в Воронеж, чтобы жить спокойно и без суеты – Москва со своим бешеным ритмом жизни мне надоела. Я решил, что моя фирма будет базироваться в Воронеже.

О жене

– В конце 2005 года я встретил в Воронеже свою судьбу. Имя моей жены – Лариса Ивановна. Догадываетесь, какое у меня было прозвище? Мимино. Кстати, как это ни смешно, но на Кавказе меня принимали за своего. С 1994 года я интенсивно работал с дагестанцами – мои клиенты-итальянцы покупали коровьи шкуры для последующей выделки в Италии. Из нее делали кожаную одежду. У меня был офис в Махачкале – раз в два месяца я ездил туда, и ни разу в жизни меня не приняли за иностранца. В Дагестане живут аварцы. Они общались со мной на своем наречии и, когда я сказал, что я итальянец, они обалдели. Аварцы говорили мне: «Какой итальянец?! Наверное, у тебя бабушка – аварка!». Но я составлял свое генеалогическое древо, исследовал 700-летнюю историю своих предков. По материнской линии они родом из Каталонии (Испания). А предки по отцовской линии – чистокровные флорентийцы.

С Ларисой Ивановной я познакомился 10 декабря 2005 года. У меня была рабочая встреча в кофейне «Дубль два», вместе с нами была переводчица, которая узнала знакомую, сидевшую за соседним столиком. Я пригласил ее присоединиться к нам. Это была моя будущая жена. Между нами проскочила молния, это была любовь с первого взгляда. А вечером я пригласил ее с подругой на вернисаж. Так начались наши отношения. С тех пор мы вместе. В семье мы говорим по-русски – по-итальянски Лариса знает лишь десять слов. Мы договорились, что после замужества Лариса Ивановна не будет сидеть дома, ведь скука – худший советник. Она постоянно чем-то занята, сейчас работает старшим продавцом в магазине.


Фото – из личного архива Массимо Маркини

О позитивном настрое и жизненном опыте

– Мне 76 лет. Лариса Ивановна на год старше моей дочери. У меня двое детей – дочь 1971 года и сын 1972 года. Каков секрет моего хорошего самочувствия? Когда вы идете по улице и смотрите не вперед, а назад, то все фонари будут ваши. Когда вы просыпаетесь утром, думайте о том, что вас ждет впереди. То, что вы сделали – неважно, хорошо или плохо, – это ваш опыт. Это уже закрытое дело. Знаете, я люблю картонные папки с ленточками, на которых написано «дело». Вы можете завязать ленточки в узел. Каждый день моей жизни – это папка с ленточками. Мне интересно, что будет завтра, через неделю, через месяц. Если у вас в жизни не было неприятных остановок, значит, в вашей жизни не было опыта – а значит, ничего хорошего не получится. Мне нравится каждый день бросать самому себе вызов, именно поэтому я работал в Африке и на Ближнем Востоке. Я не хочу умереть от скромности – я хочу умереть от радости, которую я получаю при решении проблем.

О воронежских девушках и феминизме

– Мои любимые места в Воронеже – Адмиралтейская площадь, проспект Революции, Кольцовский сквер. Обожаю прогулки пешком, по 5-10 км, по улицам Сакко и Ванцетти, Кирова, Плехановской. Мне нравится смотреть женщин с пакетами и студентов. Мне нравится смотреть, как молодые люди смотрят на мир – по их взгляду становится понятно, какой их ждет путь.

Я не ожидал, что в Воронеже учится 130 тыс. студентов. Когда кто-то из итальянцев 30-35 лет приезжает сюда по работе в теплое время года, я рекомендую сходить в Кольцовский сквер. Это моя традиционная шутка. Представьте себе 30-летнего итальянца, который говорит по телефону на итальянском. Девушки сразу отмечают его из толпы мужчин и пытаются познакомиться, спрашивая: «What time is it?». Через 15 минут он уже знакомится с девушкой.


Фото – из личного архива Массимо Маркини

Воронеж для итальянцев – это Мекка, Клондайк, который славится красивыми девушками. Казалось бы, почему? Ведь в Италии живут очаровательные женщины. Но им совсем не к лицу англосаксонский феминизм. В латинском и греческом мире структура общества и семьи совсем другая. И итальянки, особенно те, кому сейчас между 35 и 50, начали бросать вызов мужчинам, показывая, что они сильнее их. В этом нет никакого смысла, ведь женщины во всем мире априори сильнее мужчин – именно на них держатся семьи. Мужчина уже признает, что женщина выиграла, – зачем бросать вызов? Я лучше найду женщину, которая не бросила мне вызов и которой я отдам всю власть. Итальянцы любят романтику и красивые слова, но их трудно говорить девушке, которая по 10 раз на дню бросает тебе вызов. Русские женщины вызов мужчинам не бросают. Кстати, сейчас многие итальянки, которым нет 30, посмотрев на русских женщин, вернулись на каблуки.

О частном секторе и религии

– В Воронеже мне нравится частный сектор – такого в Италии нет. Я его часто показываю иностранным гостям. Иностранцам очень нравятся деревянные фасады с наличниками. Как-то раз мы поехали на экскурсию к святому источнику, который находится в 40 км от Воронежа. Мой гость взял с собой литр воды и повез в Италию – этой святой водой он крестит своих детей. Сам он католик, как и я. Но я хожу в православный храм.

Мало кто знает, что в Иерусалиме на святом холме есть мечеть, синагога и христианский храм святой Софии. Мне кажется, все это одна религия, просто все дело в человеческих амбициях, которые приводят к разобщенности и религиозным войнам. До X века православные и католики были одной семьей. На мой взгляд, Бог един для всех.


Фото – Михаил Кирьянов

О пьянстве

– На мой взгляд, главная проблема России – спирт. По телевизору все анекдоты и юмористические выступления – на тему алкоголя. В популярных передачах пьяный показан симпатичным человеком, над которым все смеются. На мой взгляд, это пропаганда спирта: кто пьет – тот симпатичный. Нет, кто слишком пьет, тот дурак. Он ведь сам себя уничтожает – вредит своей печени и укорачивает свою жизнь. В понедельник утром многие еще в похмелье – почему так? В России за вождение автомобиля в пьяном виде дают два года – а нужно давать четыре. Запрещать алкоголь не надо, ведь запрет, как и санкции, – это стимул. Надо убеждать людей, что напиваться – глупо. Виски в определенных дозах раньше был лекарством, но если я пью бутылку виски за раз, это самоубийство. Надо убеждать людей, что планы на завтра – лучше, чем три литра пива в желудке сегодня.

Об итальянской кухне 

– Среднее качество еды воронежских итальянских ресторанов приемлемо. Если 66% меню русского итальянского ресторана совпадает с итальянским, то это уже много. Ведь это все равно что искать борщ во Флоренции. И вы его найдете в русском ресторане, но по вкусу он будет другим, ведь в Италии другие свекла и морковка. Поэтому, на мой взгляд, повара итальянских ресторанов в Воронеже стараются.

Сам я люблю готовить. Для приготовления болоньезе требуется несколько часов. Для этого нужен не только фарш, но и определенные овощи. А вот секрет карбонары в том, что спагетти бросают на сырое яйцо, а не яйцо на спагетти. Первый раз, когда Лариса Ивановна пыталась сделать карбонару, у нее получились спагетти с омлетом. Но это все-таки было вкусно.


Фото – Михаил Кирьянов

Все необходимые ингредиенты для приготовления итальянских блюд я нахожу в гипермаркетах. Но сейчас несколько марок исчезли из-за санкций. Но есть другие итальянские марки, которые стали «сербскими». Их привозят в Россию через Сербию, где они «переодеваются». Это как Беларусь, которая никогда за свою историю не производила столько картошки, яблок и рыбы.

Итальянцы не любят мелкий рис. Это микроскопический рис из Камбоджи и Вьетнама. Для ризотто подходит длиннозерный рис. Сам я ризотто обожаю и умею готовить. Готовить ризотто – это искусство: для его приготовления практически не требуется воды, а рис варится на бульоне – курином, рыбном, грибном, говяжьем. Учитывайте, что рис – это губка, который впитывает ароматы. Когда вы будете есть ризотто, вы почувствуете аромат всего, что вы в него добавили. Ризотто можно делать с шампанским, и, когда вы едите ризотто, вы одновременно «пьете» шампанское, которое наполняет зернышки риса изнутри. Ризотто можно готовить из чего угодно – любого вида грибов и рыбы, мяса и овощей, из смеси сыров. Поэтому у меня в ход идет все, что есть в холодильнике. Как-то жена спросила: «А ризотто по-флотски делаешь?». Она купила тушенку, и я сделал ризотто с тушенкой. Получилась божественная еда – при приготовлении жир выпарился, и в итоге остался сочный рис с мясом.

Важный ингредиент в итальянской кухне – это сельдерей. Добавьте его в болоньезе – и он придаст спагетти особенный вкус. Его режут на маленькие кусочки. Секрет итальянской кухни – это умение сохранять баланс вкусов: не слишком много сельдерея, не слишком много помидоров, не слишком много соли и маслин. Вкусы должны встречаться, соединяться, но не перебивать друг друга.

О строгих стандартах изготовления итальянского вина

– В Италии есть 20 областей и почти 90 провинций. У каждой провинции свое вино. Есть, например, тосканское вино, главный сорт которого – кьянти. Но его вкус у разных виноделен может быть разным. Дело в том, что рядом с виноградниками виноделы сажают цветы. Аромат цветов легко попадает в вино, но он не должен быть слишком насыщенным – мы любим сухое вино. Итальянское игристое вино «Франчакорта», названное так по одноименной местности, превосходит по вкусу французское шампанское. Его делают на относительно небольшом участке земли, 50 кв. км, в 100 км от Милана. Именно здесь виноград получает много солнца, а Альпы защищают его от сильного ветра и бури с севера.


Фото – Михаил Кирьянов

Некоторые страны разрешают добавлять сахар в импортные вина. В Италии так делать запрещено законом. Поэтому думаю, что экологическое качество итальянского вина выше. Несколько лет назад в США итальянские вина стали первыми на рынке по объему продаж.

Наше законодательство, которое регулирует виноделие, – самое строгое в мире. Фальсификация вина строго преследуется законом. Винодельни, где вино фальсифицируют, немедленно закрывают, а всем ответственным лицам «светит» семь лет тюрьмы. Это хорошо, потому что люди должны бояться.

В Воронеже найти настоящее итальянское вино можно. «Честное» столовое итальянское вино – например, «Тавернелло» – можно здесь найти до 500 рублей. Оно продается в коробках. От «Тавернелло» не болит голова. Несколько европейских производителей делали по-другому: они импортировали концентрат вина, а уже в России разбавляли его водой. Но это все равно что пить порошковое молоко. Мне сказали, что сейчас такое вино называют винным напитком. Надо сказать, что цена на 90% определяет качество продукта. Имейте в виду: если бутылка вина стоит 1 500 рублей, то оно высокого качества.

Итальянцы не пьют вино на пустой желудок. Во время еды пьют в основном только сухое вино – красное, белое, розовое.


Фото – Михаил Кирьянов

Об инвестициях

– В Воронеже не нужен Массимо Маркини, чтобы понимать, какие проблемы в городе и области. Все, что нужно, это инвестиции на реализацию планов. Поэтому городу и области нужны инвесторы. Мы стараемся их привлечь. У инвесторов есть предварительные условия: чтобы привлечь инвестиции, было бы идеально создать гарантийный фонд, откуда, в экстренном случае, деньги инвесторов вернулись бы в течение, допустим, 10 лет. Я готов серьезно этим заняться, пригласить специалистов, объяснить планы и наладить диалог с поддержкой крупнейших воронежских предпринимателей. 

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Больше интересного в вашей ленте
Читайте РИА Воронеж в Дзене

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: