Центральный райсуд Воронежа прекратил уголовное дело против коллектора из «Агентства по сбору долгов» (АСД) Евгения Частова (фамилия изменена). Решение вынесено «в связи с примирением сторон», сообщили журналисту РИА «Воронеж» в суде. Коллектору вменяли два эпизода самоуправства, а на предварительном следствии силовики инкриминировали ему более тяжкое преступление – вымогательство в составе группы лиц. Тогда следователи называли дело первым в России против коллекторов.

Журналист РИА «Воронеж» попыталась разобраться, почему беспрецедентный случай, когда коллекторов привлекали к уголовной ответственности за вымогательство, оказался обычным самоуправством.

Примирительное самоуправство

Центральный райсуд вынес решение по первому делу сотрудника АСД в конце января. Бывшего коллектора Евгения Частова обвиняли в двух эпизодах самоуправства с насилием и угрозой его применения (ч.2 ст. 330 УК РФ).

Самоуправство – преступление небольшой тяжести. Под него зачастую подводят соседские ссоры, когда вместо обращений в суд или в полицию участник конфликта начинает угрожать оппоненту, пускает в ход кулаки или оружие.

Фото — Роман Демьяненко

Суд установил, что Частов работал на «Агентство по сбору долгов», у организации был договор с банками, по которому коллекторское агентство обязалось взыскивать деньги с должников. За каждый успешный эпизод работы с должниками организации полагалось вознаграждение. Коллекторы, кроме того, выкупали права на долги у банков.

В агентстве Частов занимал должность в руководстве – обучал сотрудников офисных бригад специфике работы, оценивал их эффективность и профпригодность, организовывал мобильные группы, выезжавшие домой к должникам. Еще Частов сам звонил с угрозами должникам и их родственникам. Слова Частова подкрепляли визиты к должникам его коллег из мобильных групп.

Одной из должниц в базе Частова оказалась женщина, которая не смогла выплачивать кредит «Восточному Экспресс Банку». Долг постоянно увеличивался из-за просрочек и процентов. В 2014 году кредиторы передали «Агентству по сбору долгов» ее данные, и коллекторы насели на заемщицу.

Выбивая долг, Частов звонил не только должнице, но и ее матери. В разговоре он угрожал родительнице расправой и поджогом дома, если дочь не вернет деньги банку. В суде, где его судили за два эпизода самоуправства, поведение Частова сочли агрессивным, а действия признали «психологическим давлением». Правда, шокированная мать к приговору суда примирилась с коллектором.

По словам экспертов, в подобных ситуациях уговорить потерпевших ходатайствовать о прекращении дела довольно просто. Людям достаточно гарантий, что их невыплаченные долги будут забыты. Однако это лишь одна из причин, по которой уникальное дело против воронежских коллекторов, обещавшее стать прецедентом и обернуться громким процессом, закончилось мировой.

«Бригады» с угрозами

Дело сотрудников АСД возбудили летом 2014 года по статье «Вымогательство группой лиц в особо крупном размере» (ч. 2 ст.163 УК РФ), предполагающей от 5 до 12 лет тюрьмы. Если бы оно дошло до суда с этой квалификацией, примирение было бы невозможным – из-за тяжести статьи закон не предусматривает такой исход дела.

Коллекторы попали в поле зрения правоохранителей в конце 2013 года. Воронежцы жаловались на их угрозы в полицию. По словам банковских специалистов по взысканию, АСД особенно выделялась на коллекторском рынке Воронежа. Другие коллекторы хотя бы старались балансировать на грани закона, но тут сотрудники вели себя как в девяностые годы. Должников не только запугивали по телефону, но и приезжали к ним – обычно бритые ребята на дорогих машинах, разговаривали грубо и навязчиво.

Фото — Роман Демьяненко

При разработке сотрудников АСД полицейские узнали об особенно диких случаях. Перед пожилой матерью должницы дюжие парни трясли электрошокером, чем жутко напугали пенсионерку. Они звонили несовершеннолетней дочке другой «клиентки» и угрожали ей. Коллекторы не стеснялись «прессовать» женщину, которая сняла с кредитки деньги на лекарства больному ребенку, не смогла их вовремя вернуть и попала на большие проценты и просрочки.

Коллекторы из АСД превращали жизнь должников в ад. Жительница одного из районов под Воронежем Ольга Михайлова (фамилия изменена) рассказывала журналисту РИА «Воронеж», как домой приезжали парни плотного телосложения с требованием заплатить долг – иначе «может проводку замкнуть». Коллекторы предупреждали женщину о возможной гибели ребенка в ДТП. Долг семьи странным образом увеличивался на 600 рублей в день. После того, как коллекторы позвонили на мобильники коллегам Ольги, женщине пришлось уволиться из школы.

В июле 2014 года силовики возбудили уголовное дело. Правоохранители считали, что деятельность сотрудников АСД хорошо организована. Коллекторы разделялись на офисные бригады и мобильные группы. Женщины в команде из 14 человек почти не работали. Даже по телефонам разговаривали мужчины, у которых более выдержанная психика и умение быть убедительными.

Офисные бригады в две смены обзванивали должников из базы по графику так, чтобы делать звонок раз в две недели. На каждого человека из списка заводили «рабочее дело», где расписывали информацию о нем и его родных.

После разговора с должником операторы передавали информацию о нем мобильной группе, и «двойки» коллекторов выезжали к должнику домой или на работу. Чаще всего они общались не с проштрафившимся заемщиком, а с членами его семьи. Самому должнику делали пару дежурных звонков – и серьезно брались за его близких.

«Будем приезжать к тебе каждый день и отрезать по одному пальцу, пока не заплатишь», «Порежем на ремни, подвесим на дереве, сломаем ноги», «Оттаскаем за волосы по всему колхозу», «Увидишь, как горят твои дети», «Где твоя дочь, давай отвезем ее на трассу, пусть отрабатывает» – стандартный перечень угроз, которые описывали потерпевшие.

Изначально правоохранители отмечали, что все жертвы – не сами должники, а их родственники. Коллекторы имели право требовать возврата денег только от заемщиков. Но обращаться к другим людям, пусть даже близким родственникам, с точки зрения закона все равно что приставать к прохожим на улице.

Вместо вымогательства

Летом 2014 года под подозрение в вымогательстве попали семь сотрудников «Агентства по сбору долгов». Нескольких фигурантов поначалу даже арестовали и отправили в СИЗО, но потом отпустили под домашний арест. Вскоре все участники дела – среди них оказались и бывшие сотрудники правоохранительных органов – были под подпиской о невыезде.

Защищать участников громкого дела взялась команда известного воронежского адвоката – по одной из версий, их пригласил банк, который использовал АСД как свою службу взыскания.

 
Фото — Роман Демьяненко

Через несколько месяцев после возбуждения резонансного дела следователи решили, что действия коллекторов нельзя считать вымогательством, и переквалифицировали их на самоуправство. Дело разделили на несколько производств – в отношении каждого из обвиняемых.

– К уголовной ответственности было привлечено девять сотрудников организации. Потерпевшими признали 13 жителей Воронежа и области. Дело было переквалифицировано, так как в действиях коллекторов усматривались признаки самоуправства. Было установлено, что сотрудники коллекторского агентства превысили свое право по требованию долгов, используя угрозы о применении насилия. По итогам расследования часть дел была прекращена за примирением сторон или в связи с амнистией, четыре дела были направлены для рассмотрения в суд, – рассказали журналисту РИА «Воронеж» в пресс-службе ГУ МВД по региону.

По мнению адвоката адвокатской конторы «Рывкин и партнеры» Михаила Сурова, к уголовному делу о вымогательстве привели «количество и качество проделанной коллекторами работы».

– Вероятно, количество обращений от пострадавших граждан, а также вопиющие нарушения закона, допущенные сотрудниками АСД, уже не позволяли рассматривать сложившуюся ситуацию как отдельные случаи «перегибов на местах». Дело получило широкий общественный резонанс, и закрывать глаза на проблему со стороны правоохранительных органов было просто невозможно, – отметил Суров.

Квалификацию действий сотрудников АСД как вымогательство адвокат назвал «абсолютно верной». По его мнению, статью обвинения изменили на самоуправство из-за того, что следствие не нашло доказательств, подтверждающих сам факт угроз жизни и здоровью потерпевших со стороны сотрудников АСД.

– В случае, если указанные доказательства существуют, о причинах столь мягкой квалификации действий коллекторов мы можем только догадываться, – подытожил Суров.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter