28 Сентября 2020

понедельник, 03:01

$

76.82

89.66

Владимир Тулупов: «На воронежском журфаке жизнь, как всегда, бурлит»

, Воронеж, текст — , фото — Алексей Замятин
  • 4470
Владимир Тулупов: «На воронежском журфаке жизнь, как всегда, бурлит» Владимир Тулупов: «На воронежском журфаке жизнь, как всегда, бурлит» Декан факультета в ВГУ – о традициях, новациях, журналистской свободе и новой книге.

Декан факультета в ВГУ – о традициях, новациях, журналистской свободе и новой книге.

В 2019 году на факультете журналистики ВГУ пройдут выборы декана. В преддверии этого события журналист поговорил с действующим деканом журфака Владимиром Тулуповым о жизни факультета, новых направлениях обучения и особенностях современной журналистики.

– Владимир Васильевич, что сейчас происходит на журфаке?

У нас, как всегда, жизнь бурлит. Начался второй семестр, но преподаватели, помимо учебных занятий, озабочены общественно-профессиональной аккредитацией направлений, подготовкой к конференции Научного общества учащихся, к весеннему Дню открытых дверей, к финалу региональной олимпиады старшеклассников по журналистике в форме телеконкурса «Проходной балл», которая пройдет уже в 25-й раз и в этом году посвящена творчеству фотокорреспондентов и публицистов Василия Пескова и Юрия Роста. А студенты вовсю репетируют программу «Студенческой весны», организуют очередную профессиональную «Битву журфаков», выпускают городской студенческий интернет-портал «5 сов», не забывая и о факультетской газете «Третий глаз»...

– То есть традиции поддерживаются, новации приветствуются?

– Только так. В школе, высшей в том числе, хороши «забеги на длинные дистанции». Нашей главной майской научно-практической конференции в будущем году исполнится 30 лет, октябрьской – студентов и аспирантов – 20 лет; научно-практический альманах «Акценты» выпускается с 1996 года, ВАКовский журнал «Вестник ВГУ. Филология. Журналистика» – с 2004 года. Диссертационный совет действует 15 лет. Мы одними из первых стали готовить рекламистов и пиарменов, и сегодня у нас реализуется несколько направлений высшего образования, связанных с информационной деятельностью («Журналистика», «Телевидение», «Реклама и связи с общественностью», «Медиакоммуникации»), специальность ВО «Военная журналистика» и специальность СПО «Реклама». В штате факультета девять докторов, около 40 кандидатов наук. Есть и соответствующая инфраструктура: компьютерные классы, несколько лабораторий – фотографическая, типографическая, конвергентной и региональной журналистики.

– На направление «Медиакомммуникации» в этом году будете набирать студентов впервые?

– Мы лишь в прошлом году его лицензировали. Область профессиональной деятельности выпускников, осваивающих программу бакалавриата «Медиакоммуникации», широкая. Она включает как традиционные медиа, так и культурную индустрию (студии звукозаписи, продюсерские агентства в сфере кино, шоу-бизнеса, ТВ, производящие аудиовизуальный контент компании), индустрию интерактивного контента (мультимедийные студии, интернет-порталы, базы данных видео- и аудиоконтента, фирмы по производству компьютерных игр, анимации и программных продуктов, мобильных приложений), книгоиздательский бизнес, смежные информационно-коммуникативные сферы (рекламные, коммуникационные агентства, агентства по связям с общественностью, агентства социального маркетинга).

– Кто относится к специалистам медиакоммуникаций?

– Контент-менеджер и контент-редактор, копирайтер, интернет-маркетолог, арт-директор и креативный директор, редактор интернет-сайта, организатор интернет-сообществ, дизайнер интерфейсов, специалист в области коммуникационного дизайна и коммуникационного аудита. Специалисты такого рода должны знать и уметь многое: создавать, редактировать и адаптировать контент под ожидания аудитории и возможности платформы, разрабатывать концепции и содержание различных медиаресурсов, поддерживать их работу, обновлять и редактировать контент; режиссировать презентации, публичные выступления, акции, мероприятия в мультимедийной среде, обеспечивать взаимодействие с аудиторией медиаресурса, решать профессиональные задачи в соцсетях и так далее.

– Будут ли какие-либо особенности по данному направлению в программе магистратуры?

– Магистерская образовательная программа на новом направлении называется «Массмедиа и контент-маркетинг». Она включает набор базовых дисциплин («Компьютерные технологии в сфере медиакоммуникаций», «Медиаэкономика», «Современный медиатекст», «Современные медиасистемы» и другие) и большое количество спецдисциплин («Разработка медиапродукта», «Современные конвергентные медиа», «Сторителлинг в медиакоммуникациях», «Бренд-менеджмент» и так далее). Выпускников с такими знаниями и навыками уже ждут в творческих и управленческих структурах медиаорганизаций, на интернет-порталах, в рекламных агентствах, в сфере культурных индустрий, в научных и образовательных организациях.

– Хотелось бы поговорить с вами о положении журналистики в целом.

– Журналисту важно быть услышанным. Для этого нужна четкая позиция, оригинальная точка зрения. А вот профессиональной внятности не всегда хватает. Понятно, что она приходит лишь в условиях свободы. Но одной внутренней свободы недостаточно – нужна экономическая независимость. Журналистика же – дело недешевое. Но она должна быть и выполнять свою миссию. Что возможно, когда существуют «правила игры», принимаемые одновременно властью, бизнесом, СМИ и обществом, когда действуют нормальная экономика и нормальное право. А пока же свобода профессионального поведения российского журналиста измеряется длиной поводка, на котором его держит рука реального хозяина. Общественных же СМИ нет, а канал ОТР иногда даже не обозначен в программе передач.

– Посмотришь наши телеканалы – свободы хоть отбавляй…

– Вы, видимо, имеете в виду многочисленные ток-шоу? Да, на нашем ТВ стало много развлечений, спорта, рекламы и меньше – журналистики. Помните, лет 20 назад была популярной передача «За стеклом»? Вот сегодня ТВ вернулось к идее «лабораторного наблюдения» за конкретными людьми, родив форму документального телесериала, идущего сразу на нескольких главных отечественных каналах. Прайм-тайм занимают скандалы «Джигарханян – Цымбалюк», «Тимур – сын Спартака», «Пьяный мальчик», «Семья Шукшиных»...

Защитники новой телеформы говорят, что в ней объединены элементы расследования и ток-шоу, репортажа, интервью и прямого эфирного включения; что в ней участвуют реальные герои и обсуждаются – пусть и на сниженном уровне – важнейшие социальные проблемы: воспитания, образования, взаимоотношения полов. Плюс высокие рейтинги, «показ нас самих такими, какие мы есть», наконец, свобода выбора: ведь кто-то добровольно соглашается быть подопытным и кто-то добровольно включает кнопку телеприемника…

– А разве не так?

– Все бы ничего, но ужасают демонстративные бездуховность, бесстыдство, цинизм и агрессия отдельных участников программ, сознательное нарушение моральных и этических норм и изначальная провокационность передач. Возмущают и действия ведущих, подталкивающих героев к обнажению в переносном, а порой и в прямом смысле, а зрителей – к роли подглядывающих и сплетничающих. Причем градус скандальности постоянно повышается.

– Более того, переходит и в регионы.

– Да, правда, пока такое наблюдается лишь в интернете, где под видом СМИ функционируют информационные ресурсы, в которых отрабатываются, кажется, все существующие приемы манипулирования: «приклеивание или навешивание ярлыков», «сияющие обобщения» или «блистательная неопределен­ность», «ссылка на авторитеты», «свидетельства», «игра в простонародность», «подтасовка карт»… Это ведь «Азбука пропаганды и манипулирования».

– Увы, в результате бума скандальности проигрывают все.

– Конечно. Общество постепенно привыкает и подспудно требует все новых и новых жизненных драматических историй, в которых происходит падение и развенчание кумиров, показывается то интимное, на что прежде накладывалось табу. Здесь уместно будет вспомнить Пушкина, писавшего Вяземскому в 1825 году: «Толпа жадно читает исповеди, записки etc., потому что в подлости своей радуется унижению высокого, слабостям могущего. При открытии всякой мерзости она в восхищении. «Он мал, как мы, он мерзок, как мы! – Врете, подлецы: он и мал и мерзок не так, как вы – иначе».

Информационные провокаторы, действуя, как правило, анонимно будто забывают о стыде и скромности, радуясь тому, что им позволено публично пропагандировать новые модели поведения. Чувствуя себя героями, привыкая к безнаказанности, они оскорбляют всех и вся, не гнушаясь и откровенной лжи. Знают: судиться с ними накладно – и по времени, и по финансам. К тому же они только этого и ждут: ведь не имея за душой ничего позитивного, бездари выезжают лишь за счет популярности других, паразитируя на известных именах. В конечном итоге такое положение вредит и власти: ведь со временем не только лидеры мнений, но и обыватели осознают, что таким образом, во-первых, отвлекается внимание населения от постановки серьезных социальных проблем, а, во-вторых, у них вызревает понимание, что не реагирующая на падение нравов власть расписывается либо в неумении, либо в нежелании исправлять ситуацию.

– Владимир Васильевич, мы знаем, что у вас вот-вот выйдет новая книга.

Да, она называется «Любовь моя – “молодежка”». Как многие русские писатели вышли из «Шинели» Гоголя, так большинство отечественных журналистов вышли из молодежной прессы. Это относится и к моим друзьям-газетчикам, и к университетским коллегам. Я сотрудничал (и даже штатно работал) с редакциями «Ленинца» и «Молодого коммунара» – органов издания соответственно комитетов комсомола Башкирии и Воронежской области. Да и первую – кандидатскую – диссертацию посвятил истории, теории и практики оформления областных молодежных газет РСФСР. А это ни много ни мало 55 подшивок.

– Обе газеты закрыты…

Да, обе чуть-чуть не дожили до своего столетия. Вот о фрагментах их истории, к которой я также имел отношение, и расскажу в этой книге. И не только я – там будет много воспоминаний и фотографий из архивов уже ушедших от нас и, слава Богу, действующих журналистов.

Моя печаль о том, что мы порой не ценим наших собственных, отечественных достижений. Ведь как было прежде? Существовала пресса для детей, юношества и молодежи (то же было и в художественной литературе, в кино, в театре), и аудитория росла со своими газетами и журналами. От «Веселых картинок» и «Мурзилки» переходила к «Пионерской правде» и «Пионеру», затем к «Ровеснику», «Студенческому меридиану» и «Комсомольской правде». То же нередко происходило и с журналистами, начинавшими в детско-юношеской печати и выраставшими до крупных областных, краевых или центральных СМИ. Конечно, пресса составляла и составляет лишь часть информационного комплекса, решавшего и воспитательные задачи. Но зачем отказываться от проверенного инструмента? Если он затупился – следует заточить его, рассматривая не только с идеологической или экономической сторон, но и с историко-культурно-общественной.

– Будем с нетерпением ждать выхода книги!

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: