Воронежский областной суд назначил новую судмедэкспертизу обстоятельств смерти пациента Бобровской районной больницы. Евгений Распопов умер в 29 лет от инфаркта после 3 недель лечения в стационаре. Инфаркт у мужчины заподозрили лишь в день смерти, диагноз же поставили фактически по результатам вскрытия. Нового исследования обстоятельств гибели Жени его отец Иван Распопов добился во вторник, 10 января.

Мужчина убежден, что врачи бездействовали, упустив время и возможность спасти его единственного сына. Бобровский районный суд отказал Распопову в удовлетворении иска к больнице. Суд опирался на исследования Воронежского областного бюро судебно-медицинской экспертизы (СМЭ). Распопов убежден: экспертизу нужно было делать в учреждении, независимом от воронежской медицины. Несмотря на возражения представителей больницы, Распопова поддержали судьи в апелляции.

Что произошло

Евгений Распопов попал в Бобровскую районную больницу 7 июля 2015 года. За несколько дней до госпитализации Евгений почувствовал себя плохо: жаловался родителям на слабость, усталость, повышение температуры, у него заболел живот. Врачи диагностировали панкреатит и пневмонию. Позже Евгения перевели в кардиологию, диагностировав по результатам УЗИ кардиомиопатию и тромб. Там молодого человека лечили неделю, но 28 июля ему стало хуже. Распопов пожаловался врачу на плохой сон, дискомфорт в груди и животе. Ночью у Евгения резко упало давление, почти не прощупывался пульс. Пациента перевели в реанимацию, где он вскоре умер от инфаркта. У Евгения остался двухлетний сын.

Евгений Распопов
Фото – из семейного архива

Эксперты Воронежского областного бюро судебно-медицинской экспертизы не могут быть объективными и беспристрастными, так как находятся в зависимости от лиц, участвующих в деле. У них с Бобровской районной больницей общий учредитель, который заинтересован в благополучном для медучреждения исходе дела,
Олег Романцов

адвокат

Иван Распопов уверен, что сына можно было спасти. Врачи же путались в диагнозах, не лечили его, не направили в областную больницу, считает отец. Распопов подал гражданский иск к больнице на 2 млн рублей. Районный суд отказал ему, сославшись на результаты экспертизы Воронежского бюро СМЭ: «Смерть Распопова Е.И. не состоит в причинной связи с действиями медицинских работников Бобровской РБ». Отец настаивал на экспертизе в другом регионе, но райсуд вновь не согласился с его доводами.

К просьбам Распопова прислушались в Воронежском областном суде во время апелляции. Для назначения исследования потребовалось три заседания.

О чем просил отец пациента

На первом заседании Иван Распопов и его представитель заявили, что воронежские коллеги врачей из Боброва не могли быть объективными и беспристрастными из-за общего учредителя: бюро СМЭ, как и больница, подведомственно областному департаменту здравоохранения

– Эксперты Воронежского областного бюро судебно-медицинской экспертизы не могут быть объективными и беспристрастными, так как находятся в зависимости от лиц, участвующих в деле, – объяснил адвокат Олег Романцов, представитель Ивана Распопова. – У них с Бобровской районной больницей общий учредитель, который заинтересован в благополучном для медучреждения исходе дела. Эксперты не могли принимать участие в исследовании. Поэтому просим назначить повторную судебно-медицинскую экспертизу с постановкой тех же вопросов в московском экспертном учреждении – Межрегиональном центре судебной медицины и криминалистики города Москвы. Оплату Иван Распопов гарантирует.

На вопрос суда, почему истец выбирает коммерческое учреждение, Романцов сообщил об опасениях, что больница может повлиять на объективность результатов исследования.

Адвокат подчеркнул, что эксперты проигнорировали отсутствие помощи Евгению Рапопову 28 июля 2015 года, когда его состояние ухудшилось. Спасать мужчину начали, когда он стал умирать.

Что ответили представители больницы

Представитель Бобровской районной больницы Анатолий Пеньков заявил, что не согласен с ходатайством Распопова. Пеньков отметил, что проведенная в Воронежском бюро СМЭ комплексная судмедэкспертиза дала все ответы на вопросы суда. Пеньков сослался на процессуальную проверку следователей, которая не нашла состава преступления в действиях врачей больницы.

Еще один представитель больницы Лада Ковалевская заявила в суде о необходимости истребовать военный билет Евгения Распопова или запросить его дело призывника военкомата. Ковалевская подчеркнула, что Распопов мог быть освобожден от службы в армии из-за заболевания сердца, от которого потом и скончался. Поэтому представители Бобровской больницы заявили встречное ходатайство об истребовании документов о состоянии здоровья Евгения Распопова при освобождении его от службы в армии.

Тройка судей удовлетворила ходатайство больницы, отложив заседание для предоставления военного билета.

Иван Распопов привез военный билет сына. Согласно документам, Евгений оказался «ограниченно годен» к военной службе. Представители больницы сообщили суду, что парень попадал в воронежскую больницу, где ему диагностировали нарушение ритма и атеросклероз – поэтому Евгения, по их мнению, освободили от службы в армии. Юристы еще раз попросили оставить решение Бобровского райсуда без изменения.

Приведите, пожалуйста, в порядок медицинские документы, чтобы они были в надлежащем виде. Вы знаете, в каком. Вы у нас тут частые гости,
Светлана Авдеева

судья – представителям больницы

Лада Ковалевская напомнила, что стоимость судмедэкспертизы в негосударственном учреждении – от 380 тыс. рублей. Сумма не смутила Ивана Распопова: он намерен оплатить исследование.

– А если результаты будут не в вашу пользу? – пыталась смутить Ковалевская истца.

Независимая экспертиза установит вину врачей, и компенсировать затраты на исследование придется больнице – вместе с моральным ущербом, парировал Распопов.

– Мы тоже хотим добиться истины, но в госучреждении, – настаивали юристы.

Однако Иван Распопов и Олег Романцов выступили против экспертизы в госучреждении, чтобы исключить «административный ресурс».

Как отреагировал суд

Когда Анатолий Пеньков стал предлагать бюро СМЭ соседних регионов, скептически к его предложениям отнеслась уже судья Светлана Авдеева. Судья отметила, что данные учреждения возвращали в суд дела без исследований, и пояснила, что в их комиссиях отсутствуют кардиологи. Еще одно интересное замечание председательствующая судья сделала в ходе процесса:

– Приведите, пожалуйста, в порядок медицинские документы, чтобы они были в надлежащем виде. Вы знаете, в каком. Вы у нас тут частые гости, – обратилась Авдеева к представителям больницы.

Фото – Роман Демьяненко

На втором заседании те попросили время для ознакомления с вопросами к судмедэкспертам и выбора экспертного учреждения. На третьем заседании, несмотря на возражения больницы, суд назначил исследование в Межрегиональном центре судебной медицины и криминалистики Москвы, как и просили Распопов и Романцов.

Исследование займет несколько месяцев, пояснил Олег Романцов, затем его результаты вернутся в облсуд, который и вынесет решение.

– Врачи надеялись, что мы отступимся. Специально тянули время – в суде Боброва было семь заседаний, еще три в Воронеже. Все это только для того, чтобы назначить честную экспертизу. Они считали, что нас испугают большие расходы. Да, у нас с женой нет ни сил, ни здоровья. Мы не можем оправиться от смерти сына. Но в поисках правды пойдем до конца, чтобы врачи понесли ответственность за гибель Жени, – пообещал Иван Распопов. 

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter