Творческий вечер актеров московского театра «Современник» Валентина Гафта и Андрея Аверьянова прошел в Воронежском концертном зале (ВКЗ) в среду, 21 января. В веселой форме представители двух поколений рассказывали зрителям о своих современниках: Гафт – о мэтрах эстрады и кинематографа, Аверьянов – о звездах и звездульках шоу-бизнеса. Над едкими и не всегда литературными эпиграммами и стишками публика смеялась от души. Аплодисменты не смолкали всю программу. Гафту хлопали, даже когда он молча перебирал листочки с рукописями, отыскивая нужный. Просто – за огромный талант.

Творческий дуэт народного артиста России Валентина Гафта и выпускника Воронежского института искусств, бывшего актера Камерного театра Андрея Аверьянова возник спонтанно.

– Мы с Валентином Иосифовичем очень похожи: оба артисты, которые не считают себя артистами. Оба пишем стихи, не считая себя поэтами. Я кто угодно, только не поэт, – признался корреспонденту РИА «Воронеж» Андрей Аверьянов. – То, чем мы занимаемся, – это такой способ изучения жизни: себя, окружающих, обстоятельств. Мы естествоиспытатели. И в этом смысле очень близки. Нам было любопытно сделать некую совместную авторскую программу о времени и наших современниках. Сегодня в Воронеже – ее дебют.

Андрей Аверьянов
Фото — Наталья Трубчанинова

Андрей Аверьянов и Валентин Гафт познакомились в начале 2000-х годов на съемках фильма «Мелодия любви». Картина не вышла в широкий прокат, но во время работы воронежский актер произвел такое впечатление на Гафта, что тот порекомендовал Аверьянова Галине Волчек – она как раз подыскивала нового исполнителя в спектакль «Три товарища». Так, с 2004 года Андрей Аверьянов стал штатным актером московского театра «Современник» и обзавелся ангелом-хранителем в лице Валентина Гафта, который не перестает его удивлять и по сей день.

– Гафт – удивительный. Общение с ним – это как взгляд в колодец: дна не видно. Только небо отражается, – с восхищением отзывается о мэтре Аверьянов. – Он большой, огромный. С ним очень интересно. Хотя не так. Интересно со многими. А с ним – растешь. Общаешься и что-то для себя понимаешь. Я такой потребитель. Сволочное качество, конечно, но, если с человеком общаюсь, хочу от него максимум взять. Валентин Иосифович может позвонить в шесть утра и спросить: «Старик, не спишь?». Я в ответ: «Конечно, нет – жду вашего звонка». И он читает мне какое-нибудь свое новое великое стихотворение. Даже по дороге сюда, в Воронеж, мы полночи не спали – болтали обо всем. Гафт вспоминал истории из того времени, когда меня еще и в планах у родителей не было. И я, как губка, впитывал его рассказы.

При этом, по словам Андрея, Валентин Иосифович не любит давать советы молодым, учить их уму-разуму. Не в его это природе:

– Помню, Гафт побывал на премьере моего спектакля «Враги: история любви», после чего сказал: «Старик, хорошо сыграл! Молодец! Поздравляю, отличная роль. Но г***о полное! Это же невозможно, что ты делаешь? Играть надо ярче!». Вот такой он парадоксальный. Что там у него в голове – вообще непонятно. Получилось или не получилось – можно догадаться только по его интонации.

Валентин Гафт
Фото — Наталья Трубчанинова

На сцене ВКЗ Валентин Гафт не стал рассказывать о своей жизни и травить актерские байки. Он читал знаменитые эпиграммы: умные, тонкие, острые, а в некоторых случаях даже едкие и злые. Стихи не в бровь, а в глаз. В советские времена эти эпиграммы, отпечатанные на допотопных печатных машинках, передавались из рук в руки и становились крылатыми в народе.

– Эпиграммы мне дорого обходятся, потому что «беззубая» эпиграмма неинтересна. Чтобы человек, которому она посвящена, был узнаваем, эпиграмма сама должна быть гипертрофированной,
Валентин Гафт.

Начал писать эпиграммы Гафт с легкой руки Михаила Ефремова, который в студенческие годы организовывал капустники и как-то попросил Валентина Иосифовича сочинить для одного из вечеров стихи на злобу дня. Свою первую эпиграмму Гафт написал на Михаила Козакова.

– Миша постоянно женился, он просто не мог отказать, потому что был интеллигентным человеком, из Петербурга, – вспоминал актер.– На эту тему я сочинил:

«Все знают Мишу Козакова – всегда отца, всегда вдовца.
Начала много в нем мужского, но нет мужского в нем конца».

Коллега по актерскому цеху долго дулся на эту эпиграмму, как и Лия Ахиджакова, которая, по словам Гафта, до сих пор не может простить ему этих строк:

«Всегда играет одинаково
Актриса Лия Ахиджакова,
Но доходит не до всякого
То, что все неодинаково».

Валентину Никулину, произносившему в одном из спектаклей 40-минутный монолог о любви, Гафт написал:

«Ты так сегодня о любви сыграл, что забеременел весь зал».

А когда у одного из артистов украли дубленку (дубленки в ту пору в СССР были дефицитом), актер сочинил такие строки:

«Вот так умрешь, а кто-то сдуру в тебе оценит только шкуру».

После того, как Галина Волчек сломала ногу, Гафт начеркал ей на гипсе:

«Сказать, как Галька дорога,
Нельзя ни словом, ни пером
У Гальки сломана нога –
Какой великий перелом!»

Но не только культурным деятелям досталось от Гафта. Он проехался и по звездам шоу-бизнеса. Прочитал неприличную эпиграмму про Борю Моисеева:

«То ли дядя, то ли тетя, то он девочка, то мальчик.
Не стареет, не лысеет, как особая наука
Боренька он Моисеев. Кто – кобель он или сука?»

Упомянул Ивана Охлобыстина:

«Он священник был в артисте,
И артист в священнике,
Охламон и Охлобыстин,
Как цветок на венике».


Фото — Наталья Трубчанинова

О скандале с Филиппом Киркоровым, когда тот избил журналистку, а потом убежал в Израиль и лечился там в психбольнице, Гафт написал так:

«Навсегда покинуть сцену ты в отчаянье грозишь,
Наш Зайчонок драгоценный, избалованный малыш.
Филиппок, не забывай-ка, ты любимец всей страны
Помни, видит твоя Зайка, как ты писаешь в штаны.
Ну, не плачь ты, дурачина, коль испачкался в дерьме
Есть возможность стать мужчиной: надо посидеть в тюрьме».

Григорий Лепс тоже попался актеру на язык:

«Вчера весь вечер слушал Лепса,
И до сих пор не успокоить.
Он так орал, идя по рельсам,
Что испугался встречный поезд».

И не забыл про Николая Баскова:

«Звонкий детский голосок,
Светлый лучик среди ночи.
Белокурый пастушок –
Наш российский Отворотти».

Андрей Аверьянов тоже зачитал свои эпиграммы на артистов. И целый блок посвятил пародиям на нелепые хиты современных «звездулек»: Натали, Дениса Майданова, Кати Лель, Потапа и Насти Каменских, Валерии. Вдоволь поглумился над звездой «Евровидения» Кончитой Вурст: «Стоит девчонка, стоит в сторонке, бородку в руках теребя...». Гафту произведения Андрея очень понравились, он смеялся вместе с залом, но не преминул поинтересоваться, зачем его талантливый коллега такую дрянь вообще слушает.

Двухчасовой вечер завершился актуальным стихотворением Аверьянова на социальную тематику «Что будет с рублем».

«...Рубль – не снег. Но он падает, падает.
И население это не радует.
И обезумевшее население
Тратит накопленные сбережения.
Тратит как в памятные 90-е –
Очень тяжелые, бедные, постные.
Только тогда брали спички и свечи.
Нынче – микроволновые печи,
Чайники, плазмы и пылесосы.
Выросли у населенья запросы...»

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter