Церемония открытия памятного знака несовершеннолетним узникам концлагерей прошла в Первомайском саду Воронежа в четверг, 9 апреля. Несмотря на проливной дождь, на ней присутствовали ветераны Великой Отечественной войны, бывшие узники концлагерей и их родственники. Идея установки памятника возникла у членов воронежской общественной организации бывших несовершеннолетних узников фашистских концлагерей осенью 2014 года. Инициативу поддержали в городском управлении культуры. Профинансировала установку знака одна из строительных компаний Воронежа.

По словам руководителя городского управления культуры Ивана Чухнова, ранее в Воронеже не было ни одного памятника, ни одной памятной доски узникам фашизма.

– И вот сегодня, накануне Международного дня освобождения узников концлагерей, мы исправили эту несправедливость, – отметил Иван Чухнов.

Надежда Комиссарова положила к основанию мемориала две красные гвоздики. Цветами она почтила память не выживших узников, с которыми более полугода находилась в одном концлагере.

– Мне тогда полтора года было. Отец на фронт ушел, мы с мамой вдвоем остались. Нас с ней фашисты в концлагерь под Репьевкой сослали. Там три таких лагеря было и в каждом примерно по тысяче человек, как потом мама рассказывала. Взрослых днем работать выгоняли, а дети на территории лагеря оставались. Разумеется, никто за нами не следил. Да мы особо и не кричали, сил не то что кричать, ходить не было. После освобождения мы в Белгород попали, оттуда пешком до Воронежа шли, так мама меня на руках всю дорогу несла – так я от голода ослабла. Откуда только она в себе силы находила, до сих пор понять не могу, – рассказала корреспонденту РИА «Воронеж» Надежда Комиссарова.

О фашистской жестокости хорошо помнит Анатолий Маковкин. В концлагерь под Курском он попал шестилетним мальчишкой.

– Мы пешком туда с окраины Воронежа с братом шли. Он вдвое меня старше был, может, поэтому голод легче переносил. Я же распух тогда от голода, чуть не умер. Домой, когда вернулись, из 30 домов нашего поселка всего три уцелело, наш был в числе нетронутых. Немцы просто не успели его сжечь, когда отходили, – вспомнил Анатолий Маковкин.

По данным воронежской общественной организации бывших несовершеннолетних узников фашистских концлагерей во время оккупации в Воронежской области от рук фашистов погибло более 1095 детей, угнано за пределы региона 1670 человек. Всего в Воронежской области проживает 21600 бывших узников.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter