В Воронежской области начали разрабатывать реабилитационный паспорт, который конкретизирует и укрепит систему медицинской, социальной и психологической реабилитации. Об этом сообщила ведущий консультант отдела оказания медпомощи взрослому населению облдепартамента здравоохранения Дарья Репина на круглом столе «Лечить не надо профилактировать» в Доме журналистов в четверг, 5 декабря. 

С 2020 года в рамках программы «Доступная среда» департамент здравоохранения вместе с департаментом соцзащиты и иными департаментами и ведомствами будут осуществлять конкретные меры по медицинской реабилитации совместно. 

Отделения медицинской реабилитации в Воронежской области разделяются по профилям – отделения реабилитации после болезней нервной системы, опорно-двигательного аппарата.

– Если человек перенес заболевание, его из поликлиники или больницы направляют на второй и третий этапы реабилитации. Должна быть преемственность между этапами, – пояснила Дарья Репина.

Председатель совета Ассоциации работников здравоохранения региона Михаил Иванов отметил, что в Воронежской области действуют три отделения медицинской реабилитации больных после инсульта: на базе Семилукской и Бобровской районных больниц и больницы №11 в Сомово. После инсульта из всех сосудистых центров порядка 30% пациентов направляют в эти отделения.

В Воронеже долго не было реабилитации больных после нейрохирургических тяжелых травм, а также реабилитации травматологических больных.

– С сентября 2017 года такое отделение создано на базе Воронежской городской больницы №8. Нуждающихся в реабилитации больных переводят туда на долечивание, – добавил Михаил Иванов.

Также в Воронежской области действуют центры амбулаторной реабилитации. Для восстановления после инсульта действует целевой показатель. Раньше доля людей, перенесших инсульт и прошедших медицинскую реабилитацию, в регионе составляла 20%, а в 2019 году, по данным Минздрава, уже 30%.

Профессор кафедры терапевтической дисциплины Института дополнительного профобразования ВГМУ имени Бурденко, заслуженный врач РФ Галина Прозорова напомнила: финансирование профилактической программы реабилитации началось с 2013 года, хотя профилактическое направление было еще в советской медицине.

– В 2013 году мы получили большую финансовую поддержку государства и начались конкретные мероприятия по диспансеризации, – отметила Галина Прозорова.

По ее словам, в Воронежской области удалось переломить негативную тенденцию, когда люди после инсультов умирали или становились инвалидами:

– Сейчас люди реабилитируются и живут. А раньше это была основная нозология, которая приводила к смерти пациентов. Поэтому все силы были брошены на это.

Профессиональный спортсмен Светлана Игуменова посетовала на то, что на консультацию к травматологу и реабилитацию спортсменам приходится ездить в Москву: в Воронежской области специалистов не хватает.

Руководитель областного центра реабилитации детей и подростков с ограниченными возможностями «Парус надежды» Ирина Петрова вспомнила, что в 1998 году, когда открылся «Парус надежды», в Воронежской области не было детской реабилитации. Благодаря прежнему руководителю центра Наталье Иванниковой у «Паруса» появилось помещение в центре города и новейшее оборудование.

– Для детей-инвалидов, которые сидели дома, это был праздник. Но прошло 20 лет. Сейчас в регионе более 5 тыс. таких детей. Мы и борисоглебский центр реабилитации не можем помочь всем им. Во всем мире сейчас уходят от курсовой реабилитации. Реабилитационные мероприятия два-три раза в год – не реабилитация, – утверждает Ирина Петрова.

Руководитель «Паруса» отметила, что ребенок с инвалидностью должен получать реабилитацию по месту жительства, постоянное сопровождение до совершеннолетия и, наконец, образование.

Хотя в Воронеже на улице Урицкого, 120, открыли филиал «Паруса надежды», центр не справляется с нагрузкой. Раньше в учреждении начинали работать с детьми с церебральным параличом, а сейчас основная масса ребят, с которыми занимаются специалисты реабилитационного центра, – с тяжелыми ментальными нарушениями. В центре также проходят реабилитацию дети с расстройством аутистического спектра – всего по региону выявили 900 таких ребят. Они нуждаются в полноценной реабилитации – имеющейся явно недостаточно. Нужны многомиллионные финансовые вливания.

– К нам обращаются не только с детьми-инвалидами – обращаются на этапе каких-то заболеваний. Многие родители ругаются: ребенку поставили диагноз «нарушение осанки», «энцефалопатия», а мы его не берем. Но как, если нам не хватает мощности? – пожаловалась Ирина Петрова.

Замруководителя «Паруса надежды» по медицинской части Лариса Горчакова рассказала о программе лечения сколиоза, разработанной врачами центра:

– По статистике 2017 года, у каждого шестого ребенка в Воронежской области есть нарушение осанки либо сколиоз. Таким детям назначают лечебную физкультуру и массаж, курс которых проходят за десять дней. Но это должно быть два раза в неделю на протяжении всей жизни. «Парус надежды» не может взять на себя проблему всей Воронежской области. Воронежем мы еще занимаемся, но в отдаленных районах региона таких специалистов, как у нас, нет.

Ирина Петрова также указала на проблему нехватки кадров:

– Мы обучаем специалиста, даем ему практику, даем образование, а он уходит в частный центр.

Но главная проблема в том, что у детской реабилитационной программы пока нет системы – межведомственного взаимодействия между облздравом, департаментами соцзащиты и образования.

– Должен быть маршрут, куда маме обратиться. Поставили ребенку, например, диагноз «сколиоз». Мать должна понимать, какой ортопед ее консультирует, какие сопутствующие педиатры и врачи будут наблюдать и оказывать поддержку, – считает руководитель «Паруса надежды».

По сравнению с другими регионами Воронежская область в сфере детской реабилитации находится в лучшем положении. В Воронеж приезжают учиться врачи со всей России – недавно в «Парусе надежды» обучались специалисты из Белгорода и Костромы. 

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter