Вчера, 11 апреля, в воронежской Академии искусств известный композитор Вячеслав Гайворонский провел бесплатный мастер-класс для всех желающих. На встрече он рассказал о том, как музыка сочетается с другими видами искусства и что у нее общего с медитацией. Гайворонский также объяснил, откуда доставать звуки, чтобы вызвать нужную эмоцию.

С самого начала Вячеслав Гайворонский рассказал, что джазмены считают его академическим музыкантом, а «академики» – джазменом. «На самом деле моя основная ипостась – написание музыки», – признался он.

На мастер-классе Вячеслав Гайворонский сравнил хорошую музыку с родниковой водой. В детстве мы не отличаем родниковую воду от обычной, как и хорошую музыку от плохой. И тут ребенку подсказывают родители. Если они слушают Киркорова или Кобзона, то и дети получают соответствующее восприятие музыки.

Композитор привел пример. Когда он впервые услышал индийскую рагу (медитативную хроматическую мелодию), то подумал: «Они что, совсем что ли?»

- Я не понимал, как можно все время беспрерывно «а-а-а-а-а-а» под однообразный набор звуков. Это же скучно, неинтересно. Те же эмоции обычно вызывает Бах или Филип Гласс. Хочется, чтобы это поскорее закончилось. Ведь, на самом деле, никто не любит Баха, любят его авторитет, - считает Вячеслав Гайворонский. – Именно через прослушивание раги я понял и полюбил его. В такой музыке главное достичь момента медитации, глубокого созерцания, погрузиться в нее. К примеру, в этом помогают многократные секвенции. Находясь там, на самом дне, можно услышать смысл этой музыки. Не ее мелодию, не ассоциативный ряд, который она вызывает, а именно скрытую в ней глубокую эмоцию.

По словам Гайворонского, любой шедевр на самом деле удачно удерживает ровно один звук. Его загадка в том, что музыкант не в звуке ищет свое состояние, а входит в него и извлекает оттуда звуки, из полной внутренней тишины. Именно такой «правильно извлеченный» звук, положенный в основу произведения, будет постоянно притягательным, «вечнозеленым». Только он вызовет у абсолютно разных слушателей одинаковую эмоцию. В то же время, Вячеслав Гайворонский сказал, что в музыке, как и в человеческих взаимоотношениях, желание понравиться – плохое качество.

На встрече в Академии композитор поделился своим опытом сочетания музыки и других видов искусства. У Гайворонского как-то был театральный курс, студенты которого делились на одаренных актеров и музыкантов. С первыми он занимался развитием музыкального мастерства, со вторыми – актерского, чтобы воспитать лучших.

О соединении же музыки и литературы композитор высказался отрицательно.

- Я не люблю чтецов, даже тех, которые читают собственные стихотворения, - сказал Гайворонский. – Для меня в поэзии очень важны белые поля воздуха на краях страниц – то, что я сам могу расставлять акценты, читая про себя. А уж с музыкой поэзия сочетается и вовсе плохо. На мой взгляд, одно оттягивает внимание от другого. Хотя есть и потрясающие совпадения, как, например, песни Бориса Гребенщикова. Что же касается музыки и изобразительного искусства, то в случае их сочетания что-то одно должно быть сведено к минимуму, чтобы не отвлекать от другого, главного.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter