На хвойной делянке близ села Алое Поле неизвестные вырубили несколько десятков деревьев европейской ели. Следы спилов обнаружил бывший руководитель Панинского лесничества Николай Бакотин. На делянку, которую он закладывал со своим коллективом 20 лет назад, заехал в тот день по старой привычке – как делал каждый раз перед новогодними праздниками, когда деревца были небольшими и привлекательными для любителей легкой наживы.

Пустоты в рядах ельника были заметны издалека. Подъехал, а там – наполовину срезанные деревья. Расстроился.

- Мы много вложили в этот лес, - говорит он. – Хвойники не любят панинские тяжелые черноземы, но наше лесничество, можно сказать, пошло на эксперимент: заложило три гектара земли не очень развитыми саженцами сосны и ели, елью вообще попробовали засадить только один гектар. Сколько труда, ухода за ними было! А охраняли сколько! Где-то упускали, всякое было: насчитывали пять-десять пеньков, но и деревья были молодыми. А эти - уже пяти-семиметровые – кто-то просто изуродовал.

Стоит заметить, что неизвестные «изуродовали» одни ели, причем выбирали, видимо, с самой удачной кроной. Особенно пострадала опушка делянки со стороны соседнего смешанного леса, где браконьеры, судя по оставленным на месте фрагментам стволов, на месте укорачивали срезанные ели под товарный размер.

Злоумышленники спилили несколько десятков деревьев. На сегодняшний день цена одного спиленного ствола ели составляет порядка 2,5 тысячи рублей.

- Деревья с хвойной делянки злоумышленники воруют ежегодно. Но обычно это единичные случаи, - говорит лесник Панинского района Иван Леонов. - Но как бы то ни было, браконьерство здесь очень сложно пресекать, а случившееся – скорее всего, браконьерство организованное, когда деревья пилили в течение получаса и потом быстро с ними уехали. Перед Новым годом я заезжал на «хвою» и видимого «свежего» ущерба не заметил, а постоянно дежурить на делянке физически невозможно, поскольку сегодня я работаю один на весь район, не имея при этом служебного транспорта. Впрочем, охрана этого участка до сих пор документально ни за кем не закреплена. Земля под ним только-только переходит под Гослесфонд, и насаждения фактически считаются бесхозными.

Пока пострадавший лес является бесхозным, некому заявить об ущербе. Официального заявления о незаконной порубке в правоохранительные органы до сих пор не поступало.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter