7 марта Максим Фурсов силой забрал 7-летнюю Полину у бабушки и дедушки – в их доме она прожила три года после смерти мамы. Девочка не хотела идти с отцом, билась в истерике и умоляла оставить ее с «бабулей». Через несколько часов папа все равно увез ребенка. Видеозапись того, как Максим Фурсов применяет к Полине силу, РИА «Воронеж» передал ее дядя Дмитрий Шемерянкин.

Поделить ребенка

Напомним, несколько лет родственники девочки, мама которой в 2010 году погибла в ДТП, делят ребенка. В декабре 2011-го Нововоронежский городской суд вынес решение – отобрать Полину у бабушки с дедушкой, Ольги и Николая Шемерянкиных, и передать ее отцу Максиму Фурсову. После апелляций оно вступило в законную силу. Но Ольга Шемерянкина, чтобы не отдавать девочку, вместе с ней уехала из Нововоронежа в неизвестном направлении.

В октябре 2012 года судебные приставы Воронежской области вынесли постановление об объявлении розыска Полины Фурсовой и Ольги Шемерянкиной, «удерживающей ее не на основании закона или решения суда». А в декабре для розыска Полины было возбуждено уголовное дело об убийстве.

На работе у Николая Ивановича Шемерянкина проходили обыски и допросы. В феврале 2013-го мужчина серьезно заболел. Не исключено, что мужчина слег из-за переживаний, связанных с розыском Полины.

Забрать любой ценой

После телефонного разговора с силовиками, которые расследовали уголовное дело об убийстве, Ольга Шемерянкина вместе с внучкой вернулась в Нововоронеж. Почти сразу речь зашла о передаче Полины Максиму Фурсову.

- 5 марта мы приехали в детский реабилитационный центр Воронежа, чтобы подготовить Полину и передать с минимальным ущербом для нее. Психологи не смогли уговорить Полину пойти к отцу добровольно. И он выбрал силовой метод. Максим стал хватать ее, она кричала и плакала. У племянницы произошел нервный срыв. Мы очень благодарны сотрудникам центра, что они не дали забрать ребенка в таком состоянии. Мать Максима, слушая под дверью плач внучки, ясно озвучила свою позицию – «забрать ее любой ценой»,
Дмитрий Шемерянкин, дядя Полины Фурсовой. 

На 7 марта по рекомендации психолога была назначена встреча Полины с отцом. Через час после общения в доме Шемерянкиных появились приставы, полицейские, врач, сотрудник отдела образования и понятые.

Бабушке вручили постановление – отобрать Полину и передать ее Максиму Фурсову. Однако девочка отказалась уезжать с отцом. Мужчина применил силу. На видеозаписи видно, как Полина спряталась за диваном. Максим Фурсов схватил дочь на руки, девочка громко закричала, стала вырываться и рыдать. «Бабуля, бабуля», – повторяла она. Отец отпустил Полину, которая билась в истерике, после того, как к нему подошел полицейский.

Состояние Полины оценила врач-педиатр: она не рекомендовала в данный момент увозить девочку. Пристав-исполнитель составила акт о том, что не представляется возможным исполнить судебное решение. Но через несколько часов Максим Фурсов увез дочь.

Без права решать, с кем остаться

В распоряжении РИА «Воронеж» оказалось решение Нововоронежского городского суда о передаче Полины Фурсовой отцу. Из него следует, что «суд не учитывает мнение Фурсовой Полины о том, что она не хочет жить у отца». Судья ссылается на Семейный кодекс РФ, согласно которому мнение ребенка не учитывается, если он не достиг 10 лет. При этом установлено, что ребенок находится в стрессовом состоянии после смерти матери. Однако в назначении психолого-педагогической экспертизы суд отказал. Ту экспертизу, что была в деле (согласно ей, «перемена места жительства не будет соответствовать интересам несовершеннолетней»), суд назвал «односторонней».

К слову, Уполномоченный по правам ребенка при губернаторе Воронежской области Ирина Попова назвала «грубым нарушением прав» девочки то, что суд не принял во внимание мнение ребенка. Также Фемида отклонила ходатайство правозащитницы о привлечении ее к участию в судебном разбирательстве.

Многие знакомые бабушки и дедушки Полины на заседании говорили, что девочке будет лучше с Шемерянкиными. По их свидетельствам, Максим Фурсов оставил семью, когда Полине было два года, он якобы «безработный» и «игроман» и девочка ему вовсе не нужна.

Не в пользу Фурсова говорило то, что он не предоставил в суд справку о доходах. При этом супруги Шемерянкины работают, Полина жила у них в четырехкомнатной квартире. В ее распоряжении было две комнаты.

В судебном разбирательстве имели значения вовсе не субъективные обстоятельства и причины, а закон. Он оказался на стороне Максима Фурсова. Судебная практика такова, что в подобных ситуациях детей оставляют с папами, если родитель не лишен родительских прав. На том простом основании, что содержать и воспитывать своих детей обязаны их папа и мама.

«Помочь без шоу, скандалов и войн»

– В тот день Полину увезли, в чем она была, не дав забрать с собой ни привычные игрушки, ни любимого котенка, с которым она спала каждую ночь, ни сменную одежду. 8 марта мы хотели передать Полине самые необходимые вещи и любимые игрушки, но нам этого сделать также не удалось: Фурсовы не отвечают на звонки и дверь не открывают. Мы переживаем, что сейчас Полина испытывает серьезный стресс, и ей требуется квалифицированная помощь. Наше главное желание – убедиться, что с девочкой все в порядке. К Фурсовым приезжали приставы, чтобы навестить Полину, но и их не пустили,
Дмитрий Шемерянкин.

С Максимом Фурсовым и его родителями, к сожалению, связаться не удалось. Понять их позицию можно по репликам на видеозаписях. Фурсовы считают, что родные погибшей мамы настроили девочку против них. Они уверены, что Полине будет у них хорошо. Мать Максима Елена Фурсова уже категорично заявила, что «Шемерянкины никогда не будут видеть этого ребенка».

Шемерянкины же, оставшиеся без Полины при таких обстоятельствах, сходят с ума, не зная, где их девочка и в каком она состоянии. Сейчас бабушка и дедушка, у которых воспитывалась девочка, оба в больнице. Они оказались там из-за переживаний за внучку.

– Нельзя одним решением суда заставить ребенка полюбить отца, количество встреч с которым можно по пальцам пересчитать. Если ребенок так не хотел идти к отцу, значит, что-то не так. Нужно убедиться, что все в порядке, помочь ребенку адаптироваться в других условиях. Если Полина будет счастлива, у папы, не будет бояться бабушки и дедушки со стороны отца, мы только порадуемся за нее. Мы считаем, что сейчас очень важно без шоу, скандалов и войн позаботиться о ребенке, проследить и, если нужно, проконтролировать ее дальнейшую судьбу со стороны государства. В противном случае все скатится к очередным сплетням и интригам, которых уже было в жизни Полины предостаточно,

Дмитрий Шемерянкин.
×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter