Подъем на высокий четвертый этаж Воронежской областной «Никитинской» библиотеки – это на самом деле спуск по колодцу времени на ее сокровенное дно. Здесь собраны уникальные дореволюционные книги, гравюры и даже советские значки и открытки – настоящие реликвии времени, которые многое могут рассказать о самой библиотеке, о губернии, о стране, о судьбе рядового воронежца. Это отдел краеведения – библиотека в библиотеке, головной мозг и самое сердце «Никитинки». И с этого дна легко разглядеть любые звезды.

Нобелиаты и лучший друг желудка

В свое время Александр Солженицын обратился в «Никитинку» с просьбой «принять в дар свое двадцатитомное «вермонтское» собрание сочинений». Потому что «воронежская земля – родина моих предков».

– Для нас это было открытием, что Солженицын родом из наших мест. Он происходил из рода Солженикиных – жителей Воронежской губернии. Подробное исследование об этом сделал тоже наш земляк – историк и краевед Владимир Загоровский, – рассказывает РИА «Воронеж» главный библиограф старейший сотрудник отдела краеведения Борис Александрович Фирсов.

Американское собрание сочинений нобелиата хранится в фонде редких и ценных книг областной Никитинской библиотеки.

Из других многочисленных реликвий «Никитинки» – нобелевское издание на шведском языке Ивана Бунина. Библиотеке его подарил в составе всего своего именного фонда известный воронежский краевед профессор Олег Ласунский.

Ежегодно с 1856 по 1917 годы выпускал губернский статистический комитет выпускал «Памятные книжки Воронежской губернии». Они есть в «Никитинке» все до одной. И это уже другая – живая и пестрая летопись губернии, отражающая самые удивительные аспекты жизни. Годовые документы «О числе и роде преступлений в Воронежской области», «О расходах, действительно произведенных по городам Воронежской губернии», «О посеве урожая и хлебов», «Ведомость о фабриках и заводах». Или реклама о том, что «вино – лучший друг желудка». Все это собиралось за год в очередную «Книжку».

– До революции «Памятные книжки» были рассчитаны на образованного и любознательного читателя. И если вы прочтете в них «адрес-календари» за несколько лет, то можете узнать о карьере и даже судьбе отдельного человека. Именно по справочным и рекламным разделам «Памятных книжек», а не в архивах, я нашла уникальную информацию о двух своих дедушках. Один – Константин Кондауров – оказался служащим Крестьянского поземельного банка. Другой – Иван Медведев – владельцем мастерской готового платья, – рассказывает сотрудник отдела краеведения Ольга Борисовна Калинина.

Одновременно с «Памятными книжками» велась другая летопись губернии. «Воронежская старина» отражала все аспекты церковной жизни, а ежемесячная «Врачебно-санитарная хроника» – аспекты воронежской медицины и санитарии. Здесь можно узнать все об истории и хронике местных эпидемий. Или, например, – о «вреде кожевенного производства».

А вот в фолианте по истории губернского города «Воронеж в современном историко-статистическом отношении» краеведа и журналиста Григория Веселовского, изданного в 1866 году на четырехстах страницах, местная жизнь впервые отражается уже системно и осмысленно, с научной точки зрения.

Второе рождение

Но эти и многие другие реликвии появились в областной Никитинской библиотеке только после Великой Отечественной войны. А каким был старейший и исконный фонд, теперь можно только догадываться. В июле 1942 года он погиб полностью.

В Воронеж был откомандирован специалист по библиотечному делу Особой команды 3 Рейха, занимавшейся вывозом культурных ценностей с оккупированных восточных территорий. Более 20 вагонов воронежских книг были отправлены в оккупированный Курск, самые ценные издания 16-17 веков – в Киев, Эстонию и Германию. В 1944 году директор библиотеки ВГУ Софья Оникиенко вернула в свой фонд малую часть уцелевшего книжного собрания. В том числе это были книги областной библиотеки. В Курске они были сложены Софьей Панфиловной в уцелевшей «коробке» разрушенного дома, но из-за начавшихся боев на Курской дуге вывезти их в освобожденный Воронеж сразу не удалось. Восстановление фонда областной библиотеки также началось с поисков книг на развалинах самого разрушенного Воронежа. И уже в апреле 1943 года в нашей области были заново сформированы областная, три городских и пятнадцать районных библиотек. В мае 1944 года в Доме-музее И.С.Никитина открылась первая читальня. А осенью в четырех холодных комнатах без отопления Горпарткабинета стали работать методисты, библиографы, а также межбиблиотечный кабинет.

После войны с областной библиотекой стали делиться воронежскими изданиями библиографы из других городов страны. Например, «Памятная книжка Воронежской губернии на 1896 год» была получена из Краснодара.

Так областной книжный фонд получил вторую жизнь.

– Только в нынешнем веке мы начали понимать и поднимать вопрос о потерянных ценностях. Но мы не знаем, целы ли и где именно хранятся сейчас наши книги. Ведь во время войны эти потери не учитывались, – говорит заведующая отделом краеведения Лариса Акиньшина.

Мечта сотрудников отдела краеведения областной Никитинской библиотеки – собрать здесь в единый центр все, что издано в мире о Воронеже и области. А пока семь библиографов отдела ежедневно штудируют каждый номер всех воронежских – в том числе районных и многотиражных газет, всех центральных изданий. Статьи, представляющие краеведческую ценность для нашего региона, заносятся в единую электронную базу данных.

Возвращение из депозитария

Кстати, в советское время «Никитинка» обязана была хранить в закрытых фондах по одному экземпляру запрещенных книг. В том числе – Василия Аксенова, Александра Солженицына, Виктора Некрасова. Она их и сохранила. В других библиотеках города и области эти книги подлежали уничтожению.

Борис Фирсов, историк, главный библиограф:

– Теперь книги не уничтожаются – многие уходят в Интернет, и этот уход вполне логичен. Современное клиповое мышление вроде бы предполагает отправить книгу в депозитарий. Ведь сейчас активизирован новый код доступа к жизненным ценностям – через интернет и социальные сети. Я называю это эпохой неоварварства - нового упрощенного сознания. Со временем оно отразится на интеллекте и памяти человека, его эмоциональном восприятии мира. Поэтому я уверен, что книга в своей исконной полиграфической форме никогда не исчезнет и не растворится окончательно в электронном формате. Это вполне одушевленный культурологический продукт, и настоящий библиофил ценит не только содержание, но и шрифт, обложку, типографское оформление. И возвращение к книге, к типографскому тексту – как к эмоциональному и духовному исцелению – неизбежно. Так что наша библиографическая деятельность тоже никогда не исчезнет. Например, мода на публичные лекции – то чем, помимо книг, были наполнены дореволюционные библиотеки, –  уже возвращается

Самые первые

Первая воронежская публичная библиотека была создана в начале 30-х годов 19 века в здании Дворянского собрания - «не потребностью снизу, а приказом сверху» - отдельным циркуляром министра внутренних дел. Она работала по сословному принципу. Купцы, чиновники, простой люд были «разведены» по разным дням посещения. В 50-е годы 19 века библиотека «сошла на нет», а ее 1600 томов передали в Публичную библиотеку, открытую в 1864 г.

Первые филиалы губернской публичной библиотеки появились на рубеже 19 и 20 веков, когда был обнаружен заметный интерес к чтению у «городских низов» и встал вопрос: как донести книгу на окраину? Так появились «Кольцовский», «Никитинский» и «Пушкинский» филиалы на окраинах города.

Первый читательский билет за № 1 выдан в областной библиотеке имени И. С. Никитина в 1964 году аспиранту ВГУ Владимиру Шапошнику. Впоследствии – известному воронежскому ученому-химику.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter