Сегодня из Воронежа выехали участники пятого трансконтинентального ралли «Пекин – Париж», которое стартовало 28 мая от Великой Китайской стены. В гонке участвуют 96 эксклюзивных ретро-автомобилей от 1907 до 1982 годов выпуска из 21 страны мира,  которые пройдут 12 500 километров по бездорожью и автомагистралям Китая, Монголии, России, Украины, Словакии, Австрии, Швейцарии и Франции. Участников сопровождают 36 машин – «скорая помощь», автомобили техобслуживания, судейских бригад, организаторов. Всего в ралли участвуют 236 человек.

Россию ретро-машины пересекли за 12 дней. Российский маршрут ралли «Пекин – Париж» проходит через Алтайский край, Новосибирск, Омск, Тюмень, Екатеринбург, Уфу, Самару, Саратов и Воронеж. Вчера колонна ретро-автомобилей прибыла в Воронеж из Саратова.

По дороге в Воронеж экипажи заехали в Борисоглебск. К сожалению, без поломок не обошлось. Но борисоглебские техники не подкачали и подлатали «ягуар» пятидесятых годов прошлого века. В заторе у ремонтируемого моста через реку Ворона для многих водителей представилась редкая возможность рассмотреть автостаричков и сфотографироваться на память.

В общей сложности техническую помощь на российском маршруте оказывают более двухсот волонтеров из автоклубов. В Воронеже координаторами стали участники клуба любителей авто-мото старины «Раритет». Председатель клуба Игорь Усачев передвигается по стоянке исключительно бегом: за остаток вечера ему нужно осмотреть все автомобили, которые нуждаются в помощи, и вместе с командой воронежских волонтеров помочь участникам ралли заделать поломки.

– На Мерсдес Бенц мы сейчас ждем ступицу с замененными подшипниками, ее в мастерскую возили, правую ступицу переднего колеса будем менять, – рассказывает Игорь на ходу. – Здесь ничего особо сложного нет, подшипники они привезли с собой. Тут у австралийцев на Бентли рама лопнула – вот это страшно. Но мы сделали в полевых условиях. Уже все готово, они говорят: «Гуд, гуд». Вот ходим по кругу, смотрим, кому какая помощь нужна. У итальянцев дверь не закрывается, сварка нужна. Сейчас будем что-то придумывать. Все делаем бесплатно, из любви к ретро-движению. Когда будут выезжать, еще и маленькие подарки на память вручим. Это отважные люди и отважные автомобили. Современный автомобиль таких нагрузок не выдержит, а здесь есть автомобили 20-х и 30-х годов.

Впрочем, сами владельцы автомобилей-дедушек в своих машинах уверены – многие из них говорят, что раньше все делали на совесть.

– Посмотрите, салон деревом отделан, сиденья кожаные – сейчас такое только в дорогих автомобилях, а тогда все так делали, – показывает итальянец Даниэль Спадини, он едет на Jaguar Mk1 1959 года. – Попробуйте, посидите внутри – очень комфортная машина, хотя кондиционеров тут нет. Но мы едем с открытыми окнами.

Новозеландцы Роджер Андерсон и Алан Дэй едут на Ford Tudor 1930 года.

– Часто она ломается?

– Не так часто, - уверенно отвечает Роджер, меняя какую-то прокладку в двигателе. – Мы везем с собой запас запчастей.

Бельгийцы Герт Мертенс и Эрвин Биренс вообще отправились в путь на открытом Rolls Royce Silver Ghost 1924 года. Для поездки на таком требуется верхняя одежда – для аутентичности водители надевают винтажные куртки, очки-консервы и специальные шлемы. Но на машину не жалуются.

– Она хорошая, очень сильная, – говорит Эрвин. – Правда, через каждые 500 километров ей требуется тщательный осмотр. Но на плохих дорогах нормально себя ведет. Раньше ведь только такие и были. Сейчас мы на хорошие дороги выехали. А вот по Сибири тяжело было передвигаться, сильно трясло.

Для большинства участников это ралли – первое. Хотя бы потому, что стоимость участия в нем сравнима с ценой квартиры. Стартовый взнос для участия составлял около 40 тысяч фунтов стерлингов (это примерно 2 миллиона рублей), а все дорожные расходы, включая ежедневные остановки в отелях, еду, топливо и детали, ложатся на участников. Да и сами машины – удовольствие дорогое. Например, ягуар Даниэля Спадини на наши деньги стоит около 6 млн. рублей. А оригинальное спицевое колесо для старого Форда – несколько тысяч долларов. Поэтому большинство участников – люди с доходами выше среднего.

– У меня несколько машин, – рассказывает владелец Volvo 1959 года, британец Фил Берган. – Еще есть Bentley и Ferrari. Эту я купил специально для ралли. Она может развивать скорость до 160 км/ч.

Есть здесь и настоящие энтузиасты. Журналист BBC Мишель Джена Чен и дизайнер Майк Ривз из Великобритании свою машину собирали по частям.

– Купили ее через Интернет, на аукционе, и она приехала к нам на корабле – Это Ford Coupe 1940 года, – рассказывает Мишель. – Машина бутлеггеров. Смотрите, у нее большой багажник, и она очень быстрая – на ней было удобно возить контрабандный алкоголь во время «сухого закона». Мы назвали ее Shiner – так иногда называли контрабандистов. Когда она к нам приехала, у нее был только кузов и шасси- ни двигателя, ничего больше. Мы все детали заказывали через Интернет со всего мира. Собирали эту машину два года, специально к этому ралли.

А вот когда американец Инос Рид купил свой Студебеккер 1940 года, тот был еще на ходу. Вместе с водителем Сэмюэлем Петерсом Инос работает в мастерской по восстановлению старых мотоциклов в Огайо.

– Я купил этот автомобиль у сына первого владельца в Нью-Мексико – машина сама выехала из гаража. Это семейный автомобиль, и, видимо, им немного и аккуратно пользовались. Правда, двигатель мы потом заменили на послевоенный. Но все остальные детали родные. На ней очень комфортно ехать, но по современным дорогам тяжеловато. Скорость потока очень высокая. А эта машина большая, с трудом ускоряется, тяжело маневрирует – у нее нет гидроусилителя руля.

Когда спрашиваешь о путешествии по России, все участники ралли говорят примерно одно и то же.

– Российские дороги – это ужас. Столько ям! – рассказывает Инос Рид. – Под Воронежем уже хорошие, но, когда мы выехали из Саратова, это было что-то. По Сибири тоже сложно было ехать. Но самое страшное – это дороги в Монголии. У меня просто нет слов, чтобы это объяснить. Это вообще не дороги. Это направления. И нет ни одного знака. Мы ехали только по навигаторам. Если бы не они , наверное, до сих пор блуждали бы по пустыне. Но люди – люди прекрасные. Где бы мы ни останавливались, помогают, показывают дорогу. Сегодня в Воронеже мы заблудились, не знали, как добраться до отеля. Спросили дорогу – и водитель вместо того, чтобы объяснить, сам проводил нас, доставил прямо до места.

– У вас почему-то нигде нет надписей на английском, – удивляется Роджер Андерсон. – А какой самый распространенный в мире язык? Правильно, английский. Второй – испанский. А где русский? Но у вас все только на русском. «Россия для русских», говорите вы, я слышал. Так и есть, вы очень закрытая страна.

Сегодня рано утром участники ралли стартовали из Воронежа и направились в Харьков – туда они прибудут сегодня вечером, а 20-21 июня будут в Киеве. Ралли завершится 28 июня в Париже, у стен Триумфальной арки.

Первое ралли «Пекин-Париж» состоялось в 1907 году. Второе прошло спустя 90 лет. С 2007 года ралли проводится раз в три года. Шестое ралли, которое запланировано на 2016 год, на территорию России не зайдет. Так что вернуться на просторы нашей страны эта гонка сможет не ранее 2019 года.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter