21 июня 2021

понедельник, 04:09

$

72.22

85.99

«У них болит». Приехали ли воронежцы на кладбища вопреки режиму самоизоляции

, Воронеж, текст — , фото — Андрей Архипов
  • 9982
«У них болит». Приехали ли воронежцы на кладбища вопреки режиму самоизоляции «У них болит». Приехали ли воронежцы на кладбища вопреки режиму самоизоляции
Для кого в Вербное воскресенье традиции оказались сильнее запретов.

На 20 воронежских кладбищах захоронено более 800 тыс. человек. Ежегодно в праздничные дни – Вербное воскресенье, Пасху и Радоницу – могилы близких посещают около 400 тыс. горожан.

В эти дни городские власти обычно выделяют дополнительные автобусы к кладбищам, но в 2020 году из-за распространения коронавируса призвали жителей на кладбища не ехать. Попросила об этом и Русская православная церковь.

Журналисты РИА «Воронеж» вместе с полицейскими побывали на Юго-Западном кладбище – самом большом погосте города (на начало 2019 года здесь было 139 тыс. 688 захоронений) – в Вербное воскресенье, 12 апреля. Корреспонденты выяснили, соблюдают ли люди запреты и применяют ли санкции к нарушителям.

Посты на погостах

Неподалеку от центрального входа торговцы разложили свой товар – искусственные цветы. Порывы ветра шевелили фальшивые лепестки. Покупателей не наблюдалось.

– Мы не можем запретить здесь торговать. Единственное – попросить отправиться домой, – объяснил заместитель командира городского полка патрульно-постовой службы, майор полиции Сергей Рубцов.

Задача полицейских сегодня – информировать и объяснять. Никаких репрессивных мер – только увещевания и просьбы быть сознательными.

– Сегодня с 7:00 и пока не стемнеет на Юго-Западном кладбище дежурят три поста – шесть полицейских. Плюс к этому три поста инспекторов дорожно-постовой службы. Мы информируем людей об опасности и настоятельно просим их идти домой, чтобы не распространять вирусную инфекцию, – поделился Рубцов. – Посты выставлены и на других погостах – и вообще по всему городу. С 10:00 у нас на дежурство заступило 20 постов. В 14:00 добавятся еще порядка 10–12. Всего на городских улицах будут дежурить 250–270 полицейских.

Более решительно, чем просто увещевать, стражи порядка могут действовать лишь в исключительных случаях:

– У нас есть списки людей, которые контактировали с зараженными COVID-19 и которым вынесено постановление о том, чтобы они находились дома в изоляции. Бывает, что сотрудники полиции встречают их на улице. Тогда составляется протокол. Штраф в этом случае начинается от 5 тыс. рублей.

Сергей Рубцов ездит по городу, проверяет, как несут службу полицейские, следит за тем, чтобы маски меняли каждые два часа и хватало антисептика. Сам он не снимает маску даже в салоне автомобиля. Дезинфицирующее средство, маски, перчатки горкой лежат на заднем сиденье его машины.

– Мы ведь, как врачи, на переднем крае. Два сотрудника ДПС у нас находятся сегодня на режиме самоизоляции: они задерживали сбежавшую из больницы женщину, – вздохнул майор полиции.

Особый мир

В обход по кладбищу корреспонденты РИА «Воронеж» отправились с двумя полицейскими – капитаном Сергеем Рублевым и сержантом Максимом Чуповым. Сразу у входа столкнулись с бабулькой лет 70.

– Вы почему не дома? – строго спросили у нее стражи порядка.

– Я только и делаю, что дома сижу, – сообщила бабуля.

– Про режим самоизоляции слышали?

– Слышала. А еще слышала, что все это бесполезно, – дерзко выпалила она. – Да и зачем мне себя беречь? – Она было пошла прочь, но вернулась. – Вон щас мужик сел за руль – пьяный! У него машина зигзагами шла. Остановите его, полиция, будет тогда от вас толк.

В целом людей на кладбище оказалось не так много, как в обычное Вербное воскресенье, но они были. И чем ближе к полудню, тем их становилось больше – машины вереницей ехали вглубь погоста.

Мужчина и женщина средних лет, увидев полицейских, решили их обойти.

– Мы не хотим с вами контактировать! – заявили они полицейским, призывающим остановиться.

А увидев фотографа, пара стала яростно выхватывать у него камеру и выкрикивать проклятья в адрес журналистов.

– Россия – это особый мир. У нас есть заведенные традиции, и хоть что ты с ними делай, – посетовал Сергей Рублев.

«Кому быть повешенным, не утонет»

В недрах кладбища мужчина и женщина сгребали прошлогоднюю листву с красивого надгробья из черного гранита.

– Вы знаете про режим самоизоляции? – обратились к ним полицейские.

– Знаем, конечно, но видите, мы сына похоронили. Как вы думаете, можем мы его не навестить? – грустно кивнули они в сторону портрета молодого человека, умершего в 2016 году.

– Мы тут уберем все быстро и уйдем. Мы же и на работу ходим – я продавцом работаю. Работать, значит, можно, а к сыну нет? – чуть обиженно произнесла женщина. – Покойники-то уже беды никакой не принесут.

Полицейские пошли дальше по полупустым аллеям. Навстречу шагал мужчина с пакетом в руке. Представился Михаилом.

– Я здесь у бабушки и дедушки был, а на Пасху пойду на Айдаровское кладбище, к маме, – признался он.

В ответ на просьбы полицейских воздержаться от посещений погостов заметил, что ничем не рискует: якобы на кладбищах «людей-то почти нет».

Полицейские остановили двух мужчин – братьев. Те продемонстрировали справки с места работы, что имеют право перемещаться по городу.

– Мы из Придонского. Пришли родных проведать – дедушку, бабушку, тетушку, отца, – добросовестно перечислили мужчины. – Масок у нас нет, потому что их купить негде. На Пасху тоже придем – традиции сильнее!

Остановленная полицейскими женщина пенсионного возраста, которая назвалась Мариной, поделилась:

– Душа болит, вот и пришла. У меня здесь внучка похоронена, ей было всего полтора годика – от рака умерла. Я не могла к ней не прийти. Сейчас зайду еще к бабушке и деду. А то вдруг на Пасху работать придется… Вы знаете, сколько детей умирает от рака? Какой там коронавирус! У всех своя судьба: кому быть повешенным, не утонет.

«Люди в основном адекватные»

У самого входа на кладбище встретилась процессия – женщины в черных платках, мужчины с повязками на рукавах. Свежая могилка была в красных гвоздиках и желтых хризантемах. Похоронили дедушку 86 лет, бывшего военного. Умер три дня назад, тоже от онкологии.

Журналисты РИА «Воронеж» спросили у женщины из процессии, трудно ли сейчас хоронить.

– Почти ничего не изменилось. Сегодня просто выходной и некоторые услуги по двойному тарифу. Ни с чем не было никакой заминки или дефицита. Делаешь звонок, и никаких вопросов, – ответила та. – Правда, батюшка отпевал на улице, а не в храме, чтобы не было большого скопления людей в помещении. Домой на поминки мы никого не стали звать, узким кругом с ним простились. Я вообще-то дома сижу, соблюдаю режим изоляции. Сюда не могла не прийти – он мой близкий родственник. Но, считаю, нужно себя беречь и без крайней необходимости не выходить. На Пасху я сюда не пойду. Надо быть разумными и самим о себе заботиться.

– Людей можно понять – у них «болит». В этот день они всегда навещали своих усопших, вот и пришли сюда сегодня, несмотря на все просьбы и предостережения, – подытожил Сергей Рублев. – Запреты действуют не на всех. Традиции у нас зачастую сильнее. Но люди в основном адекватные. Большинство в масках и не приближаются ближе чем на 1,5 м друг к другу.

– У нас в Воронеже, кстати, народ дисциплинированный. Как только объявили режим самоизоляции, улицы опустели – в центре почти никого. Да и сегодня, посмотрите, на кладбище ажиотажа-то нет, – добавил Максим Чупов.

Перед Пасхой (19 апреля), Красной горкой (26 апреля), Днем Победы и Троицей (7 июня) районные комбинаты благоустройства и МКУ «Администрация городских кладбищ» приведут в порядок погосты и братские могилы. На эти нужды ежегодно выделяется больше 20 млн рублей. 

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: