Во вторник Павловский районный суд направил на принудительное лечение подростка, обвинявшегося в убийстве одноклассницы в селе Лосево. Экспертиза установила, что 16-летний юноша, чье имя не разглашается, на момент совершения преступления был невменяем, однако впоследствии временное помешательство прошло. Случаи, когда виновные в тяжких преступлениях избегают уголовной ответственности по состоянию психического здоровья, в юридической практике не редкость, однако каждый из них страшен по-своему. РИА «Воронеж» подготовило подборку самых громких преступлений в регионе, совершенных в состоянии помутнения рассудка.

Убийство одноклассницы в Павловском районе

Исчезновение 14-летней школьницы в окрестностях села Лосево в апреле прошлого года поначалу выглядело так, будто девочка стала жертвой насильника. Около двух часов дня 15 апреля девочка, оставшаяся дежурить по классу, позвонила матери по мобильному телефону, чтобы предупредить, что она опоздала на школьный автобус. В соседнее село, где она жила, Женя Мозговая отправилась пешком. Ее сопровождал одноклассник, рассказавший впоследствии следователям, что Женя собиралась на свидание к некоему 21-летнему парню.

Тело девочки сотрудники правоохранительных органов нашли лишь на пятый день поисков в реке Таганка, протекающей через Лосево. К ее ногам был привязан камень, а на шее виднелись следы удушения. Однако признаков изнасилования не теле не было. Место в заполненной водой яме показал провожавший Женю одноклассник, сознавшийся в убийстве после того, как следователи выяснили, что 21-летний молодой человек не имеет никакого отношения к исчезновению Жени. Кроме того, прогулку двух подростков вдоль Таганки засняли камеры видеонаблюдения.

Насилие в отношении одноклассницы юноша объяснил тем, что та нецензурно оскорбила его мать. После этого он впал в неадекватное состояние и задушил девочку. Чтобы отвести от себя подозрения, убийца стащил с нее часть одежды, чтобы инсценировать изнасилование.

Спустя полгода эксперты Центра психиатрии Института имени Сербского по итогам стационарной комплексной психолого-психиатрической экспертизы выяснили, что на момент совершения преступления мальчик находился в состоянии временного психического расстройства и просто не соображал, что он делает. Врачи также посчитали, что на момент экспертизы юноша вменяем, однако опасен для окружающих.

За неделю до оглашения приговора обвиняемый подросток заявил в суде, что признался в преступлении под давлением правоохранителей. Однако судья Сергей Гарбуз согласился с доводами экспертов: теперь подростка ждет принудительное лечение.

– Впервые в своей достаточно долгой судебной практике сталкиваюсь с тем, что подозреваемый в убийстве на момент совершения преступления, согласно экспертизе, был невменяем, а до и после – вменяем. Загублено две жизни детей. Девочку уже не вернуть. Можно только надеяться, что врачам удастся помочь мальчику, – пояснил корреспонденту РИА «Воронеж» после окончания слушаний судья Сергей Гарбуз.

Загадка матери с ножом

Нередко жертвами неуравновешенных людей становятся их самые близкие люди. Год назад в Павловском районе 30-летняя Александрия П. зарезала своего трехлетнего сына Савелия и чуть не убила его старшего брата, пятилетнего Богдана. Мальчик, получивший ножевые ранения в живот и грудь, около месяца лечился в детской областной больнице №2 в Воронеже.

Возможно, поводом для агрессивного поведения женщины стала тяжелая жизненная ситуация. За год до убийства Александрия развелась с отцом мальчиков, 22-летним студентом из Воронежа. «Послеразводный синдром» был настолько сильным, что женщина однажды набросилась с ножом на мать. Как рассказали родственники бывшего мужа Александрии, врачи областной психиатрической больницы в поселке Орловка, где она лечилась после инцидента, расстались с ней со словами: «Скорее всего, она к нам вернется».

В роковой вечер 24 января 2013 года Александрия была на поминках умершего родственника, где вновь поругалась с родителями. На следствии она рассказала, что собиралась покончить с жизнью, а мальчики просто «попались под горячую руку». Но если ранения Савелия были смертельными, а Богдана – опасными для жизни, то себе Александрия лишь порезала грудь – раны были несерьезными.

В отличие от дела об убийстве Жени Мозговой, в случае с Александрией эксперты института имени Сербского так и не смогли определить: вменяема она, или нет. Суд над ней начнется нескоро. С апреля прошлого года Александрия проходит лечение, которое должно стабилизировать ее состояние. Это поможет специалистам разрешить главную загадку убийства: понимала ли женщина, что она делала, когда наносила удары ножом собственным сыновьям. В середине января врачи стационара в Орловке продлили срок ее пребывания в лечебном учреждении еще на полгода.

Родители-экзорцисты

Насилие в отношении близких их истязатели иногда могут оправдывать даже желанием принести родным пользу. Сергей Кошимбетов и Елена Антонова в Рождественскую ночь до смерти запытали свою 25-летнюю дочь Александру, однако даже на суде, отправившем пару на принудительное лечение, утверждали, что спасли дочь от вселившихся в нее бесов. «Тело убили, а душу очистили», – утверждали родители-экзорцисты.

Александра, ее муж и две дочки приехали в гости к ее родителям из Добринки Липецкой области в Рождество 2011 года. Весь вечер семья читала Библию, в которой мать Елена, набожная баптистка, пыталась найти решение проблем Саши. В какой-то момент женщина предположила, что в ее зятя вселились бесы. Тот не стал спорить, но вскоре уехал домой в Добринку. Александра не поверила объяснениям родителей, и тогда они объявили одержимой уже ее.

Чтобы изгнать злых духов, родители предложили Александре выпить пять литров святой воды. Та согласилась, но, естественно, выполнить такое жестокое требование не смогла. Тогда отец с матерью стали вливать в неё воду насильно. Мужчина повалил дочь на пол, а затем родители начали прыгать по ней и останавливались лишь для того, чтобы влить ещё порцию воды. Мать предложила мужу прибить Александру к полу, но гвоздей в доме не оказалось. Истязания продолжались с восьми вечера до пяти часов утра. Когда молодая женщина затихла, родители завернули ее тело в одеяло и улеглись рядом спать, уверенные, что изгнали дьявола, действуя строго «по Библии».

Наутро младшая дочь, 14-летняя Ольга, позвонила родственникам и рассказала, что ее сестра не дышит, а затем вызвала скорую помощь. «Мама и папа сошли с ума», – объяснила девочка действия родителей следователям.

Ее слова подтвердила экспертиза московского центра социально-судебной психиатрии им. Сербского. В ноябре 2011 года областной суд направил 49-летнего Сергея Кошимбетова и 50-летнюю Елену Антонову на принудительное лечение.

Жестокость без причины

Впрочем, иногда близкие люди страдают лишь из-за того, что просто оказались рядом с человеком, так и не сумевшим выйти из «сумерек» разума. 39-летний житель села Ямное Рамонского района в молодости получил черепно-мозговую травму в дорожной аварии. Его состояние с каждым годом ухудшалось, мужчина постоянно наблюдался у врачей. В конце весны прошлого года он прошел очередной курс лечения в областной психиатрической больнице в Орловке. Однако, судя по всему, терапия мужчине не помогла. Спустя десять дней он забил ногами собственную мать. Свидетелем страшной картины стали его отец и брат. Когда они пришли от брата в ночь с 5 на 6 июня, то увидели, что мужчина находится в неадекватном состоянии: пинает мать и крушит мебель. Его сразу же связали и вызвали полицию. Врачи «скорой» госпитализировали 64-летнюю женщину, однако помочь ей медики не смогли – под утро потерпевшая скончалась в больнице от травм, несовместимых с жизнью. В молодости мужчина занимался спортом, даже получил высшее образование в институте физкультуры. Его удары были профессиональными, и спастись от них возможности практически не было.

По счастливой случайности незадолго до трагедии из дома бабушки, дедушки и дяди забрали маленькую внучку, дочку второго сына. Это, возможно, спасло девочку от смерти. А ее дядя вновь отправился в больницу, на сей раз принудительно – эксперты признали его невменяемым.

Грань помешательства

Последней каплей для людей, стоящих на границе между рассудком и безумием, может стать случайность, неудачно оброненное слово, которое в другой ситуации осталось бы просто незамеченным.

Грузчик торгового центра «Поиск» Дмитрий получил травму головы в армии. Отправившийся в войска 18-летним парень успел прослужить всего полгода – с октября 2010 по апрель 2011 года. Его комиссовали в связи с психическим расстройством – по документам, во время службы на голову молодому человеку «упал тяжелый предмет». Мать, у которой обнаружили онкологическое заболевание, не успела поставить сына на учет и помочь ему пройти курс лечения «на гражданке». Дмитрий сам взялся искать средства для существования семьи и устроился на подработку грузчиком в гипермаркет «Перекресток».

Утром 9 октября 2011 года в магазин привезли 80 тонн сахара. На грузовом дворе Дмитрий и еще один грузчик таскали мешки и возили их в магазин. Им помогал заместитель начальника службы охраны, 32-летний Александр. «Давай, быстрее-быстрее! Что ты такой ленивый?» – подгонял он Дмитрия. Вокруг было ужасно накурено. От дыма и от тяжелой физической работы молодому человеку становилось все хуже. Он зашел в помещение охраны отметить свой уход с работы в журнале.

– Я не могу работать в таких условиях. Пойду домой. Не нужны мне деньги, ничего не нужно, – объяснил он свое решение.

– Чтобы стать настоящим мужиком, тебе нужно в армии послужить, – ответил грузчику Александр.

– Я-то служил. Это тебе надо послужить… по-настоящему! – огрызнулся Дмитрий и направился к служебному выходу.

Стребков не отставал, и ссора переросла в драку, во время которой Дмитрий достал нож и стал наносить им удары в грудь, в голову и шею… Всего Александр получил 34 ножевые раны. В тот же день он умер в больнице.

Убегая от сотрудников службы безопасности, Дмитрий зарезал еще одного человека – 17-летнего студента Воронежского юридического колледжа, который попытался остановить скрывающегося от охранников человека. Один прямой удар в сердце, который нанес Дмитрий, оказался смертельным.

– Они меня ругали, и я их убил, – единственное связное объяснение двойного убийства, которое удалось добиться следователям от Дмитрия.

Эксперты центра им. Сербского поставили парню диагноз «шизотипическое расстройство». Суд направил его на принудительное лечение.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter