В проекте «Вызовы судьбы» журналисты РИА «Воронеж» рассказывают о чудесах и трагедиях, верности и предательстве, сложностях и радостях семейных отношений. В среду, 9 августа, героиней спецпроекта стала сотрудник благотворительного фонда помощи онкобольным детям Воронежской области «ДоброСвет» Александра Роднищева.


Фото – Виталий Грасс

Она на личном опыте знает, что рак – не всегда приговор. В августе 2009 года у Александры диагностировали острый лейкоз. Последующие 10 месяцев были самыми страшными в ее жизни. Был момент, когда врачи сказали родным девушки, что она в любой момент может не проснуться. Но Александра верила, что будет жить. Ведь дома ее ждали семилетняя дочка и пятилетний сын.

Известие о диагнозе

Для Александры Роднищевой август – месяц контрастов. Друг за другом идут две важные для нее даты. 4 августа – день свадьбы, 5 августа – день, когда у нее диагностировали острый лейкоз.

– Мы с супругом отметили восьмилетие совместной жизни 4 августа 2009 года, а на следующий день праздник сменился горем. Анализы показали, что у меня рак крови. Я тогда ничего об этом не знала, мне было жутко страшно от мысли, что рак не лечится. Первая мысль после осознания диагноза – как без меня будут мои дети. Мы с мужем перерыли интернет и пришли к выводу, что шансов выздороветь у меня мало. На мое счастье в Воронеже мне попался замечательный доктор, Оксана Викторовна Пороткова, она до сих пор большой друг нашей семьи, – рассказала Александра Роднищева.


Фото – Виталий Грасс

В семье Саши ранее никто не болел раком, поэтому она никогда не думала, что когда-нибудь встретится со страшной болезнью лицом к лицу. Только спустя время Александра поняла, что организм подавал сигналы тревоги, только она их не замечала. Саша стала часто болеть различными вирусными заболеваниями, появилась аллергия, которая раньше никогда не беспокоила. Примерно за месяц до дня, когда стал известен диагноз, появилась ангина, которую не получалось вылечить никакими лекарствами. Врачам стало понятно: в организме девушки происходит что-то серьезное. Тогда пациентку с больным горлом отправили к гематологу, который подтвердил самые худшие ожидания.

С лечением не медлили. Александре сразу же назначили первый курс химиотерапии. Он закончился за несколько дней до 1 сентября. Показатели крови улучшились, и врач разрешил Саше несколько дней пожить дома. Эти дни были важными – она смогла за руку отвести дочку на ее первую школьную линейку.

Первое сентября 2009 г. 
Фото – из семейного архива Александры Роднищевой

– К тому моменту волосы после химии уже выпали. Мама с мужем купили мне парик, максимально похожий по цвету и длине на мои волосы. Я надела красивое платье, сделала макияж и повела ребенка в школу. Выпадение волос для меня тогда было большим стрессом. Это я сейчас рассказываю людям, столкнувшимся с химиотерапией, что волосы – это такая ерунда по сравнению с остальными трудностями. Они отрастут, о волосах нужно меньше всего в этот период думать, – уверена Саша.

Тяжелые месяцы лечения

После химиотерапии последовала трансплантация костного мозга. Ее делали в московской клинике. В общей сложности в больничной палате Саша провела 10 месяцев. И все эти дни, сменяя друг друга, возле нее находились мама Галина Николаевна и муж Андрей.


Фото – Михаил Кирьянов

– Я ни одной ночи одна в больнице не провела: ни в Воронеже, ни в Москве. В московской клинике я лежала в одноместной палате. А рядом стоял полутораметровый топчан, на котором спали мама и Андрей. Мама в будни со мной была, муж приезжал в выходные, сразу после работы. Друзья меня тоже в эти дни не забывали, кровь для меня сдавали, еду приносили. Хорошо помню, как подруга привезла мне в Москву кастрюльку с вареной картошкой. Но, конечно, основные хлопоты легли на маму и мужа. Я не представляю, как все это выдержала мама. Ведь любая мать скажет, что лучше самой переболеть, чем видеть, как страдает твой ребенок. А муж – он оказался настоящим сильным мужчиной, моим мужчиной, который не испугался трудностей и не бросил жену в критическом положении, ухаживал за детьми, пока я лечилась. Многие семьи распадаются на фоне таких испытаний. Мы же свою сохранили, доказали, что можем быть вместе не только в радости, но и в горе, – сказала наша героиня.

Вера семьи

Семья не сомневалась: их Саша сможет побороть болезнь. Даже в самый критический момент, когда из-за проблем с кишечником она не могла есть в течение 10 дней, а врачи говорили, что Саша в таком тяжелом состоянии, из которого у них в больнице еще никто не выходил, родные верили, что их девочка сильная и она обязательно будет жить.


Фото – Михаил Кирьянов

– О том, что врачи советовали готовиться к самому худшему, мама мне сказала, когда я уже на поправку пошла. Я помню те критические дни. У меня была сильнейшая слабость, постоянно хотелось спать. И мне сейчас кажется, что, когда человек уходит, он просто засыпает, – почти шепотом произносит Саша. – Я очень хотела жить. И для этого делала все, что говорили врачи. Было такое, что советовали отвезти меня к знахарке или колдунье, говорили, что вся болезнь от порчи. Что только отвар из волшебного целебного корешка сможет поставить меня на ноги. Мы эти советы сразу отсекали. Я не знаю ни одного человека, который бы вылечил онкологию с помощью нетрадиционной медицины. Выздоровление во многом зависит от прилежности пациента, от того, как он будет выполнять все назначения своего лечащего врача.

Домой!

В мае 2010 года московские врачи отпустили Александру домой. Началось поддерживающее, более щадящее лечение. Сначала она один раз в месяц ездила в Москву для контроля анализов, затем один раз в три месяца.


Фото – Михаил Кирьянов

– Я была счастлива вновь вернуться домой. Варить борщи, делать с детьми уроки, водить их в кружки. Мы берегли детей, не говорили им о болезни. Дочка, правда, спрашивала, как называется мое заболевание, но я не говорила. Не хотела пугать страшными словами. Она как-то увидела меня без парика, но сделала вид, что ничего не заметила. Сейчас дочке 15 лет, а сыну – 13, они знают, чем я болела, но открыто о болезни мы по-прежнему не говорим. Слишком болезненные воспоминания, – заметила Александра Роднищева.


Фото – Михаил Кирьянов

Несколько лет после выписки Саша занималась домашним хозяйством. По специальности она финансист, до болезни работала главным бухгалтером, но возвращаться к цифрам и документам ей не хотелось.

«ДоброСвет»

Прошедшая через страшное испытание женщина чувствовала, что должна изменить свою жизнь. И стала искать организации, которые помогают людям с онкозаболеваниями. Случайно увидела в лифте листовку фонда «ДоброСвет» и решила сходить на волонтерское собрание.


Фото – Виталий Грасс

– Я пришла в «ДоброСвет» в 2014 году, фонд на тот момент только год существовал, но уже были первые шишки и первые победы. Я очень волновалась, когда шла туда, думала, примут ли меня там, чем я могу им помочь. В итоге я пришла и сказала, что хочу быть с ними. С тех пор я в «ДоброСвете». Я благодарна своим коллегам по фонду за то, что они поняли, как мне тяжело общаться с семьями, которые столкнулись с онкологией, и предложили другие обязанности. Сейчас я занимаюсь сборами на лечение, платежными системами, организую рассылки частным лицам и организациям, ищу спонсоров для фонда. Но, конечно, полностью от общения с онкобольными не ушла. Иногда я чувствую, что именно разговор со мной поможет людям. Например, приходят убитые горем родители, которые на днях о диагнозе ребенка узнали. Я объясняю им, что эта болезнь излечима, что нужно слушать врачей и выполнять все их рекомендации, а, если потребуются дорогие лекарства, фонд поможет с покупкой. Я вижу, что своей историей я вдохновляю людей на борьбу с раком, – сказала Александра.

«Добро возвращается»

Наша героиня уверена, в жизни не бывает случайностей. И болезнь, через которую ей пришлось пройти, Александра сейчас считает неким маяком, который заставил ее развернуть свой жизненный путь на 180 градусов.


Фото – Михаил Кирьянов

– Испытание болезнью дало возможность идти тем путем, который мне был предначертан, но по каким причинам я с него свернула. Если бы я не переболела, я бы никогда не пришла в «Добросвет», жила бы только для себя и своей семьи, не помогая тем, кому нужна моя помощь. Я сейчас и своих детей понемногу привлекаю к деятельности фонда. Они волонтерят в различных мероприятиях «ДоброСвета»: помогают что-то принести, раздают листовки, дочка иногда пишет для сайта истории заболевших детей. Я делаю это для того, чтобы мои дети понимали: всегда нужно смотреть по сторонам и поддерживать тех, кто не может себе помочь. Чтобы не закрывали глаза на боль, которая есть в этой жизни, чтобы знали, что эту боль можно немного приглушить заботой и добрым словом, а, если есть возможность, нужно помогать финансово. Я уверена, добро всегда возвращается, – добавила Александра.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter