Четырехлетний Рома был одним из героев проекта «Пусть мама увидит». Историю о голубоглазом белокуром мальчике с маленьким ручками и ножками журналисты РИА «Воронеж» рассказали в феврале 2016 года. После выхода сюжета несколько семей лично приезжали знакомиться с Ромкой, но по разным причинам брать его в семью не решались.

Фото – Роман Демьяненко

И когда в декабре 2016 года в воронежские органы опеки обратилась семейная пара из Курской области, 54-летняя Светлана Урываева и 55-летний Александр Воловиков, их сразу предупредили, что за четыре года мальчика смотрели восемь потенциальных опекунов.

– Нам сказали: вы, скорее всего, девятыми будете, кто посмотрит Рому и откажется его брать. Давайте мы вам другого ребенка покажем. Но мы с мужем были против. Мы узнали про Рому из группы в социальной сети, там был выложен видеоролик РИА «Воронеж» про этого мальчика. Ребенок нам сразу понравился, сразу было видно, парнишка общительный, добрый, ну а что ножки с ручками коротенькие, не беда. Мы приехали знакомиться с Ромой 2 декабря. Он выбежал к нам такой веселый, улыбчивый, ни минуты не сидел на месте. Видно было, что очень хочет нам понравиться. И в тот же день мы с мужем приняли решение, что берем Ромку. Несколько недель готовились документы, и 28 декабря мы забрали мальчика из интерната. Новый год он уже встречал в нашей большой дружной семье, – рассказывает приемная мама Ромы Светлана Урываева.

Фото – Светлана Урываева

У Светланы и Александра шесть приемных детей: Рома, Ксюша, Ксения, Саша, Яна и Ромик – так в семье зовут бывшего воспитанника воронежского интерната. Самому старшему ребенку десять лет, младшему – пять. Четверо из шести приемных детей – инвалиды с детства.

– У нас не было цели брать детей с инвалидностями. И жалость здесь ни при чем, и тем более денежные выплаты. Просто приезжали в интернаты, знакомились с детьми и сердцем сразу понимали: вот это наш ребенок, – говорит Светлана.

Идея взять ребенка из интерната принадлежит Александру. Для Светланы это второй брак: у нее есть трое кровных детей и семь внуков. Александр никогда не был женат.

В апреле 1986 года он отправился ликвидировать аварию на Чернобыльской атомной станции, работал там с первых дней катастрофы. После медицинского обследования врачи сказали, что из-за облучения своих детей у него никогда не будет.

– Я сама на Дальнем Востоке родилась. Вообще, жизнь меня по стране помотала. Замуж я рано вышла, в 17 лет. Отчим не любил меня, поэтому хотелось быстрее уйти из дома, где ты чувствуешь себя лишней. Но с первым мужем долго не прожили, развелись, когда девочки-близняшки еще маленькие были. Потом встретила военного, он был старше меня на 13 лет. Он служил в спецчасти, расписываться нам не разрешали более пяти лет. Дали добро на бракосочетание, только когда я забеременела. Свадьба была на 5 марта назначена, а 14 февраля он погиб в Афганистане. Так я осталась одна с тремя детьми на руках. Когда девочки выросли, одна из них познакомилась с солдатом-срочником из Курской области. Он отслужил и позвал ее с собой. Они поженились, и дочь стала просить, чтобы я из Ханты-Мансийка к ней в Курскую область переехала. О своей личной жизни я и не думала уже, но встретила Сашу, и мое сердце снова оттаяло, – смеется Светлана.

Фото – Светлана Урываева

После десяти лет совместной жизни Александр признался Светлане: если ему не суждено иметь кровных детей, он хочет взять приемного ребенка. Нерастраченная отцовская любовь не давала ему покоя.

– Первым приемным ребенком у нас должен был быть другой мальчик, мы увидели его на фотографии, он нам понравился. Но, когда приехали в интернат, он даже не вышел к нам. Но мы увидели Рому. Как сейчас помню: он такой бледный, лицо синюшное. И что-то екнуло в сердце сразу. Так Рома оказался у нас, – вспоминает Светлана.

Уже в первые месяцы приемные родители поняли, что Роме, который всю жизнь провел в интернате в окружении детей, непривычно быть одному в семье. И тогда супруги поехали в интернат за вторым ребенком. Взяли девочку Ксюшу, которая была на год младше Ромы. Как-то в одном из разговоров приемная дочка призналась, что в интернате у нее была лучшая подружка, она по ней очень скучает и хотела бы съездить к ней в гости. После поездки Александр и Светлана приняли решение, что в их семье не хватает еще одной девочки. А еще позже супруги взяли под опеку Яну, Егора и Ромика.

Фото – Роман Демьяненко

– Ромик влился в нашу семью, словно с первых дней рождения с нами жил. Сразу начал нас называть мамой и папой. Говорит он пока не очень четко, но прогресс в развитии очень заметный. Говорит «ма, па я вас лубу» (люблю), он всегда всех к столу зовет, громко кричит, чтобы все слышали «фсе кусать» (все кушать). Ромик самостоятельный мальчик. Сам кушает, ночью самостоятельно встает в туалет. Весельчак, душа компании. Уже даже сложно представить, как мы еще недавно без него жили. От него столько потенциальных опекунов отказалось, но, видимо, это судьба: он нас ждал, а мы – его, – говорит приемная мама Ромы.

На вопрос, намерены ли супруги в будущем расширять семью, Александр и Светлана ответили, что специально не планируют: ведь еще четыре года назад они даже не думали, что будут воспитывать шестерых приемных ребятишек.

Фото – Светлана Урываева

– Чтобы дети жили в нормальных условиях, мы с помощью пристроек увеличили площадь дома. Не знаю, появятся ли еще у нас приемные дети – на нас в селе и так косо смотрят. Ходят разговоры, что мы детей ради денег набираем, что дом двухэтажным сделали на их пособия. Даже анонимные звонки в органы опеки на нас поступали. Приезжали, проверяли нас. Я показала сберкнижки всех детей, с них ни одного рубля мы не снимали: все деньги, которые детям от государства приходят, лежат на их будущую взрослую жизнь, а мы обходимся своими средствами, – объясняет Светлана.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter