, Воронеж
  • 7108

Специальный репортаж РИА «Воронеж». Пепел Луганщины (часть вторая)

Чем живет прифронтовой Луганск.
Специальный репортаж РИА «Воронеж». Пепел Луганщины (часть вторая) Специальный репортаж РИА «Воронеж». Пепел Луганщины (часть вторая)
РИА Воронеж Текст — , фото — Роман Демьяненко

Корреспондент РИА «Воронеж» Леонид Шифрин и фотограф Роман Демьяненко побывали на соседней с Воронежской областью Луганщине вместе с волонтерами, собирающими и перевозящими гуманитарные грузы для Новороссии. За два дня журналисты проехали около 700 км по прифронтовой территории. В Луганске журналисты познакомились с ополченцами, которые верят, что война в Новороссии закончится после взятия западноукраинского Львова, и жителями столицы непризнанной народной республики.

Воронеж-Луганск

Автобусная остановка по дороге в Луганск

В первой части специального репортажа журналисты РИА «Воронеж» рассказали о воронежских десантниках, которые возят помощь жителям соседнего воюющего региона, и о путешествии с одним из волонтеров Павлом Васкецовым через границу России и Луганской народной республики (ЛНР).

Луганск

Предвыборный билборд на въезде в Луганск

«Август»

– Вы к нам воевать приехали? – первым делом спросил журналистов РИА «Воронеж» Петрович, заместитель командира отдельного моторизованного батальона «Август».

На гражданке москвич Петрович – пенсионер. Бывший полковник угрозыска. В Луганской республике – действующий офицер.

«Новороссия»

– Нам нужны минеры, танкисты, наводчики. Зарплату, правда, задерживают, но обещают отдать все, так что если хотите, подпишем с вами контракт, – добавил Петрович.

Батальон получил свое имя в честь даты образования – в августе 2014 года. А еще – в честь Святой Богоматери Августовской (по легенде в сентябре 1914 года Пресвятая Богородица явилась русским войскам Северо-Западного фронта во время сражения за город Августов в Польше во время Первой мировой войны – РИА «Воронеж»).

Оружие с флагом Луганской народной республики.

Базируется «Август» на окраине Луганска в огромном здании таможенного терминала. В батальоне чуть больше 400 бойцов, но людей все равно не хватает. Здесь дефицит всего – еды, обмундирования. Продовольственный и вещевой склад не заполнен и на десятую часть. Бойцам «Августа» Пашка-афганец (главный герой первой части спецрепортажа РИА «Воронеж», ветеран-десантник – РИА «Воронеж») привез продукты и несколько комплектов модной на этой войне комплектов полевой формы-«горки» (горно-штурмовой камуфляжный костюм – РИА «Воронеж»).

В полку – только контрактники, две трети – местные, треть – россияне. Оклад рядового бойца – примерно 370 долларов в месяц, офицера – около 420 долларов. С осени 2014 года месячное жалование бойцам выплачивалось то ли раз, то ли два.

Толик. «Дойти до Львова»

Один из таких бойцов – Толик. Ему 41 год. Впервые он взял в руки автомат меньше года назад.

– Сам я местный, с Луганщины. Дочери 11 лет, профессий разных у меня много, но это в мирное время, а сейчас война идет! Правда, быстро это все не кончится, минимум четыре-пять лет потребуется, чтобы навести порядок.

А каким он должен быть?

– Надо пропереть прямо до Львова, чтобы фашистов выгнать из страны.

Какой страны?

– Понятно какой – Новороссии. Мы понимаем, что в составе России нам не быть, а из ЛНР и ДНР родится новое государство.

В окрестностях Луганска. Подбитый танк армии ЛНР

А зачем до Львова?

– Ну, выгнать фашистов и их наемников.

А ты не наемник, раз заключил контракт и воюешь за деньги?

– Я – не за деньги. За идею. Я патриот своей земли. Да и денег этих мы особо не видим, и если б пошел на стройку, заработал бы столько же. Но я взял в руки автомат, чтоб освобождать свою землю.

А родные у тебя есть?

– Так мать же. Она во Львове.

Там, куда ты собираешься с автоматом дойти? Выходит ты западенец?

– Да нет, я тутошний, луганский, она просто живет там. Я ей звоню, но не говорю, что воюю. Рассказываю, что работаю в Луганске, но она что-то чувствует, мать все-таки.

Влад и Егор. «Будем воевать до конца»

После штурма Дебальцево. Уничтоженный танк украинских войск

Владу 21 год, он лейтенант, командир взвода танковой роты, имеет среднетехническое образование. Смышленый паренек с умными глазами – такому бы сессию в вузе сдавать, а он в свои годы успел стать чуть ли не легендой этой войны. Штурмовал Саур-Могилу и Дебальцево.

– Я с Лисичанска, который сейчас контролирует нацгвардия. Родные в Подмосковье к родне уехали, мама звонит, волнуется, зовет к себе, но с их отъездом мне стало спокойнее, я теперь неуязвим. Знаю, что все, кто воюет на стороне ополченцев, находятся в розыске СБУ. Многие мои друзья из Лисичанска отвернулись от меня, «ватником» называют, но есть и такие, которые фотки сбрасывают, где снято расположение войск противника. А воевать за свою землю буду до конца, и в Россию не уеду.

Один из самых юных бойцов «Августа» – 19-летний Егор, бухгалтер по образованию. Сам родом из Дебальцево.

– Воевать на своей земле – мой долг. Многие мои одноклассники сбежали в Россию, я теперь воюю и за них!

Татьяна. «Надо строить свое государство»

Разрушенный магазин в Дебальцево

Начальник службы вооружения «Августа» – дама средних лет по имени Татьяна. До войны она работала продавцом. В день нашего приезда Татьяна отмечала день рождения. За одним столом сидели и офицеры, и рядовые. Чаще других – даже здравиц в честь именинницы – звучал самый главный тост. «За Победу!».

– Я из Лисичанска. Там мой племянник остался, ему как раз 18 лет должно исполниться. А в Украине всех ребят от 18 до 25 лет в армию загребают и – на фронт. В ЛНР в армию молодых ребят особо не призывают – здесь обходятся контрактниками, а племяш мне пишет, что покончит с собой, если не выберется с Украины сюда. А как выбраться? На блокпостах тормозят всех парней призывного возраста и – на передовую. А теперь еще сделали, что жителям Украины, которые на территорию ЛНР или ДНР выезжают, надо платить по 700 долларов за бумаги, дающие право на этот выезд. Западня получается. Я прекрасно понимаю, что эта война быстро не кончится. А Россия нас к себе брать не собирается, значит – свое государство надо строить, а пока – воевать за него!

Ночь над «Мухой»

Отвалившись от праздничного стола, журналисты из Воронежа пошли ночевать в казарму – бывший гараж со смотровой ямой во всю длину помещения, заложенной каким-то железом. Бойцы разведвзвода «ушли в ночь» и гостям достались их армейские кровати. На соседних спали в обнимку бойцы и их боевые подруги. Война учит людей брать свое от жизни как можно быстрее.

Под одной из «гостевых» кроватей, как выяснилось утром, лежало несколько гранатометов «Муха» в сборе. Здесь это норма. Утром их разобрали бойцы, уходившие на передовую.

С утренним туалетом в полку проблема – всего два «очка» на всех бойцов, да плохонький душ с парой умывальников. Завтрак порадовал – макароны с говяжьей тушенкой и масло с булкой.

Неразорвавшиеся боеприпасы на окраине Дебальцево

Пит. «Плюнул на все и уехал в Луганск»

– Народ обнищал, денег нет. Все, что можно украсть из цветного металла уже украли. В прошлом году над Луганском сбили грузовой самолет украинских ВВС, так пока он горел и падал, за ним мчались автомобили охотников за металлом со всего города. Он взорвался, еще не остыл, а люди уже принялись его дербанить. Обратите внимание на некоторые автосалоны! Видите: стекла побиты, а машин в них нет? Это под маркой бомбежек ушлый народ громил салоны и забирал машины, – рассказал боец «Августа» Пит, удивляя гостей из Воронежа поразительно правильной речью и редким чувством юмора.

Пит – инженер-лесотехник из Питера. На войну приехал после того, как весной прошлого года в Доме профсоюзов в Одессе сгорели люди. «Не мог оставаться равнодушным», – объясняет он.

Но ведь, наверняка, дома были какие-то проблемы, от которых ты сбежал на войну?

– Да. С женой мы плохо жили и без всякой войны разводиться собирались. А тут случай подвернулся, плюнул на все и уехал в Луганск. Потом вернулся в Питер, официально оформили развод и опять на войну.

Сторож гимназии. «Слава Богу, детей не задело бомбежкой»

Разбитые окна Луганска

Первым адресатом доставки гуманитарного груза из Воронежа стала православная гимназия имени Святовеликомученицы Татианы на улице Парижской Коммуны. Это окраина 450-тысячного Луганска. Теперь народу в городе вдвое меньше, чем до войны, хотя прямым авиаударам Луганск подвергался редко.

Сейчас в гимназии детишек нет, они сидят по домам. Сторож Виктор Шевчук, кряхтя, с пилой и топором в руках обходит свои владения и показывает места, куда попадали осколки:

– Во время последнего обстрела у нас вылетело 92 стекла. Сейчас вот помаленьку вставляем их, ремонтируем стены, задетые осколками. Денег нет, латаем, чем придется. Слава богу, что детей уже не было, когда все это происходило.

Учитель. «У нас будет праздник 1 сентября!»

И.о. директора гимназии Ирина Ефимова рассказывает о своих подопечных – 15 педагогах и 60 детишках, многие из которых колясочники, ДЦПшники. Сейчас они сидят дома, но с 1 сентября, если этот хрупкий мир продержится, начнется учебный год. Мука, сахар и многое другое привезенное из Воронежа, придутся весьма кстати.

– Дома детям плохо, они привыкли общаться друг с другом – так они забывают о своих недугах. А теперь сиди себе в четырех стенах. Ну, ничего, 1 сентября у нас будет свой праздник! – надеется она.

Пенсионеры. «Когда же закончится этот кошмар?»

Ульяна Ивановна и ее собака

Пенсионеры Галина и Василий Кожевы живут напротив гимназии. Их дети давно в России – в Самаре и Питере. Зовут родителей к себе, но те боятся бросать дом.

– У нас вот соседи уехали, и через два дня их дом разграбили. Нет уж, протянем как-нибудь здесь. Вот наша собачонка Джесси и та к войне привыкла, как стрельба начиналась, она к погребу неслась и скулила – просилась в наше убежище, где мы от войны прятались. С начала боевых действий цены у нас выросли в 2,5 – 3 раза. Киев бросил платить пенсии с лета прошлого года. Я получала 1050 гривен, а ЛНР только обещает, что будет платить по тысяче в месяц. Но пока никаких денег нет, живем за счет огорода. Да вот бабушка у нас – моя мама, куда с ней уезжать – она дороги не перенесет, – вздыхает Галина.

Ульяне Ивановне 89 лет. Она пережила Великую Отечественную. Происходящее сейчас на Луганщине вернуло ее в те страшные года.

– Жутко было, когда по Луганску стреляли,– шамкает беззубым ртом старушка, – так с той войны не боялась. Когда же весь этот кошмар кончится?..

– Обязательно кончится! – уверяет священник луганского храма Всех Святых отец Георгий. – В Луганске около 40 православных храмов, и везде люди молятся за мир. Наш храм построен десять лет тому назад, некоторые наши прихожане уехали от войны кто куда. Но мы обязательно соберемся все вместе, когда наступит мир.

Волонтеры из Воронежа выгрузили в церковном дворе мешки с картошкой и одеждой. Всю эту помощь отец Георгий пообещал раздать своим самым бедным прихожанам.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Читайте наши новости в Telegram, «ВКонтакте» и «Одноклассниках».
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: