В Совфеде предлагают фиксировать в основных документах гражданина сведения о согласии лица на изъятие его органов или тканей для трансплантации после смерти; перечень документов будет определен правительством. Законопроект в понедельник внесен в Госдуму, сообщает РИА Новости.

Основными документами могут стать паспорт, водительские права или универсальная электронная карта, предусмотренная законом «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг». Подобная практика позволит создать электронную базу данных потенциальных доноров, с помощью которой необходимые сведения о донорах будут доступны на всей территории России и предоставляться в кратчайшие сроки.

Разработчики указывают, что подобная практика существует в США и Евросоюзе.

В документе отмечается, что число операций по трансплантации органов в России увеличилось вдвое за последние семь лет и достигло 1,4 тысячи в год в 2013 году. Однако, по данным Минздрава, эта цифра составляет менее 16% от числа трансплантаций, в которых нуждаются пациенты отечественных медицинских организаций. Всего в стране необходимо делать 9 тысяч подобных операций в год. Так, при потребности в проведении 6 тысяч операций по пересадке почки, в 2013 году в России было сделано только 15,6% от числа необходимых операций. В 2012 году не были использованы 33 квоты на пересадку почек из-за отсутствия донорских органов.

Проблема в том, что несмотря на установленную в действующем законодательстве презумпцию согласия для посмертного донорства совершеннолетних граждан, врачи по-прежнему склонны обращаться за согласием к родственникам потенциального донора, что занимает много времени и часто приводит к отрицательным результатам. С другой стороны, действуя в соответствии с законом, врачи часто сталкиваются с последующими судебными исками родственников умершего, несогласных с проведенным изъятием органов для пересадки.

И хотя закон оказывается на стороне врачей, угроза такого развития событий является дополнительным отрицательным фактором в работе медицинских организаций по посмертному забору органов. В результате, в России, где действует презумпция согласия, показатель летальности в листе ожидания больных, ожидающих пересадку органа, составляет почти 60%, а в США, где действует презумпция несогласия, — около 6%.



Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter