22 Августа 2019

четверг, 18:57

$

66.26

73.50

Сергей Дуканов: «Люди вкладываются не в валюту, а в собственное дело»

, Воронеж, текст — , фото — Виталий Грасс
  • 6651
Сергей Дуканов: «Люди вкладываются не в валюту, а в собственное дело»

Руководитель управления налоговой службы рассказал о влиянии кризиса на экономику Воронежской области.

Воронежские налоговики за пять месяцев 2016 года собрали на 4,6% – 1,5 млрд рублей – больше налогов, чем за аналогичный период 2015 года, несмотря на сложную экономическую ситуацию. Руководитель регионального управления Федеральной налоговой службы Сергей Дуканов в интервью РИА «Воронеж» рассказал, сохранится ли положительная динамика налоговых сборов, вернутся ли компании к зарплатам в конвертах и что будет с воронежскими фигурантами «панамского списка».

– Реальные доходы населения упали, экономить стали даже обеспеченные люди. Если воронежцы стали меньше тратить, бизнес стал меньше зарабатывать, а какой-то и вовсе закрывался – налогов в бюджет должно поступать меньше. Откуда рост?

– В Воронежской области действительно наблюдаются признаки сокращения инвестиционной и бизнес-активности, замедление роста индекса промышленного производства и уменьшение объема инвестиций в основной капитал. Да, население стало меньше тратить на приобретение товаров, продуктов и услуг, в том числе в сегменте класса люкс. Раньше потребление подогревалось относительно дешевыми кредитами, стабильным курсом рубля и уверенностью в завтрашнем дне – люди могли потреблять не только за счет сегодняшних, но и в счет завтрашних доходов. Сегодня население заняло консервативную позицию. Снижение уровня потребления сказалось на строительной отрасли, производстве товаров и продуктов питания. При этом часть минусов обернулась плюсами – на рынке стало больше товаров отечественного производства, которые не подвержены столь резким колебаниям цены, как импортные.

Оборот организаций в 2016 году составил 97,5% к уровню прошлого года. Объем розничной торговли почти сравнялся с прошлогодним показателем, хотя до этого рос на 15-20% в год. Рост налоговых поступлений в 4,6%, или 1,5 млрд рублей в нынешних сложных экономических условиях – это хороший показатель не только для Воронежской области, но и в среднем по стране. Всего же за пять месяцев 2016 года мы собрали 34,7 млрд рублей. Экономика Воронежской области сохраняет устойчивость благодаря диверсифицированности бизнеса и налогоплательщиков. Провал налоговых поступлений в одной отрасли компенсируется ростом в другой.

Положительную динамику налоговых поступлений в прошлом году обеспечили экспортоориентированные предприятия, например, химической промышленности, успешность запущенных в регионе бизнес-проектов и увеличение налоговой отдачи предприятий малого, среднего и микробизнеса. Рост экономики в 2015 году во многом обеспечили предприятия агропромышленного комплекса, преимущественно переработчики сахарной свеклы, строительные, промышленные и девелоперские компании.

Строительный бизнес приносит региону порядка 8% налоговых поступлений, больше дает только торговля и обрабатывающие производства. В 2015 году строительные компании перечислили в бюджет 5 млрд рублей. За январь-май 2016-го – 2,3 млрд.

Предприятия агропромышленного комплекса в 2015 году в полтора раза увеличили объем налоговых отчислений по сравнению с предыдущим годом, они составили 7,26 млрд рублей. Драйвером развития отрасли стали переработчики сахарной свеклы. В 2015 году они увеличили объем налоговых отчислений втрое – с 576 млн до 1,78 млрд рублей. Рост показателей в этой отрасли обусловлен соглашением, подписанным правительством области с производителями сахара. В обмен на меры господдержки они обязались довести уровень налоговой нагрузки до среднеотраслевой. Кроме того, в 2015 году прошли массовые налоговые проверки предприятий-производителей сахара.

Полностью оправдала себя ставка правительства области на крупные холдинги. Если раньше мясо производилось преимущественно в личных и фермерских хозяйствах, то теперь – крупными предприятиями, и это дает совершенно несопоставимые по объему налоговых отчислений результаты.

Совокупный вклад малого, среднего и микробизнеса составил 25% от общего объема налоговых сборов.

– Малый, средний и микробизнес стал платить больше налогов. Выходит, что воронежцы в кризис не закрывают или уводят бизнес в тень, а наоборот, открывают?

– Три года назад, после введения новых ставок страховых взносов, мы первыми в стране зафиксировали резкое сокращение числа индивидуальных предпринимателей – на 10-15% в год и, соответственно, налоговых поступлений от их деятельности. 2015 год показал, что вектор изменился – прирост числа предпринимателей достиг 1 тыс. человек – с 52,5 тыс. до 53,4 тыс. Темпы роста налоговых поступлений от деятельности предприятий, находящихся на упрощенной системе налогообложения, оказались одними из самых высоких и составили от 11% до 20% при общем увеличении налоговых сборов на 4,6%. Это говорит о тенденции к легализации жителями региона своего бизнеса и вывода доходов из тени.

Воронежцы стали активнее регистрироваться в качестве предпринимателей, выводить свой бизнес из тени и показывать легальные доходы. Это пример движения капиталов и изменения ментальности. В последнее время покупка жилой недвижимости и приобретение иностранной валюты и ценных бумаг теряют привлекательность как способ инвестирования денежных излишков. Люди предпочитают вкладываться хоть и в малое, но собственное дело, превращать деньги в здания, торговые площадки и рабочие места, которые впоследствии могут стать источником дохода. Несмотря на то, что по темпам роста предпринимательского сообщества Россия отстает от США, Индии и Китая, на примере Воронежской области мы видим положительную тенденцию к стремлению населения реализовать свои бизнес-способности.

В основном речь идет о торгово-закупочном бизнесе, сфере услуг: парикмахерских, салонах красоты, небольших предприятиях по производству и реализации продуктов питания, заведениях общепита. Также развиваются предприятия, нацеленные на производство или закупку сельскохозяйственной продукции.

– Требует ли кризис налоговых льгот, минимизации нагрузки на малый бизнес?

– Налоговые льготы демонстрируют сегодня низкую эффективность. Например, у предпринимателей появилась возможность купить патент, раз в год платить незначительную сумму и заниматься бизнесом. Перечень видов деятельности, предусмотренных патентом, область расширила уже до 60. Но число предпринимателей, переходящих на патент, исчисляется всего лишь сотнями. Не вызвали интереса ни льготы для малого бизнеса, работающего по упрощенной системе налогообложения, ни двухлетние налоговые каникулы.

Проблема низкого уровня предпринимательской активности не в государственном регулировании этой сферы, а в ментальности населения. Мы накопители, потребители, но не предприниматели. Десятилетиями это изживалось на уровне культуры, воспитания, образования, а теперь нас призывают стать активными и начать зарабатывать деньги. Перемены стали бы заметны, если бы предпринимательская активность росла на 10-15% в год. Но наши выпускники школ, вузов не спешат в бизнес и не торопятся создавать свои стартапы, хотя по закону могут делать это с 14 лет. Чтобы стать обществом предпринимателей, нам нужно время.

– Многие предприниматели ссылаются на избыточность деятельности проверяющих органов, объясняя этим нежелание легализовывать свое дело.

– Если говорить о налоговых проверках, то это выдумки. Если сопоставить количество юрлиц с количеством проверок, то можно подсчитать, что частота налоговой проверки бизнеса – в среднем раз в 100 лет. В этом году они стали еще реже – раз в 130 лет. Так что у конкретного предпринимателя большие шансы не встретиться с проверяющими вообще никогда.

– В первые годы работы в регионе вы рассказывали, что запоминали номера дорогих автомобилей и проверяли, позволяют ли официальные доходы владельцев приобретать такие машины. Нередко оказывалось, что нет. Изменилась ли ситуация сейчас?

– Коренным образом. В 2006 году официальные доходы имели только владельцы «копеек», «шестерок» и недорогих иномарок. У людей, которые ездили на дорогих автомобилях, не было ни гроша. Теперь они показывают приличные доходы, позволяющие за год или три заработать на покупку такой машины. В прошлом году я проверил владельцев всего двух автомобилей, и придраться было не к чему. Сегодня я, скорее, обращаю внимание на агрессивное вождение. Если успеваю – запоминаю номер, чтобы посмотреть, что из себя представляют такие люди. Доходы они декларируют очень приличные. Но кто сидит за рулем этих машин? Может, сын или дочь. Может, вор.

– 11 предпринимателей, зарегистрированных в Воронежской области, попали в список людей, которые могут быть связаны с офшорными компаниями «панамского архива». Какие меры предпримет налоговая служба региона?

– Управление Федеральной налоговой службы по Воронежской области проверило всех участников «панамского списка», зарегистрированных в регионе. В Воронежской области их компании не представлены.

Скорее всего, на компании, созданные в Панаме, планировалось регистрировать недвижимость, купленную за границей. Мы направили запросы за пределы РФ для получения информации по счетам и компаниям этих лиц, а также самим участникам «панамского списка» с просьбой представить декларации. Как только эта информация состыкуется, фигурантов «панамского архива» ждут либо доначисления, либо штрафные санкции от 100 тыс. рублей до 20% от суммы неуплаченного налога.

Три участника списка задекларировали имущество еще до того, как панамский архив был опубликован, и у нас к ним нет претензий. Участвовать в капиталах зарубежных компаний, иметь счета в иностранных банках или имущество за границей – не преступление, если все это задекларировано и с него уплачены налоги.

– Как вообще вы относитесь к публикации документов «Панамского досье»?

– Людей, передавших эти данные прессе, сегодня возводят в ранг героев, что для меня не совсем понятно. Эта информация и раньше была доступна, и мы, и налоговые органы других стран ею пользовались.

Россия в 2016 году присоединилась к международной системе автоматического обмена налоговой информацией. Пока он спонтанный, по запросу. Но с 2018 года обмен будет вестись в автоматическом режиме, и 90% офшорных юрисдикций, тех самых, которые предоставляют услуги нашим бизнесменам, к нему уже присоединились.

Сейчас же у налоговых органов есть возможность за плату получать информацию от любой офшорной юрисдикции, и мы этим активно и прицельно пользуемся. В год отправляем несколько десятков запросов. У нас нет желания узнать все обо всех. Наша цель – достичь конкретного результата: компенсировать потери бюджета, причиненные применением таких схем.

Практику получения оплаченной информации от офшорных юрисдикций воронежская налоговая служба впервые опробовала два года назад на двух крупных лизинговых компаниях, сумма налоговых претензий превысила 400 млн рублей.

С 2013 по 2015 год в Воронежской области со 135 до 108 уменьшилось число компаний, учредители которых зарегистрированы в офшорных зонах. По итогам налогового контроля за три года в бюджет Воронежской области доначислено более 590 млн рублей, отказано в возмещении НДС на более чем 620 млн рублей, уменьшены убытки на 816 млн.

Надо отметить, что сегодняшнее законодательство активно стимулирует компании отказываться от своих офшорных учредителей и заменять их российскими конечными бенефициарами – в противном случае доступ к мерам господдержки для них будет закрыт.


×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Больше интересного в вашей ленте
Читайте РИА Воронеж в Дзене

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: