Няни в Воронеже были всегда. Но в советское время их могли себе позволить лишь семьи местного истеблишмента – известные врачи, ученые или творческие работники. С начала XXI века, с появлением очередей в муниципальные ясли и детские сады, в городе начал развиваться рынок доверительных услуг и заботы о маленьких детях. Корреспонденты РИА «Воронеж» выяснили, как из-за кризиса изменилась ситуация с нянями и частными детсадами, повлияла ли на нее московская трагедия с убийством маленькой девочки умалишенной няней из Узбекистана и как обезопасить ребенка, подбирая ему садик, няню или развивающий центр.

Бизнес-инкубаторы

Каждое утро в восемь часов Ирина Перелетова приводит годовалого Алешу в частный садик в Советском районе и едет на работу, в шесть вечера забирает сына.

– Надо зарабатывать. Но в муниципальный садик сейчас и с трехлетним ребенком не пробьешься. Да и по двадцать человек в группе с постоянными карантинами и ОРВИ – это значит, что малыш больше будет сидеть дома со мной, а не в садике. Наш старший ребенок был с няней, подбирали ее долго по рекомендациям. Но частный мини-садик оказался намного удобнее. И воронежцы все больше ведут своих детей в такие места – были бы деньги. Нам повезло: у нас в семье все работают, поэтому мы можем отдавать за садик 18 тыс. рублей, – говорит Ирина.

 
Фото — Виктория Васильченко

Частный сад, куда ходит Алеша, – просторная двухкомнатная квартира на первом этаже новостройки. Игровая комната, спальня с кроватками, кухня со стильным гарнитуром, плитой, холодильником, двумя маленькими столиками. У каждого родителя есть свой ключ, и появиться можно в любой момент – и в игровой, и в спальне, и на кухне.

Хозяйка квартиры, она же директор садика и основной воспитатель Светлана Куликова, усаживает троих малышей за столик, расставляет тарелки с пюре, помогает правильно держать ложку. Раньше Куликова преподавала в школе русский язык и литературу, потом попыталась заняться бизнесом, но безуспешно. Отстав от современных школьных методик, она ушла в муниципальный сад воспитателем, затем – няней в состоятельную семью, потом воспитателем в частный детский сад – и открыла свое настоящее призвание, а заодно и бизнес. Куликова зарегистрировалась как индивидуальный предприниматель в сфере услуг ухода и досмотра и сама организовала частный ясли-сад для малышей от года до трех лет. Желающих оказалось много. От родителей требуется только справка педиатра, разрешающая ребенку посещать детские учреждения. Частный садик Куликовой работает уже восемь лет.

– Особо состоятельные к семи-восьми утра ребенка в садик не потащат – такие нанимают няню. А к нам ведут малышей те, кому важно сохранить рабочее место, – объясняет Светлана.

Подобных мини-садиков в Воронеже становится больше с каждым годом, и именно они переломили ситуацию на местном рынке нянь. Больше всего подобных детских садов – в многоэтажках Северного микрорайона. Из-за высокой конкуренции цены в некоторых садах опустились до 12 тыс. рублей в месяц за полный день с трех-четырехразовым питанием и полным уходом. Для многих родителей частный детсад оказался выгоднее няни на почасовой оплате. В Воронеже появился и садик с частно-государственным партнерством: часть мест в нем получают дети из бюджетной очереди в муниципальные сады.

Няни на заборе

В мини-садик вместе с Алешей Перелетовым ходят всего два малыша. В предыдущие годы их было десять. Затишье на рынке ухода за малышами отмечают и владельцы частных детсадов, и агентства по подбору персонала. Ситуация не связана с московской трагедией, считают они.

– Наверное, дело в кризисе. В организациях и на предприятиях начались сокращения, да и заработков под 30-40 тыс., как раньше, у многих уже нет. Мамам теперь проще самим сидеть с ребенком, – предполагает Светлана Куликова.

По оценке руководителя агентства «Няня на час» Юлии Охрименко, подавляющее большинство женщин, которые нанимаются нянями, по-прежнему «висят на заборе»: расклеивают объявления на ближайших подъездах или предлагают свои услуги через газеты, местные интернет-ресурсы, социальные сети. Средняя расценка няни в Воронеже – от 90 до 150 рублей в час.

– За 90 рублей – это обычно бабушки с лавочки или студентки безо всякого опыта, или из трудовых мигрантов, – говорит Светлана Куликова.

 
Фото — Софья Успенская

Няни-иностранки в регионе не слишком востребованы. В 2016 году УФМС выдало только один патент – гражданке Таджикистана – для осуществления трудовой деятельности на территории Воронежской области в качестве няни, сообщили РИА «Воронеж» в миграционной службе. В 2015 году нянями в Воронежской области официально работали лишь десять иностранок: три таджички, две молдаванки, четыре украинки и одна узбечка. Еще две женщины из Узбекистана получили работу воспитательниц в воронежских детских садах.

По словам руководителя областной узбекской общины «Фаришта» Нелли Першиной, гражданки Узбекистана традиционно нанимаются в Воронеже домработницами или кухарками, но не нянями.

Руководитель местной украинской национально-культурной автономии «Перевесло» Алексей Кривцов в беседе с корреспондентом РИА «Воронеж» добавил, что гражданка Украины может легко и без трудового патента получить в Воронеже работу няни. И до московской трагедии, и после воронежские семьи доверяют украинкам больше, чем другим трудовым мигрантам.

Дело без гарантий

По мнению руководителя агентства по подбору нянь Юлии Охрименко, большинство семей, которые решают нанять няню, экономят и «выбирают наобум» – по объявлениям в газете.

– В наше время это очень рискованно. Мы проверяем все рекомендации, диплом, медицинские справки, в том числе из наркологического и психоневрологического диспансеров. Я не понимаю тех, кто доверяет ребенка женщине «с улицы», а не отдает на те же часы, например, в частный развивающий центр. По местным расценкам это примерно одно и то же, – говорит Юлия Охрименко.

В сфере ухода за детьми интуиция страхует лучше дипломов и справок, возражает Светлана Куликова.

 
Фото — Софья Успенская

– Может, теперь после московского кошмара в медицинской книжке появится обязательная справка от психиатра. Но пока этого нет, никто из родителей не интересуется – да и от «сдвига по фазе» такая справка не страхует. У меня работала пятикурсница педуинверситета. Принесла все: и справки, и сертификаты. А я на нее оставить детей так и не решилась, и мы расстались. Я всегда говорю сотрудницам: «Девочки, у нас не муниципальный детский сад, и педсоветов не будет. У нас, если что, сразу будет прокуратура». Риски здесь огромные, и никакой гарантии никто не даст, – объясняет Куликова.

Рисковые частные услуги по дошкольному воспитанию не подлежат лицензированию – в отличие, например, от частных медицинских услуг. Деятельность частных садиков и даже легальных нянь с сертификатами и разрешениями на работу не регулируется ни департаментом образования, ни управлением социальной защиты, подтвердили корреспонденту РИА «Воронеж» в облправительстве. Можно зарегистрировать ИП, ЧП или даже ООО в сфере предпринимательской деятельности «уход и досмотр», встать на налоговый учет, пройти проверку Роспотребнадзора – и открывать свой ясли-сад. Отношения, права и обязанности сторон прописываются в договоре между ИП и родителем.

Как быть?

«Доверяйте интуиции и человеческим отношениям»

Светлана Куликова, руководитель частного детского сада «Няня-дом»:

– Какими бы элитными ни были ясли: с дорогим оборудованием, с камерами внутреннего слежения и английским языком – вероятность ЧП есть всегда. А национальность или «белый – серый» рынок никакой роли здесь не играют. Я всегда говорю родителям детей: "В нашем сотрудничестве очень важно доверие и интуиция. Если вы не доверяете, если вам во мне что-то не по душе – сразу уходите". И многие уходят.

«Не шарахайтесь от иностранок»

Владимир Мужинский, председатель общественно-консультативного совета при УФМС по Воронежской области:

– Я бы порекомендовал не шарахаться от таджичек, узбечек и других иностранок с трудовым патентом няни. Мигранты приезжают зарабатывать, проходят полное медицинское освидетельствование и очень ответственно относятся к своему трудовому патенту. На трагедии в Москве теперь могут набивать очки только политические негодяи.

«Наблюдайте за реакцией ребенка»

Антон Шевченко, молодой отец, стоматолог:

– С самого начала понаблюдайте, как няня устанавливает контакт с ребенком. Когда мы с женой подбирали няню нашему трехлетнему сынишке, то пригласили ее к себе домой и провели с ней день. Но сосредоточились не на ее послужном списке и рассказах о прежних воспитанниках, не на разложенных перед нами сертификатах и справках – мы наблюдали, как она пьет чай, как относится к ребенку и как он сам ее воспринимает. Когда он пошел «на ручки» и попросил ее почитать книжку, наше решение было принято.

«Нанимать по принципу “глаза добрые” часто обходится дорого»

Светлана Логвинова, генеральный директор агентства домашнего персонала «Арина»:

– Хорошее агентство возьмет на себя всю работу по подбору няни. Няни обычно предоставляют результаты медицинского обследования, клиент должен быть уверен, что в процессе работы здоровью ребенка не будет причинен вред. Если же вы решили искать няню самостоятельно, начните с вариантов «по совету знакомых». По возможности проверьте информацию, которую озвучивает потенциальная няня: при этом придется проявить деликатность, недоверие, может, обидеть, ибо «свои ж люди прислали».

До того, как нанять няню на работу, возьмите ее на прогулку с ребенком, у вас будет возможность понаблюдать, как она общается с вашим сыном или дочерью, как малыш реагирует на нее, нравится ли она ему. Но нанимать по принципу «вроде нормальная, глаза добрые» часто оказывается себе дороже. А не куплены ли диплом педагога и сертификат об окончании курсов детского массажа по объявлению в интернете? А не написаны ли прекрасные рекомендации от якобы бывшего нанимателя няней-самозванкой дома на коленке? Возможностей проверить все это у обычного человека, как правило, просто нет.

«Я бы своих детей чужим людям не доверила»

Надежда Иранек, 65 лет, 15 лет работает частной няней:

– По образованию я филолог, закончила ВГУ. Няней я стала случайно. Тогда я трудилась методистом в детсаду. Вместе со мной работала женщина, которая вскоре ушла в декрет. Муж у нее обеспеченный. Когда у них родилась дочь, они меня позвали. В саду я получала 10 тыс., а там предложили вдвое больше. Никаких справок, документов, паспорта у меня не попросили. У нас сложились практически родственные отношения. Потом, когда Лерочка выросла, меня с рук на руки передали другой семье – я стала растить Машеньку. Никогда никаких эксцессов у меня с работодателями не было. Может, мне везло? Одна только была неприятность – меня страшно ревновали бабушки. Честно говоря, на месте родителей я бы чужим людям своих детей не доверила.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter