«Железку» здесь по традиции называют «дорогой жизни». Из самой Рамони в областной центр уехать еще довольно просто, а из поселка Бор, где живет 1,3 тыс. человек, путь в Воронеж – только по рельсам. Если по асфальту – то первым автобусом в 7:30 до Рамони, а уже оттуда – с пересадкой в областной центр – в лучшем случае, к 9:30. Первая электричка в 5:03 прибывает на главный воронежский вокзал к 7:00. Во время недавней тотальной отмены электричек в России рамонскую трогать не стали. Так и курсирует она – четыре вагончика каждое утро через заповедник до станции Графская, а там выходит на главный «южный» ход ЮВЖД и – на Воронеж.

Пассажир №1

В Воронеж езжу нечасто, все больше на прием к врачу
Фото — Андрей Архипов

Пятница, 13-е началось для журналистов РИА «Воронеж» с путешествия на первой электричке. К безлюдной станции Рамонь четыре вагона подошли к 4:50. А первым и единственным пассажиром оказался 79-летний рамончанин Николай Никифорович, который, опершись на палочку, подошел ко второму вагону.

– Раньше времена были­ – десятивагонные электрички ходили в Воронеж, сразу из Рамони битком шли. Билет тогда стоил 55 копеек, а теперь от Рамони до Воронежа за 122 рубля доехать можно. Я-то сам денег не плачу, я и узник малолетний, и ветеран труда. В Воронеж езжу нечасто, все больше на прием к врачу, – рассказал пожилой мужчина.

Николай Никифорович поднялся в вагон, где уже находились сотрудники поездной охраны – Александр и Иван.

– Сейчас посадка в Бору будет, там сядет человек двадцать, потом до Графской никого, а уже оттуда битком пойдет. В Тресвятской, Орлово, Шуберском люди еще подсаживаться будут. В Воронеж полной придет, – предположил Иван.

 
Фото — Андрей Архипов

– Работы у нас хватает, – добавил Саша. – Мы не полиция, трогать пассажира руками не имеем права, хотя порой и хочется! И курят в вагонах, и семечки плюют на пол – мы делаем замечания, идем дальше, а они опять начинают. А еще – стараются кассирам не платить за билет, когда те по вагонам ходят и пассажиров обилечивают, а мы их охраняем. И нам достается: и «козлы» мы, и «уроды». А мы стоим, уговариваем его: «Заплати, хоть сколько». То ли дело на Западе, там и платят всегда за проезд.

– На Западе, это в Бельгии какой-нибудь? – уточнил корреспондент РИА «Воронеж».

– Зачем в Бельгии? Мы – охрана – работаем по разным направлениям. Рамонь – это Север, Лиски – Юг, а Запад – это на Латную, Касторную. Там спокойнее во всех отношениях, – пояснил Иван.

«Пока поезда ходят, борчане держатся»


Фото — Андрей Архипов

На станции Бор в электричку вошли ровно два десятка человек. Александр торопился на работу на мебельную фабрику в Сомово, его супруга Жанна – в Воронеж. Ездят почти каждый день.

– Не дай бог отменят ее, хоть с работы увольняйся! Если ехать через Рамонь, так до Воронежа с пересадкой, да оттуда в обратном направлении на работу. Крюк выйдет – под сотню верст! Пока поезда ходят, борчане как-то еще держатся, – рассказал Александр.

– У нас двое детей, денег, как и всем, не хватает, – добавила Жанна. – В Бору работы вообще никакой. Устроиться в Рамони очень сложно, остается Воронеж.

Железнодорожник Николай уже 21 год каждый день ездит на работу из Бора первой электричкой.

– Она для меня давно стала предметом первой необходимости,– говорит он. – И кормит, и поит всю семью.

Студент биофака ВГУ Вадим каждый день должен быть на занятиях в 8 утра, и для него электричка – тоже незаменима.

– Езжу по студенческому билету, скидка 50%, билет до Воронежа от Бора стоит около 100 рублей, я плачу половину, – признался молодой человек.

Единственным, пожалуй, пассажиром первой электрички, который в эту рань ехал не на работу, а домой, оказался житель поселка Краснолесный (станция Графская – РИА «Воронеж») Сергей. Он санитар в Борском психоневрологическом интернате, и первой электричкой обычно возвращается домой после ночных дежурств.

– Сейчас доеду, и на боковую,– потирал руки полуночник. – А остальные только-только на работу торопятся.

«Готовим купюры!»


Фото — Андрей Архипов

Билетные кассиры начинают свой путь по составу в сопровождении охраны, когда электричка отходит от станции Графская. В вагонах почти не остается сидячих мест. Наталья и Марина со своими мини-кассами идут навстречу друг другу, собирая по дороге нехитрую выручку.

– Вон тот в красной куртке сроду не платит,– показывает Наталья.– Или в лучшем случае сует десять рублей мне. Так, девочки-мальчики, готовим купюры!

Но в этот раз «красная куртка» полностью оплатила билет. Компания ранних картежников – тоже.

На станции Тресвятская люди уже плотно стояли в тамбурах.

 
Фото — Автор

– Почему бы не добавить в этой электричке еще пару вагонов,– резонно заметил Игорь, только что вскочивший на подножку вагона.– Я работаю в Воронеже, езжу по проездному билету. Заплатил , между прочим, за него более 1700 рублей за месяц, а уже на полпути до Воронежа даже зайти в вагон проблематично. Вот и еду полчаса в тамбуре.

Когда точно по расписанию в 6:42 поезд прибыл на станцию Воронеж-1, перрон опустел за пару минут. Почти три сотни самых ранних пассажиров двинулась к маршруткам, чтобы продолжить свой ежедневный путь на работу.

Контекст

Конфликт между пригородной пассажирской компанией «Черноземье» (ППК, структура ОАО «РЖД») и властями Воронежской области разгорелся в начале 2010-х годов. Железнодорожники требовали от региона субсидировать пригородные перевозки, ссылаясь на их убыточность. Объем средств из бюджет на эти цели вырос с 12 млн рублей в 2012 году до 175 млн в 2014 году. Требования ППК на 2015 год выросли до 730 млн рублей. Комментируя ход сложных переговоров с представителями компании, губернатор Алексей Гордеев в конце 2014 года заявил, что стоимость перевозки пассажира на электричке обходится вдвое дороже, чем на такси. Глава региона предложил передать пригородные электрички частной компании, способной на более эффективное управление перевозками.

Однако с начала 2015 года ППК отменила еще около трех десятков электричек. Этот шаг поставил в тяжелое положение тысячи жителей области, потерявших возможность добираться до работы в райцентрах и столице области. Аналогичные трудности испытывали почти все регионы страны.

После вмешательства президента России Владимира Путина в конфликт между структурами «РЖД» и властями субъектов федерации электрички, отмененные железнодорожниками в 2015 году, вернулись в расписание. ППК восстановила 39 пригородных поездов в Воронежской области.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter