Международная научная конференция «Постгеномные технологии в медицине» собрала в ВГУ крупных ученых-генетиков из США и России, воронежских практикующих врачей. Они обсудили революционное направление в биомедицине, которое уже очень скоро сможет изменить жизнь многих людей. Через три-пять лет расшифровка генома пациента должна стать обычной процедурой. Она определит предрасположенность к конкретным заболеваниям, позволит их избежать или лечить на принципиально новом уровне. Генетическая паспортизация новорожденных – тоже вполне реальная перспектива.

Как код доступа к «прочтению» человека может изменить весь мир? И есть ли этические границы у научного вмешательства в этот сакральный текст, который досконально описывает каждого из нас?

Что такое постгеномные технологии?

Это новое направление в науке, появившееся после расшифровки генома человека – последовательности элементов в цепочке ДНК и построенное на понимании работы генов. Развитие постгеномных технологий делает прорыв в диагностике и лечении распространенных тяжелых заболеваний: сердечно-сосудистых, онкологических, сахарного диабета и многих других.

Как это работает?

Оказывается, на генном уровне у человека уже «все расписано» – сколько лет он может прожить и какие болезни его подстерегают. Расшифровка генома позволяет узнать информацию об этих рисках, свести их к минимуму или полностью избежать. И даже откорректировать закодированную в генах программу старения, надолго сохранив молодость. Анализ генома дает шанс составить индивидуальную систему профилактики и лечения. В ближайшие годы постгеномные технологии откроют большие возможности в клиниках для персонифицированной, или геномной медицины. Новые методы лечения будут направлены в святая святых организма – на исправление «бракованного» генетического материала. А фармакологов ждет прорыв в производстве инновационных препаратов.

Какое это имеет отношение к Воронежу?

Воронежская область одна из первых в стране включилась в процесс изучения постгеномных технологий. В декабре 2014 года при поддержке губернатора Алексея Гордеева в Воронеже открылся НИИ постгеномных технологий – один из трех в России.

С 2016 года в ВГУ открываются новые образовательные программы по медицинской биохимии и медицинской биофизике, которые будут готовить специалистов в области постгеномных технологий. Воронежские ученые начали просчитывать риски развития онкологических заболеваний. Воронежский НИИ постгеномных технологий тесно сотрудничает с областным онкодиспансером, но скоро разработки генетиков станут доступны для всех медучреждений области. Наряду с уровнем глюкозы, гемоглобина и скоростью оседания эритроцитов в лабораториях будет исследоваться ДНК пациента. В итоге сэкономятся миллионы бюджетных средств на лечение.

Что из постгеномных технологий уже применяется в Воронеже?

Эти исследования привели к появлению новых видов лекарств – таргентных препаратов, которые по показаниям получают пациенты воронежского онкодиспансера. Еще совсем недавно успех лечения рака ассоциировался только с хирургией, радио- и химиотерапией, которые либо удаляли опухоль, либо останавливали ее рост. Таргентные препараты целенаправленно работают с генетическим повреждением клеток опухоли.

Что говорят сами ученые?

«Почему в 70 лет один молод, а другой – старик?»

– Геном каждого человека неповторим. И у людей одного возраста протекают совсем разные процессы старения. Почему в 70 лет один человек чувствует себя вполне бодро, а другой – полным стариком? Или почему один курит до глубокой старости, а другой – никогда не курил, но умер слишком быстро? Наша задача – найти ответы на эти вопросы на генном уровне и определить связь между геномом человека, его образом жизни и процессами старения. Потому что не только индивидуальное генетическое строение, но и окружающая среда определяет судьбу человека. Ведь если у вас отличные гены и крепкое здоровье, но вы живете в агрессивной, «не в своей» среде, то она вас просто убьет. Например, если вы живете в неподходящем климате или в зоне экологического бедствия.

Ян Вайг, профессор медицинского колледжа Альберта Эйнштейна (США)

«Среди россиянок встречается наследный “ген Анджелины Джоли”»

По словам профессора Евгения Имянитова, разделение человечества на этнические группы и целые нации тоже восходит к геномным особенностям «праотцов»-основателей этих групп. Поэтому среди не ассимилированных народов гораздо легче выявлять наследственные заболевания и их лечить. Например – среди изолированных островных исландцев. Или среди евреев, которые на протяжении многих веков тоже не смешивались с другими народами. По мнению генетика, в России, Польше, Украине, Беларуси также хорошо прослеживается общее «основание этнической группы» с присущими этим славянским народам наследственными заболеваниями.

Среди русских преобладает высокая частота генных мутаций и есть большой риск приобрести синдром иммунодефицита. У российских пациенток часто встречается наследный «ген Анджелины Джоли», который ведет к развитию рака молочной железы. А вот в соседней, но не славянской Финляндии такой ген не встречается.
Евгений Имянитов

заведующий отделом борьбы с раковыми опухолями НИИ онкологии им.Н.Н.Петрова (Санкт-Петербург)

«Болезнь – это генетика, среда и образ жизни»

– Развитие постгеномных технологий – очень важное направление для пациентов. За этим будущее и онкологии, и всей медицины. Больше всего меня заинтересовала возможность прогнозировать и предотвращать заболевание, изучив геном человека. И то, какую огромную роль в этом предотвращение играет изменение образа жизни. Любое заболевание – это взаимодействие трех вещей: генетика, среда и образ жизни. Поэтому зная на генном уровне о наличии потенциальных проблем со здоровьем, можно с помощью профилактики и оздоровительных лечебных мероприятий это заболевание на корню подавить.

Иван Мошуров, главный врач Воронежского областного клинического онкологического диспансера

«Ни генетика, ни медицина всех тайн не раскрывают»

– Постгеномные технологии предполагают знание того сакрального геномного текста, который описывает каждого из нас, а это процесс сложный. Ни генетика, ни медицина не в состоянии постичь его досконально, не раскрывают все тайны генетического строения. Идеальной постгеномной технологии не существует.

Василий Попов, проректор ВГУ заведующий кафедрой генетики, цитологии и биоинженерии, профессор.

Так стоит ли все-таки бояться таких технологий?

Евгений Имянитов: «Если научные разработки обсуждают обыватели, я очень злюсь»

– Давайте исходить из того, что постгеномные технологии – это прогресс. А отрицать прогресс бессмысленно. Чтобы что-то обсуждать, надо говорить на одном языке. Когда мы говорим о развитии знаний, на мой взгляд, надо ограничиваться дискуссией между специалистами. И мнение людей, которые такой специальной подготовки не имеют, меня не интересует. Если обыватели начинают подобные вещи обсуждать, я очень злюсь.

Вся дискуссия вокруг генетически модифицированных продуктов – это как раз пример явного мракобесия. Потому ни с каких позиций нельзя найти в таких продуктах хоть какой-то потенциальный вред. Но если мы начнем исправлять гены человека, что само по себе неплохо, и все к этому идет, то здесь, как в любом медицинском вмешательстве, действительно могут быть последствия. И об этом надо задумываться. Насчет этических границ постгеномных технологий я от комментариев воздержусь. В разных обществах, разных эпохах существуют разные представления о границах этически допустимого. Есть сообщества, где вообще считают, что лечиться нельзя категорически.

Василий Попов: «Ограничения сформулируют юристы, и их уже пора привлекать»

– Не зря я поднял вопрос о перспективах создания генетического паспорта новорожденного. Если мы исследуем геном человека сразу после рождения, то отчасти определяем и «назначаем» ему судьбу.

Этические вопросы в этой сфере чрезвычайно серьезны. Медико-генетическое сообщество должно какие-то правила прописать себе заранее. Да, пока мы обсуждаем строго научные вопросы, но ведь до их практического применения в жизни людей осталось три-пять лет.
Василий Попов

– Поэтому привлекать к этой теме юристов предстоит в самое ближайшее время. Они смогут сформулировать какие-то ограничения в работе клиник и страховых медицинских компаний по выявлению геномной информации, ее персонализации и распространению. Но скрыть генетические основы построения мира и его генетическое разнообразие уже невозможно. Это просто существует. Мой научный руководитель российский академик Владимир Скулачев на одном семинаре сказал: назовите как угодно, но какая-то осмысленная движущая сила во всем этом есть. 

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter