23 сентября 2021

четверг, 03:14

$

72.88

85.49

«Попали» на миллионы! Как пара из Воронежа взяла «сельскую ипотеку» и осталась с носом

, Воронеж, текст — , фото — Михаил Кирьянов
  • 38511
«Попали» на миллионы! Как пара из Воронежа взяла «сельскую ипотеку» и осталась с носом «Попали» на миллионы! Как пара из Воронежа взяла «сельскую ипотеку» и осталась с носом
Мечта о собственном доме обернулась судом

«Сельская ипотека» заработала в нашей стране с января 2020 года. Программа анонсировалась как возможность улучшить жилищные условия за пределами больших городов. Это самый дешевый заем среди всех жилищных, который субсидировало государство. Ставка по ней не превышает 3% годовых. Почему же при таких сказочных, по российским меркам, условиях популярность этого займа оставляет желать лучшего в нашем регионе? С начала действия программы, согласно сведениям областного Росреестра, ею смогли воспользоваться чуть более тысячи воронежских семей. Тогда как обычную ипотеку берут в десятки раз чаще.

О своей попытке улучшить жилищные условия с помощью государственной программы рассказала молодая пара из Воронежа – Кирилл и Валерия Булыгины. О «подводных камнях» этого займа, в свою очередь, предупредили риелтор и юрист. Как не оказаться с долгами и без дома – в материале РИА «Воронеж».

Статистика

О том, насколько популярна «сельская ипотека» в нашем регионе, мы выяснили у руководителя Управления Росреестра по Воронежской области Елены Перегудовой:

– B нашем регионе больше тысячи семей смогли улучшить свои жилищные условия с начала действия госпрограммы. В мае этого года мы отметили снижение спроса на «сельскую ипотеку» – всего было зарегистрировано 27 сделок, но в июне и июле показатели стали расти практически в геометрической прогрессии: 47 и 79 сделок соответственно, – сообщила корреспонденту РИА «Воронеж» Елена Павловна. – В августе они тоже, судя по всему, будут высокими – за первую половину месяца уже было зарегистрировано 40 прав собственности. Причиной майского снижения спроса стала проблема недофинансирования – желающих поучаствовать в программе оказалось слишком много. В связи с этим правительство приняло решение выделить дополнительные два млрд рублей на поддержку этой программы, – пояснила Перегудова.

Дом мечты

Валерия и ее муж Кирилл – одни из тех, кому удалось поучаствовать в этой программе. Поверни все назад, признались они, не стали бы гнаться за этим «выгодным предложением».

Пара мечтала о собственном доме за городом. Молодые люди недавно поженились, ждали прибавления в семействе и не имели собственного жилья. На свадьбу родители подарили им приличную сумму денег, которой должно было хватить на первый ипотечный взнос. «Сельская ипотека» с ее тремя процентами казалась для них просто подарком судьбы.

Семья приобрела участок неподалеку от села Староживотинное, в коттеджном поселке, сама придумала проект дома. Двухэтажный, в 140 «квадратов» – с гардеробной, двумя детскими и санузлами на каждом этаже. Он должен был обойтись семье примерно в четыре млн рублей. Денег таких у нее не было, но платить трехпроцентный кредит, растянутый на 25 лет, было вполне по силам. В начале весны 2020 года молодые люди отправились за кредитом в известный банк.

Слова менеджера кредитной организации о том, что заем одобрят только в случае, если строить дом будет определенная компания, пару не смутили. Рекомендованная фирма на тот момент была единственной аккредитованной банком и презентовалась как «надежная». «Служба безопасности ее проверила, а самостоятельно выбирая подрядчика, вы можете нарваться на мошенников» – сказали паре. Впрочем, ни в одном документе этот факт зафиксирован не был.

– У нас не было повода сомневаться в порядочности компании, тем более – банка. И собственных вариантов не было тоже, – вспоминает Валерия о том, как согласилась на предложенные условия.

Сотрудники рекомендованной строительной компании были любезны и пообещали все устроить с документами.

– Получить одобрение от банка на «сельскую ипотеку» – та еще задача, так что это было дополнительным бонусом, – объясняла женщина, в каком настроении была в мае 2020 года.

«К Новому году справите новоселье»

– Подрядчик немного отредактировал наш проект, предложив строить каркасный дом, что было значительно быстрее и дешевле. Сделал смету, однако позже выяснилось, что она оказалась чистой «липой». В августе компания получила отмашку, что кредит одобрен. Мы заключили с фирмой договор и отдали им 730 тыс. рублей, – вспоминает Валерия.

Эти деньги нужны были на возведение фундамента и, кроме того, служили первоначальным взносом – необходимое условие для выдачи ипотеки.

В сентябре 2020 года компания возвела фундамент. Работу выполнили всего за две недели и потратили на это чуть больше 200 тыс. На оставшиеся деньги, предполагала семья, компания закупит материалы для каркасного дома.

– Муж съездил, посмотрел – и остался доволен. Дом обещали поставить за два месяца. Я рожала сына и была в эйфории от того, как все складывается, – вспоминает женщина.

Кредит предполагался поэтапный: деньги банк выдавал не сразу, а по факту выполненных работ.

– Директор строительной компании попросил нас подписать акт не только о том, что был поставлен фундамент, но и о том, что возведены стены. Он заверил, что это обычная практика: банк, дескать, очень долго перечисляет деньги; если будем ждать, строительство заволокитится, а так к Новому году справите новоселье, – вздыхает Сидорская, вспоминая, как купилась на обещания.

Роковая ошибка

Подписание этого договора, по мнению адвоката семьи – Ирины Фроловой, и стало их роковой ошибкой.

– Застройщик ввел эту семью в заблуждение, заявив, что финансирование ему нужно заранее и в большем, чем предусмотрено проектом, объеме. Мои доверители пошли ему навстречу, предполагая, что таким образом создадут идеальные условия для того, чтобы стройка закончилась побыстрее. От этой ошибки хотелось бы предостеречь всех, кто собирается что-то строить. Оплачивать нужно только те работы, что уже выполнены, – повторила прописные истины Ирина Фролова.

По ее словам, практически весь современный строительный бизнес в нашей стране – это пирамида.

– Вы вкладываете деньги в строительство, но дом возводят не вам, а тем, кто пришел в эту пирамиду раньше. Если нет сбоев, то все нормально, но если случается кризис, как произошло в нашем случае, то цепочка обрывается на тех, кто внес деньги в последнюю очередь. Авансирование и предоплата могут привести к подобным последствиям, поэтому я призываю так не рисковать, – подчеркнула защитник.

Первый звонок

В конце октября банк перечислил подрядчику полтора миллиона рублей, а пара начала тянуть 25-летнюю лямку ипотеки, ежемесячно перечисляя банку 20 тыс. рублей. Застройщик вместе с первым траншем в 750 тыс. рублей получил от Булыгиных в общей сложности 2 млн 250 тыс. рублей.

После этого все работы на участке остановились. А руководитель фирмы перестал отвечать на звонки.

– В январе 2021 года мы выловили его, подкараулив в офисе, – рассказывает Валерия. – Он стал выкручиваться, заявив, что на новогодних праздниках «забухал» прораб, но к началу весны дом построят обязательно.

В марте стройка так и не началась, но семья заключила с застройщиком допсоглашение. Из-за задержки строительства компания за ту же цену обещала выполнить дополнительные работы по проводке и облицовке. Максимальный срок возведения дома был обозначен – 30 июня 2021 года.

К середине лета дом на участке семьи так и не вырос.

– В июне муж пошел в офис этой компании в очередной раз и встретил там таких же, как мы, «ждунов». Стало ясно: от действий компании пострадали не только мы. К сожалению, супруг не догадался записать их координаты, – вздыхает женщина.

Без дома, но с ипотекой

Пара снимает жилье, платит ипотеку, несколько тысяч ежемесячно перечисляет на содержание коттеджного поселка и констатирует: цены на строительство жилья из-за кризиса резко прянули вверх. Дом, который они рассчитывали построить примерно за 4 млн рублей, теперь обойдется им раза в полтора дороже.

Молодые люди отправились разбираться в банк, ведь застройщик, который так непорядочно с ними поступил, был рекомендован именно им.

– Там подтвердили: подобным образом пострадали не мы одни, и обещали провести собственное разбирательство. О его результатах нам ничего не известно, хотя прошло уже два месяца, – жалуется Валерия. – А еще у нас зависло в банке полтора миллиона рублей. На них накладываются проценты, за которые мы платим. При этом банк нам их не перечисляет и не дает второго подрядчика, который бы начал строительство, – сокрушается женщина.

Журналисты РИА «Воронеж» направили запрос в банк с просьбой прокомментировать ситуацию. Из Воронежа их отправили в головной офис. Московская пресс-служба финансовой организации была любезна, объясняя, как нужно оформить запрос, прислала подтверждение о его получении и твердо обещала дать ответ в семидневный срок. Увы, ответа от банка так и не дождались.

Не удалось услышать объяснений и от представителей компании-застройщика: они исчезли со всех «радаров», отключив свои телефоны.

Суд

Семья обратилась за помощью в полицию и суд.

Полицейские с июня ведут проверку, но на сегодняшний день уголовное дело не возбуждено.

А в Ленинском райсуде в четверг, 26 августа, состоялось первое судебное заседание по гражданскому иску к компании, строившей дом.

Представители фирмы, предсказуемо, на заседание не явились, хотя были заранее уведомлены.

– Гражданские дела рассматриваются и в отсутствие ответчика: принудительных приводов на этот счет не существует, хотя хотелось бы, конечно, с ними пообщаться лично и выяснить, как целевой кредит они потратили на что-то другое, – делилась с журналистом РИА «Воронеж» адвокат семьи Фролова.

Кроме обращения в суд, по ее словам, другого способа защиты собственных прав у ее доверителей не существует.

– Нужно было обращаться к юристам не на стадии суда, а на стадии подписания тех же договоров, чтобы минимизировать свои риски, – вздохнула адвокат. – В суде мы сейчас стремимся лишь зафиксировать сумму долга. Хотя, как вы понимаете, исполнение судебных решений сегодня куда большая проблема, чем их принятие.

По ходатайству адвоката, суд наложил арест на счета компании-застройщика.

– Мы своими путями проверили фирму и были поражены, как ее мог одобрить банк! – возмущается Валерия. – Уставной капитал у них – всего 10 тыс. рублей. Имущества – никакого. По документам поселок Александровка, который компания позиционирует своим, к ним не имеет никакого отношения. Арестовывать в случае возбуждения уголовного дела у них будет нечего, – вздыхает она.

Сейчас в суде заявленная сумма долга компании перед семьей – более 4 млн рублей.

– Большая часть этой суммы – штрафные санкции, а не сами убытки. И сумма это не окончательная. С помощью эксперта будет рассчитана стоимость строения этого дома в нынешних условиях. И это тоже убыток, понесенный семьей. Им теперь придется найти нового подрядчика и построить этот же дом, но в полтора раза дороже. Кто-то должен компенсировать эти убытки? Думаю, что тот, кто попользовался чужими деньгами и при этом не выполнил договор, – считает адвокат.

По условиям договора, земельный участок, который семья приобрела за миллион рублей, потратив еще около 80 тыс. на его облагораживание, в залоге у банка. При этом оценил он его всего в 700 тыс. рублей.

– Мы заплатили уже около 150 тыс. рублей ипотеки, при этом дом так и остался на бумаге. Мы «попали» на миллионы и не видим выхода, – сокрушается Валерия.

Следующее заседание по этому делу назначено в суде Ленинского района на конец сентября.

Подводные камни «сельской ипотеки»

Галина Панова – руководитель агентства недвижимости «Сити-Центр» – призналась журналисту РИА «Воронеж» в том, что, несмотря на привлекательный процент, редко кто из ее клиентов использует при покупке жилья «сельскую ипотеку». При том что обычной ипотекой пользуется большинство. И объяснила, с чем, на ее взгляд, это связано:

– Когда программа только начиналась, были большие сложности по ее одобрению. Много требований и к клиенту, и к объекту, много ограничений. И, кроме того, банк очень долго переводил деньги. Одобрение выдавалось на 90 дней, и на первых этапах деньги за это время приходить не успевали. Для заемщика сроки особо, конечно, не важны, а вот для продавца – напротив. 90 дней при динамично растущем рынке – это существенно. Поэтому было очень много отказов продавцов от «сельской ипотеки».

Второе – установленный лимит по выдаче «сельской ипотеки». Мы сталкивались с тем, что при выходе на сделку, когда все документы были согласованы и все формальности улажены, банк сообщал о том, что у него закончился лимит по выдаче денег. И ждать приходилось еще по паре месяцев. Сами понимаете, насколько это досадно.

Наша сотрудница тоже прибегала к получению «сельской ипотеки»: она приобретала дом в Новой Усмани и попала на переходный период, когда закончился лимит. Это вылилось в то, что застройщик-продавец проиндексировал стоимость дома. Он остался без внутренней отделки, без лестницы на второй этаж и без подведенных коммуникаций.

Еще один момент, который отпугивает потенциальных участников программы, – дорогая страховка. Она может быть в полтора-два раза выше.

Кроме того, в договорах «сельской ипотеки» есть пункт, где сказано, что процент, который будет платить клиент, может корректироваться банком. Он может вырасти до 9%. С подобным, правда, мы пока не сталкивались. Но что будет у клиентов в период погашения, достоверно не знает никто.

Мы честно проговариваем со своими клиентами все эти подводные камни, а они сами решают, стоит ли игра свеч, – отметила Галина Васильевна.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: