Ленинский райсуд 29 октября подробно проанализировал коррупционные схемы в приговоре бывшему главному дорожнику региона Александру Трубникову. На каждый из трех эпизодов у экс-главы управления дорог нашлась своя версия. Экс-чиновник категорически отрицал свою вину, рассказав историю о благородстве и поддержке дорожной организации. Трубников представил ситуацию так, словно директор ОАО «Воронежавтодор» Борис Смирнов отплатил ему черной неблагодарностью. По словам бывшего чиновника, его партнер не давал ему взятку, а отдавал долг.

Судья Марина Галаган описала, как Александр Трубников жестко контролировал всех подрядчиков, обслуживающих дороги региона. По ее словам, ему боялись отказать в просьбах, опасаясь остаться без госконтрактов, а значит, и бизнеса. Многие из них стали основными свидетелями по делу, рассказав о вымогательствах.

Бывший дорожник выстроил защиту так, что до последнего надеялся на оправдательный приговор. Перед приговором Трубников говорил на камеру, что он «встретился лицом к лицу со смертью» и ему ничего не страшно. Однако, когда за несколько минут до оглашения наказания в зал заглянул конвойный, бывший чиновник не на шутку испугался. Суд, определивший для Александра Трубникова 7,5 лет строгого режима, из-за тяжелой болезни оставил его на свободе до вступления приговора в силу. И взыскал 134 млн рублей, найденных в тазиках и пакетах в доме у чиновника, в счет штрафа в 150 млн рублей.

Эпизод первый. Открытая угроза

DEM_7003.jpg

На приговор суда Александр Трубников пришел только с адвокатом, без поддержки друзей или близких родственников – жены, сына, дочери. Зал заполнили журналисты, больше 30 человек. Как только бывший чиновник зашел в зал, начались вспышки камер и посыпались вопросы.

– Я надеюсь на справедливый приговор. Это была не взятка, а возвращение мне долга. Настаиваю на своей невиновности, которая подтверждается доказательствами по делу, – спокойно сказал явно заготовленную речь Александр Трубников.

– А что скажете о 140 млн рублей, которые нашли у вас в доме? Откуда столько денег?

– Эти деньги – семейные накопления. Они не являются вещественными доказательствами по делу. Заработал до госслужбы за 19 лет. Работать надо - и заработаете!

– А если приговор будет обвинительный?

– Приговор будет справедливым.

DEM_7138.jpg

Бывший чиновник держался с достоинством и уверенностью, когда в зал вошла судья Марина Галаган и стала читать приговор. Она от начала и до конца проанализировала и подкрепила доказательствами коррупционные схемы бывшего главного дорожника региона.

Что выяснил суд

DEM_7090.jpg

О том, что Александр Трубников вымогает взятки, правоохранителям заявил директор ОАО «Воронежавтодор» Борис Смирнов. Его организация стала одним из субподрядчиков крупного генподрядчика ОАО «Центр дорожного строительства «Дорога»» (ЦДС «Дорога»), где совет директоров возглавлял Александр Трубников. Главный дорожник области контролировал госкомпанию, которая занимается производством битума, асфальтобетонных смесей и щебня. С ней с декабря 2012 по декабрь 2015 года был заключен госконтракт на содержание сети автодорог Воронежской области. ЦДС «Дорога» могла обеспечить свои обязательства только стройматериалами. Для подключения таких ресурсов, как техника и сотрудники для ремонта и обслуживания дорог Воронежской области, ЦДС «Дорога» привлекла 17 субподрядчиков. Одним из крупнейших стал «Воронежавтодор», содержащий в 2013 году несколько тысяч километров дорог с 17 представительствами в районах и 1 тыс. сотрудников. За работу с компанией расплачивался генподрядчик, однако ее качество оценивал лично Александр Трубников. У чиновника были все инструменты влиять на оплату госконтракта, чем он и воспользовался.

В апреле 2013 года Александр Трубников сказал коммерческому директору, что за поддержку ему нужно платить по 5% с денег, полученных по госконтрактам. Как председатель совета директоров ЦДС «Дорога» главный дорожник фактически руководил организациями-субподрядчиками. Трубников собирал их руководителей у себя на совещаниях, ругал за плохую работу и хвалил за хорошую. В его полном подчинении были контролеры, составлявшие акты приема работ. Перед их сдачей Трубникову приносили служебные записки. А он уже решал, что именно должно быть написано в акте, вне зависимости от качества выполненных работ. Так как именно Трубников распределял деньги, Борис Смирнов из опасений за бизнес не смог ему отказать.

Когда ЦДС «Дорога» перечислила на счет «Воронежавтодора» 28 млн рублей, глава управления дорог потребовал с Бориса Смирнова 5% от суммы.

Как установил суд, 14 мая Борис Смирнов передал Александру Трубникову 1 млн рублей в его служебном кабинете. Еще 400 тыс. рублей он донес чиновнику 16 мая. После этого дорожник распорядился в бухгалтерии перечислить на счет «Воронежавтодора» 25 млн рублей – «не предусмотренный контрактом аванс». Плату в 5% с него Смирнов принес чиновнику в 7:10 утра 29 мая незадолго до совещания. После передачи 1,25 млн рублей Александра Трубникова задержали силовики. Общая сумма по первому эпизоду взятки в особо крупном размере составила 2,65 млн рублей.

Что сказал Трубников

DEM_7132.jpg

В показаниях на суде Александр Трубников представил свою версию взаимоотношений с Борисом Смирновым. Он назвал их «служебными», пояснив, что познакомился с директором фирмы в 2009 году вскоре после своего назначения на должность. По словам Трубникова, у компании к концу 2012 года возникли крупные финансовые проблемы. Она была закредитована, а дела шли все хуже. Трубников пояснил, что ему как главе управления дорог часто приходилось выступать поручителем за «Воронежавтодор» в банках. Он переживал за будущее организации, опасался, что она не сможет работать дальше, поэтому предложил Смирнову выход из ситуации – вложить деньги в битум.

По словам Трубникова, в декабре 2012 года он предложил Смирнову недорого купить битум и залить его в емкости «Воронежавтодора». А весной, когда цена на материал подскочит, заработать на его продаже и использовании. «Заботливый» чиновник пообещал поучаствовать в спасении организации капиталом, рассказывал, что вложил в битум 3,8 млн рублей с предприятия своей жены, подтянул для помощи двух друзей и брата. По словам Трубникова, в общей сложности он отдал Смирнову на покупку битума 22 млн рублей. На занятые у четырех человек суммы у Трубникова якобы были расписки. Они лежали в доме в селе Хлевное. Но потом куда-то пропали. «Возможно, при обыске», утверждал бывший чиновник.

Как утверждал Трубников, весной 2013 года «Воронежавтодор» из кризиса не вышел. Поэтому он потребовал от Бориса Смирнова возвращения долга. Тот якобы приносил ему деньги частями.

– Отношения со Смирновым у меня испортились. Он говорил, что денег нет, не хотел их отдавать. Директор «Воронежавтодора», чтобы не возвращать долг и не потерять предприятие, оклеветал меня, – озвучил свою версию Александр Трубников.

Что вышло в итоге

DEM_7141.jpg

Директор «Воронежавтодора» Борис Смирнов пояснил в суде, что поначалу считал Трубникова мудрым, ответственным и справедливым руководителем. Но потом чиновник изменился: стал жестким, перестал считаться с другими людьми, начал грубо вести себя с подчиненными. Когда дорожник потребовал приносить ему по 5% от госконтракта, Смирнов обратился в полицию. Поэтому все три факта передачи денег в мае 2013 года происходили под наблюдением силовиков. В третий раз Трубников бросил пачку денег в ящик стола. После поимки с поличным у него «светились» руки, так как деньги обрабатывали специальным порошком.

В пользу коррупционной версии говорили движения по счетам «Воронежавтодора» и суммы взяток именно в 5%. Кроме того, хоть жена, зять и двое друзей подтвердили историю о сборе на спасение воронежского подрядчика 22 млн рублей, сводный брат Трубникова категорически отрицал свое участие в ней. Сергей Мордвин пояснил, что встречается с братом обычно раз в год на могиле у матери, их дети друг друга не знают. Мужчина сказал в суде, что таких средств – 5,2 млн рублей – у него нет, и Трубниковым он никаких денег не давал.

В пользу обвинительной версии оказались и показания коллег Бориса Смирнова, которые полностью отрицали хранение битума в емкостях организации.

В итоге судья Марина Галаган сочла вину Александра Трубникова по первому – самому крупному – эпизоду полностью доказанной.

Эпизод второй. Траншеекопатель с возвратом

DEM_7066.jpg

Услышав о доказательствах своей вины, Александр Трубников заметно расстроился. Глядел исподлобья, периодически морщился, как от боли. В перерыве неохотно перекинулся несколькими фразами с журналистами. А потом сидел в одиночестве, крепко сцепив пальцы рук.

Что выяснил суд

DEM_7026.jpg

Во втором преступном эпизоде, который описывала Марина Галаган, речь пошла о «личной выгоде» чиновника – о деталях семейного бизнеса Трубниковых. Им до того, как занять пост главы управления дорог Воронежской области, руководил Александр Трубников. ЗАО «Передвижная механизированная колонна «Хлевенская»» (ПМК «Хлевенская») специализируется на торговле стройматериалами, строительстве зданий, мостов, прокладке газопроводов. После того, как Трубников в 2009 году занял кресло главного дорожника области, единственным акционером ПМК «Хлевенская» стала его жена. Руководство организацией взял на себя зять чиновника, Андрей Шилов. При этом, как установил суд, Александр Трубников продолжал фактически руководить организацией.

В 2011 году Трубников попросил директора «Воронежавтодора» Бориса Смирнова о небольшой услуге – помочь проложить траншею под газопровод на объекте в Новохоперском районе. Для таких работ был нужен траншеекопатель, которого у дорожной организации нет. Трубников говорил о раскопке нескольких километров. В «Воронежавтодоре» посчитали, что услуга Трубникова будет стоить порядка 50 тыс. рублей. Спецтехнику они нашли у знакомого частного предпринимателя и заключили с ним договор. Платили владельцу траншеекопателя «в интересах» ПМК «Хлевенская». Однако несколькими километрами раскопок не обошлось. Технику перевели на второй объект, потом на третий. Так траншеекопатель работал на ПМК «Хлевенская» с 2011 по октябрь 2012 года в Эртильском, Семилукском, Панинском районах. Задания раздавал мастер ПМК, а аренду траншеекопателя и труд машиниста оплачивали наличными средствами директора «Воронежавтодора», отдав в общей сложности 833 тыс. рублей.

Что сказал Трубников

DEM_7098.jpg

По второму эпизоду Александр Трубников категорически отрицал свое участие в делах семейного предприятия. При этом и в истории с траншеекопателем он заявил, что Борис Смирнов был должен его супруге и зятю денег. Сказал, что дорожники занимали у его семьи 9 млн рублей. Пояснил, что деньги долго не возвращали. Когда же вернули – образовалась неустойка в сумме 1,7 млн рублей. В счет нее, по версии Александра Трубникова, два директора: Борис Смирнов и Игорь Дударев – платили за траншеекопатель.

Что вышло в итоге

DEM_7147.jpg

Директора «Воронежавтодора» историю про долг у ПМК «Хлевенская» подтвердили. Они предоставили бумаги о том, что полностью их выплатили и никаких неустоек не появилось. Показания, подтверждающие версию следствия и суда о «личной выгоде» чиновника в истории с траншеекопателем, дали не только директора и сотрудники «Воронежавтодора», но и владелец и водитель спецтехники. Показания в пользу этой версии дали работники ПМК «Хлевенская» – в частности, мастер, руководивший на объекте траншеекопателем за чужой счет. Их подтверждают и документы организаций.

Проанализировав показания свидетелей и документы из дела, Марина Галаган квалифицировала эпизод с траншеекопателем как взятку в крупном размере.

Эпизод третий. Неоплаченный экскаватор

DEM_7075.jpg

Когда Марина Галаган дочитывала приговор, Александр Трубников уже был далек от того видимого спокойствия, которое в начале заседания хотел показать журналистам. Он не мог скрыть волнения и был мрачнее тучи. Окончательно у бывшего чиновника сдали нервы, когда в зал из входа для судьи и конвоя открылась дверь, и кто-то заглянул. Судя по всему, судебный пристав или конвойный. Трубников обернулся на звук открывавшейся двери, скривился, весь как-то съежился и тут же покраснел. Потом что-то быстро заговорил адвокату. Тот ответил, чем хоть немного успокоил своего подзащитного.

Когда судья до конца огласила приговор, временно оставшийся на свободе Александр Трубников от комментариев отказался. А потом быстро, насколько мог, вместе с адвокатом зашагал по коридору.

Что выяснил суд

DEM_7062.jpg

При прокладке газопровода на объектах ПМК «Хлевенская» для более широких участков потребовался экскаватор. Трубников потребовал от Смирнова оплатить и его работу, стоившую 300 тыс. рублей. Разговор о плате за технику для нужд чужой организации шел в мае 2013 года при передаче части отката с госконтракта. В беседе Александр Трубников подразумевал, что Смирнов отдаст эти 300 тыс. рублей. И тому пришлось бы уступить, как в истории с траншеекопателем, если бы Трубникова не задержали силовики.

Что сказал Трубников

По поводу третьего эпизода бывший глава управления автодорог придерживался той же версии, что и со вторым. Рассказывал о долге «Воронежавтодора» перед «Хлевенским» и его оплате в счет неустойки.

Что вышло в итоге

DEM_7051.jpg

Судья квалифицировала требования Александра Трубникова заплатить за работу экскаватора как покушение на получение взятки в крупном размере. Согласно выводам суда, чиновник не смог довести преступный умысел до конца по не зависящим от него обстоятельствам.

При сухом перечислении доказательств Марина Галаган озвучила в контексте истории со спецтехникой яркую цитату Бориса Смирнова, который поневоле стал рьяным борцом с коррупцией.

– Из 50 тыс. рублей сумма быстро выросла до огромных размеров – 833 тыс. рублей. Нам постоянно приходилось оплачивать работы за чужую организацию, которая переходила с одного объекта на другой. Однако и отказаться мы не могли, так как опасались потерять госконтракты. Я просто хотел оказать Трубникову услугу за его поддержку. А получился какой-то рэкет, – возмущался Борис Смирнов.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter