Персональная выставка белорусского экзистенциалиста Игоря Тишина «Человеческое вещество» открылась в Воронеже в рамках Платоновского фестиваля искусств. Вернисаж в галерее «Х.Л.А.М.» состоялся в субботу, 6 июня.

Белорусский партизан

Игоря Тишина без преувеличения можно назвать гражданином мира. Вот уже 15 лет художник живет в Брюсселе. Его творчество хорошо знакомо в Германии, Франции, Швейцарии, Бельгии, Люксембурге, Польше, Кувейте и Белоруссии, откуда он родом. В ближайшее время художник планирует колесить по свету – построить свою жизнь так, чтобы иметь возможность жить и работать в разных странах мира.

– Моя жизнь – передвижная. Но меня это устраивает больше, чем жить и работать в одном месте, – признается Игорь Тишин.

Выпускник Минского художественного училища (1978) и Академии искусств в Минске (1983), Тишин прошел школу соцреализма, позже испытав влияние модернистов и русского авангарда, а в конце 1990-х, получив стипендию в Швейцарии, глубже узнал актуальное искусство.


На родине Игоря Тишина называют «дедушкой партизанского движения». Партизанами себя назвали современные белорусские художники, которые с начала 2000-х годов оказались новыми диссидентами. Инакомыслящие не вступают в открытый конфликт с властью, а тихо работают в своих мастерских и продают свои работы за границу. В конце 90-х художник Игорь Тишин создал проект под названием «Легкое партизанское движение»: серию фотографий о быте белорусских художников-«партизан».

Несмотря на то, что живет художник в Европе, все образы и сюжеты его работ остаются белорусскими, связанными с политическими и историческими аспектами сегодняшнего дня. За основу названия воронежской выставки – «Человеческое вещество» – художник взял образ из повести Андрея Платонова «Котлован». Шесть из 24 работ художник написал в рекордно короткие сроки – всего за два с половиной дня, непосредственно перед воронежской выставкой. Объемные произведения художник писал прямо на полу. Среди них – два больших портрета Андрея Платонова и портрет Даниила Хармса. Всего же внимательный зритель найдёт в Х.Л.А.М.е четыре портрета Андрея Платонова. Кстати, один из портретов писателя художник подарил международному Платоновскому фестивалю.

Невроз в живописи

Тишин – художник-экзистенциалист, живописный язык которого схож с миром воронежского экзистенциалиста Андрея Платонова. Картины художника передают ощущение хрупкости и ненадёжности мира. Взгляд Тишина фиксирует старые разваливающиеся дома и дворы, разбитые телеги, убогость и ветхость. Единственный автопортрет на выставке – лежащий на полу художник, отвернувшийся от зрителя.


Психологи видят в работах художника симптомы невроза, характерного для общества, живущего в репрессивном государстве. Это, к примеру, снова и снова повторяющиеся акты подавления – например, сцены публичной порки.

– С творчеством Игоря Тишина я познакомился два года назад. Меня поразила его энергичная живопись. Еще больше поразило то, что в середине 90-х в Белоруссии, с которой у нас ассоциируется слово «Лукашенко», была возможна такая живопись, – рассказывает директор галереи Х.Л.А.М. Алексей Горбунов. – Меня заинтересовал его проект «Кризис в раю», в котором художник задавался вопросом: где же рай? В Белоруссии или в Непале? В конце концов, Тишин цитирует Хармса: «…И я брожу в раю. И никого там нету…».

– Это искусство неофициальное, далекое от государственного финансирования, – заметил директор Платоновского фестиваля Михаил Бычков. – Политическая и художественная реальности – две абсолютно не пересекающиеся прямые. В творчестве Игоря Тишина вы найдете белорусские корни, славянский взгляд на жизнь, советское прошлое – словом, культурный багаж, который нас объединяет.

Работает художник в особенной технике – живописи на фотографиях. Фотографии приклеиваются на деревянную панель или на холст, поверх них наносятся краски. Художественные критики называют подобное наложение «живописными атаками» на фото. В каком стиле работает художник, затрудняются сказать даже критики. Работы Игоря Тишина, не укладывающиеся в привычные эстетические стандарты, сочетают приёмы концептуального искусства, абстракции, сюрреализма, дада, экспрессионизма. Часто в них можно встретить художественные и литературные цитаты, газетные вырезки.


Корреспондент РИА «Воронеж» задала Игорю Тишину несколько вопросов.

– Считаете ли вы себя наследником какой-то художественной школы?

– На мой взгляд, в настоящее время очень трудно определить корни и происхождение творчества какого-либо художника. Искусство сегодня – это очень большой поток, который включает в себя много разных мелких потоков, отдельных групп художников или направлений. В рамках этого большого потока движется много других мелких течений. Кто-то отходит в сторону, кто-то движется назад, кто-то идет вперед. Иногда они переплетаются. Если говорить про меня, то в моих работах можно найти связи (не всегда отчетливые и прямые) с искусством первой половины 20 века, искусством 20-30-х годов, с русскими представителями различных представителей авангарда.

Что интересно, авангард на первых этапах своего развития уходил от изобразительности в сторону абстрактного. Потом он начал возвращаться к изобразительности. Но в наше время в искусстве прослеживается стремление к фигуративности и уходу от абстракции. Абстракционизм на сегодняшний день – не такой, как был 20-30 лет назад. Он более реалистичный, чем любой реализм.

– Насколько себя свободно чувствует современный художник в нашей стране, в Белоруссии?

– Свободно – очень сложно. На мой взгляд, чувствовать себя свободно очень трудно любому художнику. Кто-то зависит от элементарного материального состояния, кто-то – от бытовых условий, кто-то – от ответственности перед кредиторами или спонсорами, кто-то – от своих политических взглядов. Вариантов зависимости художника от чего-либо – очень много. Но самое главное – чтобы художник чувствовал свободу внутри себя, в своем сознании.


– Почему вы выбрали именно эти портреты Андрея Платонова?

– Я сознательно выбрал непарадные фото. Для меня Платонов и Хармс – трагические личности, поэтому я выбрал соответствующие фотографии. На одной из выбранных мной фотографий Андрей Платонов уже болен туберкулёзом, которым он заразился от своего сына. Эти фотографии больше отражают ту ситуацию, которая была в его жизни и творчестве.

– Близко ли вам творчество Платонова?

– В общем, да. Из всей советской литературы для меня ближе всего два писателя – Андрей Платонов и Даниил Хармс. Конечно, было много и других прекрасных писателей и поэтов, но эти двое мне наиболее близки. Поэтому и название выставки «Человеческое вещество» – это отчасти переработанное словосочетание из платоновского «Котлована». Работы, которые вы видите на выставке, – это не в прямом смысле иллюстративный материал. Это попытка соединить мысли и образы Платонова с моими, личными.

Справка РИА «Воронеж»



Игорь Тишин родился в 1958, Васильполье Гомельской области (Белоруссия), в 1983-закончил Беларусский театрально-художественный институт. С 2000 года живет в Брюсселе (Бельгия). Участник Венецианской биеннале 2005 года. Работы Игоря Тишина находятся в коллекциях Национального музея искусства Белоруссии (Минск, Белоруссия), Музея современного искусства (Минск, Белоруссия), Музея современного русского искусства, Нью-Джерси, США. 

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter