Третий фестиваль Усадьба Jazz состоялся в парке замка Ольденбургских в Рамони в субботу, 16 июля. Корреспондент «РИА Воронеж» поговорила с одной из хедлайнеров события, певицей и автором песен из Санкт-Петербурга Женей Любич, известной по работе с французским проектом Nouvelle Vague и сольному творчеству.

– Какую программу вы подготовили для Усадьбы Jazz?

– У нас был микс из песен, которые, как мы понимаем, люди хотели услышать. Это композиции, в которых знают наизусть не только припев, но и куплеты. Среди них Russian girl, «Футболка», «Пагубно». Но были и песни, которые вошли в альбом «Азбука Морзе». Это последняя пластинка, над которой я работала во Франции. Эти песни еще не звучали ни на одной из Усадеб Jazz, в которых мы участвовали. Была композиция, которую я еще не исполняла на публике – «Заново». Мне кажется, нам удалось соблюсти баланс между лирикой и динамикой. Я видела, как какие-то песни люди слушали, на каких-то танцевали.

– Чем, на ваш взгляд, фестиваль под Воронежем отличается от Усадеб Jazz на других площадках?

– Здесь особенная аудитория. Вообще, за этой атмосферой, которая царит на фестивале, я и приезжаю. Тут абсолютно особая, элитарная, интеллигентная публика, приятная аура. Такой ауры нет ни на одном фестивале.

– А как вам место?

– Я случайно зашла в замок Ольденбургских, там была женщина-смотритель. По инерции она стала рассказывать об этом месте – я ее даже не просила. Мне удалось прикоснуться к истории, а она у этой местности, этих сооружений потрясающая. Мне близок этот отрезок времени, конец ХIХ – начало ХХ века, и его стилистика – модернизм. Здесь это чувствуется в воздухе, заряжает и вдохновляет.

– Что, на ваш взгляд, вы внесли в программу фестиваля?

– Не могу обозначить какой-то конкретный стиль или жанр. Безусловно, это не джаз. Это мои песни, мое высказывание. Как говорила моя подруга-джазвумен, в джазе можно все. Исходя из этого, я чувствую себя здесь органично при том, что мы сегодня играли совсем не джаз.

– Один из ваших хитов – Russian girl. Расскажите об этой композиции.

– Это песня с русскими интонациями, которую мне удалось перевести на европейский саунд. Скажем, на пластинке C'est la vie она звучит абсолютно по-европейски. Она понятна не только российской публике, которая знает, о чем я пою, но и иностранному слушателю. Безусловно, я в какой-то степени юморизирую на тему шаблонов, устоев, представлений о нас, о России. В то же время мне интересно, как мы себя чувствуем в кругу иностранцев. Я отчасти ощущала себя белой вороной, когда работала с Nouvelle Vague. В этом коллективе я чувствовала наши ментальные и культурные разности. Эта песня была написана как раз между Питером и Парижем. В ней большая доля иронии и самоиронии, но в итоге за счет именно этой песни я чувствую, насколько музыка безгранична. Мне пишут люди из разных концов земного шара, что услышали, узнали, понравилось, полюбили, поняли что-то. Пожалуй, эта композиция самая космополитичная, несмотря на свою «русскость».

– Женя, вы учились за рубежом. Этот опыт тоже послужил мотивом к песне?

– Я училась в Америке один семестр, и это тоже история немного про simple russian girl, которая оказалась в чужой среде. Я страдала, скучала по своим друзьям в России и была рада уехать оттуда. Хотя моими друзьями там стали очень хорошие ребята, музыканты, с которыми я подружилась на кафедре джаза. Мы даже что-то попробовали вместе записать. Музыка везде оказывалась какой-то объединяющей силой. Кто-то сказал, что истина всегда объединяет людей. Вот музыка – то самое, что нас как минимум приближает к этой истине.

– Вы написали саундтрек к фильму «Он – дракон». Расскажите об этой работе.

– Для меня это было в новинку, потому что нужно было написать песни с нуля. Мне буквально присылали раскадровки сцен, сценарный план. Мы со всей кинокомандой беседовали на тему общего посыла, который несет этот фильм. Без всего этого мне сложно было бы писать песни, которые, по замыслу режиссера, должны были чуть ли не сюжетно менять ход событий фильма. Поэтому пришлось реально окунуться в ткань этого кино, оказаться по ту сторону экрана и, слава богу, все удалось. Когда я смотрела фильм, у меня было ощущение, что я смотрю какое-то свое кино и вижу там свои третьи смыслы. Это был уникальный опыт, мне очень понравилось, и я надеюсь, что-то подобное еще будет. Кино – это сфера, которая меня волнует, интересует. Хочу, чтобы мне удалось воплотить свои творческие импульсы не только музыкально, но еще и в актерском смысле.

– Что еще привлекает вас, кроме музыки и кино?

– В детстве я серьезно занималась балетом, но случился небольшой ушиб ноги, и после этого «прорезался» голос. К танцам я все равно возвращаюсь – танцую на своих концертах на сцене, в клипах. Одна из последних работ – это клип на песню «Азбука Морзе», где я танцую со своим партнером на протяжении всего клипа.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter