22 Мая 2018

вторник, 18:41

$

62.53

73.33

Певица Хелависа в Воронеже: «Буду работать в России, пока меня не вышлют»

, Воронеж, текст — Юлия Львова, фото — Наталья Трубчанинова
  • 2526
Певица Хелависа в Воронеже: «Буду работать в России, пока меня не вышлют»

Вокалистка группы «Мельница» – о любви к языку, вдохновении и прокрастинации.

Фолк-рок-группа «Мельница» выступила в Event-Hall сити-парка «Град» в пятницу, 13 апреля. Воронеж вошел в финальную часть гастрольного тура в поддержку винилового альбома «Альхимейра» – масштабной космической саги о любви и свободе. На концерте вокалистка Хелависа (Наталья О’Шей) призналась, что ей очень тяжело расставаться с этой программой, но еще сложнее будет создать новую, ведь «Альхимейрой» группа задала себе слишком высокую планку.

Воронежцы порадовали музыкантов флешмобом: под песню «Шелкопряд» в танцпартере появились разноцветные бумажные бабочки. А букет из пряников, врученный фанатами, уже через сутки улетел вместе с Хелависой в Вену в качестве подарка на день рождения младшей дочери певицы – Уны.

Перед выступлением Хелависа ответила на вопросы воронежских поклонников в студии радиостанции «Борнео». Корреспондент РИА «Воронеж» выбрала самые яркие фрагменты беседы.

– Наталья, как появляются ваши песни? Может услышанная или прочитанная фраза послужить источником вдохновения?

– Источником вдохновения может служить все что угодно: сны, путешествия, картинки, фрагменты картин, книжки, естественно. Чьи-то чужие стихи, о которых ты думаешь: «Как же круто написал, почему же не я это сделала». Потом ты идешь и делаешь что-то свое, совершенно другое, и никто не знает, что на самом деле послужило тебе «волшебным пенделем». Но при этом мне часто задают вопрос: «По какой книге вот это ваше произведение?». Одно время я очень много болтала и слишком часто рассказывала об этих опосредованных источниках вдохновения. Или о том, чем я чрезвычайно гордилась: «Ой, посмотрите, какую я тут зафинтифлила клевую отсылку к Булгакову!». Но у людей же что? Если у меня есть какая-то сферическая отсылка к Булгакову, они говорят, что эта песня написана по книге «Мастер и Маргарита». Вот такой перенос. Буквально позавчера приходила девочка и вопрошала: «А по каким книгам написаны песни с вашего нового альбома?». И уже хочется биться головой о микрофон и кричать: «Да ни по каким!». Что вы меня низводите до уровня авторов фанфиков каких-то. Серьезно, ребята, я не Кассандра Клэр какая-нибудь. Если я использую отсылку к другому литературному произведению, это просто означает преемственность, постмодернизм, и так работают все. Тот же Булгаков вышел из Гоголя, Достоевского и Андрея Белого.

– Одно время были споры по поводу строки вашей песни «Волчья луна»: «Я разорву тебя на 99 ран». Не могли бы вы рассказать об этом лексическом сочетании? И любите ли вы такие приемы, которые озадачивают людей?

– Я люблю играть языком, потому что язык – это моя профессиональная сфера деятельности (Наталья О’Шей – дипломированный лингвист. – Прим. РИА «Воронеж»). Считаю, что могу обходиться с русским языком как угодно. А что касается этой строчки, 99 – культовое число, отсылка к индийской мифологии. Когда Индра убил гигантского дракона Вритру, «и девяносто девятью изгибами лежал Вритра там, где Индра убил его, и вода текла через его члены». Песни «Невеста Полоза» или «Волчья луна» написаны не по мотивам Ригведы (в переводе с санскрита – «Веда гимнов», первый известный памятник индийской литературы. – Прим. РИА «Воронеж»), в них просто использован определенный прием.

– В другой вашей песне – «Дорога в огонь» – есть фраза: «Мне доступно тайное знание, как свернуть пространство-время желанием». Вы действительно владеете этим знанием или это очередной отсыл к какому-то произведению?

– Это мантра «Ом намах Шивайя», и у меня с ней был шикарный момент в жизни. Мне нужно было успеть на электричку в Киото, а это очень большой город. Если ты привык ходить по европейским городам с картой, то в Японии тебя может настигнуть довольно неприятный сюрприз: все расстояния окажутся намного больше – примерно раза в два. Масштабирование японских карт не соответствует масштабированию обычных европейских. Когда я это осознала, поняла, что вообще не успеваю доехать до своей станции на автобусе. И я пошла пешком, бубня про себя мантру «Ом намах Шивайя». И тут как раз у меня свернулись пространство и время: я увидела в реале среди бела дня, как у меня сглаживаются углы бульваров и проспектов, все превращается в одну очень четкую прямую линию (ребят, я была абсолютно трезвой!). По этой линии я спокойно дошла до станции, купила билет и совершенно не удивилась, увидев, что нужная мне электричка уходит ровно через полторы минуты.

– Многие рок-музыканты обращаются к регги: у «Чайфа» была «Аргентина-Ямайка», у «Кино» – «Бошетунмай». А услышим ли мы регги в исполнении «Мельницы»?

– Так была уже регги-«Мельница», целая концертная версия «Контрабанды». Потом, у нас в современной версии «Волкодава», который нам надоел хуже горькой редьки, поэтому мы над ним издеваемся, есть кусочек регги. Но для нас, на самом деле, регги – это баловство.

– Нет ли задумки выпустить к 9 Мая студийные версии песен «Туман» и «Пограничники»? Они замечательные! Хочется старой мощи и нового звучания.

– Такая мысль мне в голову не приходила, но спасибо за идею. Насчет «Пограничников» – я не уверена, что удастся дорыться до автора песни, и не знаю, насколько она сейчас актуальна. А вот про «Туманы» можно подумать.

– Сказки каких народов мира вам больше всего запали в душу в детстве?

– В детстве у меня был большой период увлечения чукотскими сказками. Особенно нравилась сказка про ворона, который заплевал своему врагу всю ярангу – мне все это казалось чрезвычайно смешным. Теперь вороны становятся главными героями моих песен.

– Вы говорили, что слушаете музыку альбомами. Какие альбомы в своем плейлисте можете назвать концептуальными?

– Я считаю, что любой альбом должен быть именно концептуальным, а не сборником песен. В мой топ-3 входят Led Zeppelin с альбомом Led Zeppelin III, группа Queen с альбомом A Night at the Opera и, как ни странно, «Калинов мост» с пластинкой «Выворотень».

– Бывает ли у вас состояние прокрастинации и как вы боретесь с этим? Как поймать, например, нужное настроение и дописать песню?

– Занудно заставлять себя сесть за инструмент и копаться в нем. Можно несколько часов прокопаться и ничего хорошего не получить. Но это та работа, которой мы должны заниматься. Принцип просто так гулять, смотреть на цветочки и птичек и ждать, что на тебя снизойдет вдохновение, работает лет в 19 только. А для профессионального пишущего автора это не работает. Прокрастинация связана у меня в основном с депрессией, а это значит, что я забыла принять свои сезонные таблетки. Поэтому нужно их быстро выпить, и настроение улучшится. Прокрастинация пройдет, я пойду дальше писать песни и клеить фарфор.

– Наталья, вы не раз говорили, что достаточно строго относитесь к себе. Откуда у вас выработалась эта самодисциплина?

– Я родилась в семье ученых и военных, поэтому знаю, что такое дисциплина. Не могу сказать, что надо мной был какой-то четкий контроль и за мной строго следили родители, но я просто видела, как работают мои бабушка, дедушка, мама и папа – у всех все четко, по расписанию. Все понимали, что нужно делать для того, чтобы добиться успеха. Сначала посидеть, плотно поработать, а дальше наслаждаться результатом. Поэтому у меня вопроса не стояло: пинать балду или пойти чем-то полезным заняться.

– Стремление учиться, развиваться может привиться человеку родителями или нужно родиться таким?

– Думаю, любознательность у человека может быть в разных областях. Если кому-то интересно копошиться с букашечками, то сложно заинтересовать его изучением языков. Хотя и такое может случиться. Поэтому главное, на мой взгляд, поймать область интересов ребенка – с чем интересно ему возиться и что узнавать. Мои дочки разные. Старшая, Нина Катрина, менее собранная и склонная к пинанию балды. Но если ее что-то заинтересует, она закопошится и будет идти к цели буквально семимильными шагами. Как у Высоцкого: «Если я чего решил, то выпью обязательно». Младшая, Уна Тамар, более системная – такой научный работник, исследователь.

– Часто ли вы теряете самообладание в общении с детьми или все-таки кулачки сжимаете и получается все выруливать на одном тоне?

– Не часто, но бывает, конечно. Но обычно это аккумулирование эмоций. Если четыре раза попросили о чем-то, то на пятый можно уже и рявкнуть. А если мама рявкнула, это значит – все: замигала красная лампочка, завыла сирена, уходи!

– Вы живете на две страны. Как относитесь к родине и можете ли назвать себя патриотом?

– Мне всегда очень обидно, когда меня называют эмигрантом или экспатом. Не считаю себя ни тем, ни другим. Вот именно, что я живу на две страны, и я буду продолжать работать в России, пока меня отсюда не вышлют. Поэтому да, наверное, я патриот.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Главное на сайте

Вход
Используйте аккаунты соцсетей
Регистрация
Используйте аккаунты соцсетей
CAPTCHA
Не помню пароль :(
Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: