Воронежская пенсионерка Галина Шакина не пошла на соглашение с Банком «Хоум Кредит», представители которого предложили ей 100 тыс. рублей за отказ от иска в 10 млн рублей. Пожилая женщина просит компенсировать ей моральный вред за незаконные попытки представителей банка - взыскать долг с ее покойного сына. Женщина не вступала в наследство, и потому претензии банкиров беспочвенны. Несмотря на извинения руководства Банка «Хоум Кредит», его сотрудники полтора года требовали от Галины Шакиной погасить задолженность в 65 тыс. рублей по кредитной карте ее сына, Олега Копылова. Как уже подробно рассказывало РИА «Воронеж», имея на руках свидетельство о смерти заемщика, банкиры продолжали слать мертвому человеку требования - вернуть деньги - и даже добились вынесения судебного приказа на его имя.

Предложение банкиров об урегулировании спора с обещанием заплатить 100 тыс. рублей вызвало у Галины Шакиной и ее представителя недоумение и удивление. Условия «Хоум Кредита» пенсионерка расценила как ущемление своих прав и прямое давление. Поэтому она собирается встретиться с юристами банка в суде, который назначен на 24 февраля.

Ознакомившись с иском Галины Шакиной на 10 млн рублей, юристы Банка«Хоум Кредит» предложили ей отказаться за 100 тыс. рублей от требований. В качестве компенсации моральных страданий банкиры обязались выплатить пенсионерке 60 тыс. рублей и еще 40 тыс. рублей за отказ от иска и освещения в СМИ дела без согласования с банком. Кроме того, в «Хоум Кредите» признали недействительность судебного приказа о взыскании с Олега Копылова долга, который был вынесен почти через 1,5 года после его смерти. Юристы банка сообщили, что он «прощает» всю задолженность по кредитному договору Копылова. Отдельно в предложении об урегулировании спора юристы банка отметили, что Шакина, чтобы не допустить вынесение судебного приказа или отменить его, могла обратиться в суд, но не сделала этого. В свете того, что банкиры к тому времени дважды извинились перед пенсионеркой за требования с нее долга покойного сына, данные утверждения выглядят особенно противоречиво.

Галина Шакина считает, что в своем предложении о примирении банк перекладывает ответственность за свои ошибки на нее. По мнению истицы, оно выглядит не как желание попросить прощения, а откупиться. Пенсионерка полагает, что такое предложение, да еще с такими оговорками, унижает ее человеческое достоинство, а потому от такого «заманчивого» предложения отказалась. Ее представители уже уведомили об этом банк. И сейчас готовят обращения по поводу действий представителей банка в Федеральную антимонопольную службу, Генпрокуратуру, Роспотребнадзор и Центральный банк.

– Предложение от Банка «Хоум Кредит» поступило с определенным условием - отозвать исковое заявление и не общаться по этому вопросу с прессой. Это даже не мировое соглашение с точки зрения права. Сотрудники Банка никаких выводов для себя не сделали. Однако четко обозначили цену слову банкира – 100 тыс. рублей. По мнению правового департамента банка, Галина Шакина должна была сама направить в суд заявление с целью недопущения выдачи судебного приказа. Видимо, там плохо читают гражданский процессуальный кодекс, где четко указано, что судебный приказ выносится без судебного разбирательства и вызова сторон. Как и от кого должна была Галина Александровна узнать о намерении выдать судебный приказ и, самое главное, в какой именно суд отправить подобное заявление, в Банке скромно умалчивают,
Дмитрий Михалевич, представитель Галины Шакиной из юридического агентства «Консультант».

В пресс-службе Банка «Хоум Кредит» прокомментировали отказ Галины Шакиной от примирения. 

– Мы уже неоднократно выражали соболезнования и публично приносили извинения Галине Шакиной. В своем последнем письме банк предложил уплатить  Галине Александровне 60 тысяч рублей без каких-либо условий и независимо от будущих судебных разбирательств.  Еще 40 тысяч рублей было предложено за отказ от иска. К сожалению, другая сторона ответила отказом. Мы думаем, что постоянные публичные напоминания о произошедшей трагедии усиливают моральные страдания Галины Александровны. Но, похоже, ее представитель думает иначе. Рассмотрение дела продолжится в суде, – отметили представители банка. 

Напомним, звонки от сотрудников службы взыскания банка 58-летней Галины Шакиной начались сразу после смерти ее сына. 36-летний Олег Копылов внезапно умер 1 августа 2012 года. Через два месяца руководство Банка «Хоум Кредит», получив копию свидетельства о смерти заемщика и разъяснения о том, что никто из его родственников в наследство не вступал, отказалось от претензий к Галине Шакиной и принесло свои извинения. Однако в конце 2013 года семья умершего Олега Копылова получила из Казани, где зарегистрирован «Хоум Кредит», судебный приказ от 5 декабря 2013 года, которым банк взыскивал долги с покойного Олега Копылова. После публикаций в СМИ пресс-служба банка официально заявила, что «на почтовый адрес Галины Александровны судебный приказ по взысканию задолженности был направлен ошибочно». Но вместо обещанных документов об аннулировании судебного приказа 16 января матери покойного заемщика пришло новое требование о возврате долга. Банк предупредил умершего Олега Копылова о возбуждении исполнительного производства по тому самому судебному приказу.

Комментируя инцидент в Банке «Хоум Кредит» извинились уже в третий раз, пояснив, что уведомление было направлено «по ошибке в связи со сбоем во внутренних процессах взыскания банка». Якобы в декабре в ситуации полностью разобрались и внесли данные об отказе от претензий к покойнику в соответствующую базу. Однако другие сотрудники, получив судебный приказ, «автоматически» сформировали письмо о взыскании.

Но терпение Галины Шакиной лопнуло, 27 января она подала иск к банку.

– Я инвалид второй группы, плохо чувствую себя после смерти сына. Постоянные звонки и письма от банка еще больше подрывают здоровье. Я сильно нервничаю, поднимается давление. Когда получила очередное письмо уже после Нового года, была просто в ужасе, – пояснила пенсионерка в беседе с РИА «Воронеж». - После смерти сына я еще могла ходить сама, но из-за этих бесконечных претензий я уже передвигаюсь только по квартире и с помощью приставных ходунков. За это время я перенесла несколько гипертонических кризов. Я не понимаю, почему сотрудники банка никак не могут разобраться в этой дикой истории. Я потеряла всякую надежду, что здравый смысл восторжествует и найдется в банке тот, кто сможет прекратить издевательства надо мной. Поэтому не вижу иного выхода, как обратиться в суд с иском о взыскании с банка 10 млн рублей компенсации морального вреда. 

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter