Татьяна работает мастером производственного участка на Воронежском акционерном самолетостроительном обществе (ВАСО). За неделю до Международного женского дня уже шесть лет подряд она берет отпуск. На работу мастер возвращается не загоревшей и отдохнувшей, а еле живой. Татьяна рассказала корреспондентам РИА «Воронеж», как она проводит эту неделю и почему ненавидит запах мимоз.

Татьянин день

У Татьяны 8 Марта начинается в конце февраля.

– Занимаю деньги, запасаюсь теплыми вещами, откапываю в подвале раздолбанную тележку. И каждый вечер, укладываясь спать, уговариваю себя: в прошлом году перетерпела - значит, и в этом смогу, – рассказывает временная продавец цветов. – Считаю, что 8 Марта – это мой, Татьянин, день. В том смысле, что в этот день у меня есть шанс. Могу себе после этого дня что-нибудь позволить – белье там, кофточку новую. Хотя в моем бюджете столько дыр, что до такого «баловства», как кофточка, дело обычно и не доходит.

Семья Татьяны – это ее сын. Заработок от 8 марта 2015 года женщина потратила на его экскурсию в Минск на весенних каникулах. Вот уже 16 лет она единственная добытчица и глава семейства, даже бабушек-дедушек нет.

– Когда уходила в декрет, страна была другой. ВАСО процветало, у меня были перспективы повышения по службе, да и на мою зарплату уж вдвоем-то прожить всегда было можно.– Взвесив силы, решила – справлюсь. Знала бы, что с тех пор, как стану мамой, моя жизнь превратится в сплошную борьбу за выживание, много бы раз подумала прежде, чем рожать, – признается женщина.

 
Фото — Андрей Архипов (из архива)

Главное – занять хорошее место на рынке

Шесть лет назад знакомые услышали о финансовых трудностях Татьяны и предложили ей торговать с ними цветами к Женскому дню. Знакомые зарабатывали этим еще с 1990-х. Татьяна с радостью согласилась, взяла отгулы на работе, заняла 3 тыс. рублей.

– Подъем в пять утра. Нахлобучила на себя все теплые вещи, что были в доме. Всухомятку съела небольшой бутерброд. Пить было нельзя – туалета там, где мы торговали, не было, а отлучиться и оставить свой товар не на кого. В кромешной темноте мы шли по льду на водохранилище к речному рынку. Там абхазцы торгуют цветами оптом с машин. Я покупала пару картонных ящиков мимоз и, может, несколько сотен нарциссов. К коробкам привязывали веревки и волоком тащили их по льду. Не всегда в марте был крепкий лед, иногда, как сейчас, приходилось катить свои ящики на телеге. Это тяжелее и дольше, – вспоминает Татьяна.

В 6:00 нужно было уже оказаться на остановке и занять место. Место – это главное. Встанешь на задворках или в стороне – считай, что зря пришла.

Встала, куда придется, и за весь день продала, может, одну веточку мимозы. Околела, нарциссы померзли – слезы, да и только. Лил дождь, а потом повалил снег – на голове образовалась «корона» изо льда. Тащу свою телегу в семь вечера домой, не дошла всего несколько сотен метров - и как стала выть. Натурально выть – руки обморозила, ноги не идут. Думала, завтра не смогу встать – плюхнулась поперек кровати и будто провалилась. Но ничего, утром будильник звонит, зубы сцепила и, как миленькая, пошла снова,
Татьяна

продавец цветов

Мужчины торгуются и обзывают спекулянткой

– Район у нас бедный, да и торгую я на улице, к тому же не розами, а самыми демократичными цветами. Словом, мои покупатели – люди небогатые. Как же они торгуются! Первое время это было чуть ли не главным испытанием. Столько ненависти, столько ярости обрушивалось на мою голову! И спекулянтка проклятая, и за рубль удушусь, и на их горбу хочу в рай въехать. В рай, как же! Если тысячи четыре заработаю - это очень хорошо. Был, правда, однажды фартовый год: за неделю удалось заработать что-то около девяти тысяч. Потом, правда, месяц в себя приходила, – вспоминает Татьяна.

 
Фото — Андрей Архипов (из архива)

Благодаря этим деньгам мастер ВАСО смогла наконец-то поставить на дачном участке крошечный домик. Копила на него давно, и «весенний приработок» стал серьезным подспорьем. В другой год смогла заработать на автокурсы – теперь у Татьяны есть водительские права. Задача-максимум на 8 марта 2016 года – собрать на машину.

– Понятно, не в моем случае мечтать о чем-то эдаком. Лишь бы машина была на ходу, могла развить скорость километров 40. Чтобы я на ней тихонечко до дачи своей допилила и могла бы урожай с огорода не на автобусе возить, – объясняет Татьяна.

 
Фото — Андрей Архипов (из архива)

Однажды я сорвала куш – подошел ко мне за цветами не кто-нибудь, а наш директор завода. Я сначала напряглась. Он меня, конечно, не узнал. У него таких, как я, – вагон и маленькая тележка. А потом я обнаглела и назвала ему максимально возможную цену. Он глазом не моргнул, взял чуть ли не всю коробку, да еще и «спасибо» сказал. Вот так бывает и на нашей улице праздник!
Татьяна

мастер производственного участка

«Смотреть не могу на мимозы»

Однажды сын предложил Татьяне: «Давай я тебе на 8 Марта тоже цветы подарю!». Татьяна лишь замахала руками.

– У меня от одного запаха мимоз и нарциссов комок к горлу подступает. От этого запаха мне плакать хочется, столько у меня с ним связано, – объясняет Татьяна. – Я, как и любая женщина, конечно, люблю цветы, но только полевые или те, что растут на моей даче. Мне даже на родном заводе дежурные букетики дарить перестали. Как «особому специалисту по цветам», поручают теперь к 8 Марта закупить букеты для дам. Дают, правда, машину. Еду, выбираю, покупаю по оптовым ценам. Может, со стороны это и грустно выглядит, да я не заморачиваюсь на этот счет. Зато честно, без ханжества и лицемерия. Праздники – это мои будни в квадрате. Я жду их с содроганием. Но каждый раз, когда они остаются позади, я говорю себе: «Таня, ты сделала это! Ты молодец!».

 
Фото — Андрей Архипов (из архива)

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter