Воронежские СМИ побили рекорды посещаемости во время поисков перлевского убийцы Владимира Меркулова. Ни одна другая новость не собирала в начале сентября столько просмотров, сколько информация об опасном беглеце с ножом. Заметки про изнасилования, убийства, ДТП с большим количеством жертв постоянно становятся самыми просматриваемыми на новостных сайтах.

Журналист РИА «Воронеж» опросила экспертов, чтобы выяснить, почему люди больше читают плохие новости, чем хорошие. Страх и злоба, давление социальных проблем и невозможность журналистов искажать действительность – в версиях экспертов.

«Способ сбросить агрессию». Психологический эффект


Фото — pixabay.com

Тренер Московского Гештальт-института Светлана Голубева объяснила поведение воронежцев в истории поисков Владимира Меркулова страхом.

– Когда человек испытывает страх, он становится более настороженным и внимательным. На это чувство есть три вида реакции – бороться, убегать, замирать. Думаю, в данном случае, воронежцы интересовались новостями об убийце, чтобы узнать, что случилось и определить, как вести себя. Многие мои знакомые читали соцсети и СМИ, чтобы узнать перед выходом из дома, не добрался ли беглец до их района. Что было нормальной реакцией на предостережения СМИ «сидеть дома», – прокомментировал психолог.

По мнению Светланы Голубевой, интерес людей к плохим новостям, не связанный с экстренными ситуациями, проявляется из-за неосознанного желания выместить агрессию. Людям нужен выход для злобы, которая накапливается из-за проблем, из-за безрадостной жизни вокруг.

– Если бы вокруг было много любви, то люди много читали бы про любовь. Но люди видят высокие цены в магазинах, у них депрессии из-за кризиса, безденежья, семейных и рабочих проблем. От всего этого накапливается злоба. Люди у нас в России очень эмоциональные. Им нужно как-то сбросить напряжение. Плохие новости – один из способов, – уверена Голубева.

По ее словам, по похожим причинам трусливые люди идут в экстремальный спорт.

– Вот они были в напряжении перед прыжком на резинке с моста, прыгнули и выдохнули. Также люди выдыхают после прочтения плохих новостей. Тоже происходит выброс адреналина. Кто-то радуется, что несчастье произошло не с ним, кто-то пугается еще больше, – пояснила психолог.

Люди читают плохие новости в интернете при отсутствии денег на другие удовольствия. Как считает эксперт, интернет-зависимость можно сравнить с зависимостью алкогольной. У людей нет денег на более качественные развлечения: кино, театр, другой насыщенный отдых - поэтому они выбирают наиболее доступный способ досуга. И чтение кровавых новостей помогает избежать мыслей о настоящих проблемах и отвлечься от реальной жизни. При этом криминал и происшествия – это как раз следствие нерешенных социальных проблем.

«Информпорталы в ловушке». Интернет-эффект


Фото — Софья Успенская

О роли нерешенных социальных проблем в появлении криминальных новостей под другим углом рассказал доцент кафедры теории и практики журналистики ВГУ Роман Жолудь.

– Есть мнение, что появление в СМИ большого количества плохих новостей – способ отвлечь людей. Включает старушка популярный криминальный канал «НТВ», смотрит про маньяка и переключается с мыслей о маленькой пенсии, дорогих лекарствах, проблемах с медобслуживанием, – объяснил Роман Жолудь.

В качестве примера он привел «переизбыток» в СМИ информации о педофилах. Они были и раньше, но насыщенный информационный фон возник только в последние пару лет.

В соцсетях людям нравится обсуждать плохие новости и делиться ими. В интернете общаются молодые люди, но по сути – это те же «бабушки на лавочках», провел аналогию Роман Жолудь.

– Бояться в одиночку очень страшно. Поэтому абсолютно нормальная реакция – поделиться страхом с другими людьми, и станет легче. На прошлой неделе мы видели, как боится целый город. Естественно, людям важно было выговориться, поделиться с другими. И тут СМИ по максимуму должны были выдавать достоверную информацию, оперативно публиковать новости по теме, которая так волнует людей. В подобных экстренных ситуациях много плохих новостей не бывает. При этом СМИ при освещении таких событий важно выдержать более-менее спокойный тон подачи, без наращивания истерии и страхов, – отметил эксперт.

К счастью, убийцы и маньяки, которых приходится ловить силовикам, появляются в Воронежской области достаточно редко. Однако криминальные новости преобладают в лентах воронежских СМИ каждый день. Силовые ведомства отлично работают с информацией, оперативно сообщая в пресс-релизах о ДТП и преступлениях.

К тому же журналисты вынуждены ставить в ленты «криминальную мелочь» ради трафика, уверен Роман Жолудь.

– Чем больше новостей в ленте, тем больше просмотров. Для увеличения трафика появляются заметки про происшествия и криминал, которые не имеют никакой общественной значимости. Поэтому мы каждый день наблюдаем новости о том, как «бывший муж поджег сено у жены» или «рецидивист убил собутыльника». Подобные заметки уже давно не привлекают читателей. Скорее всего, те просто ограничиваются чтением заголовков. Но не отрабатывать их журналисты не могут, так как находятся в «ловушке» из-за необходимости обеспечивать посещаемость, – рассказал эксперт.

«Баланс из историй о людях». Медиаэффект


Фото — Софья Успенская

Главный редактор журнала «Журналистика и медиарынок» и секретарь Союза журналистов России Владимир Касютин тоже считает, что исправить ситуацию с плохими новостями в СМИ довольно сложно.

– В газетах и на телевидении журналистам легче регулировать соотношение позитивной и негативной информации. В интернет-СМИ такой возможности практически нет. Нельзя запланировать за день появление плохих или хороших новостей. И было бы странно, если журналисты откладывали бы оперативные заметки о происшествиях на потом, чтобы соблюсти баланс, – отметил Владимир Касютин. – Люди читают плохие новости, потому что такова их природа. Им не нравится, они возмущаются, но все равно читают. Я видел несколько попыток создать «СМИ хороших новостей», которые напрочь отсекали «негатив». Все они провалились, читателям это было неинтересно.

Владимир Касютин, как и Роман Жолудь, считает, что СМИ обязаны освещать резонансные преступления полно и достоверно, обязательно в спокойном тоне.

– Искусственно отсекать, замалчивать плохие новости, означало бы давать читателям искаженную картину действительности, чего они нам не простят. Проблема в том, что негативная информация лежит на поверхности, мимо нее сложно пройти. О происшествиях сообщают люди в соцсетях, пресс-службы силовых ведомств, а хорошие новости надо копать, работать с источниками. Баланса плохих и хороших новостей можно достичь, если находить классные истории о людях и рассказывать их читателям. Кстати, у вас на РИА «Воронеж» есть опыт такой работы. Если сравнивать с другими регионами, в воронежских районках и на сайте появляется много удивительных человеческих историй. Еще я бы посоветовал журналистам после резонансных ЧП и преступлений обязательно давать аналитические публикации. Разбираться, почему произошло преступление и как избежать чего-то подобного в будущем. Такие тексты, хотя и будут набирать меньше просмотров, не менее важны для читателей, чем «горячие» новости о задержании убийцы.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter