16 июня 2021

среда, 23:58

$

72.03

87.35

Опера на вокзале и девушка-землекоп. Как в Воронеже прошли перформансы Платоновфеста

, Воронеж, текст — , фото — Андрей Парфенов (предоставлены пресс-службой Платоновского фестиваля), Анастасия Сарма
  • 7221
Опера на вокзале и девушка-землекоп. Как в Воронеже прошли перформансы Платоновфеста Опера на вокзале и девушка-землекоп. Как в Воронеже прошли перформансы Платоновфеста
Представления были связаны с творчеством и биографией Андрея Платонова

В этом году на Платоновском фестивале искусств в рамках программы «Воронежский кейс» зрителям впервые показали цикл из четырех уникальных перформансов – «Платонов-2021». Они были созданы специально для фестиваля приглашенными режиссерами, художниками, хореографами и композиторами. Какими получились – читайте в материале РИА «Воронеж».

Перформансов как отдельного жанра театрально-художественного представления в программе Платоновфеста прошлых лет еще не было. В этом году в рамках «Воронежского кейса» их объединили в цикл «Платонов 2021». Все они проходили не в театральных залах, а на необычных площадках города. При этом все представления были связаны с наследием Андрея Платонова и его биографией.

Для создания перформансов в Воронеж приехали приглашенные художники, хореографы и режиссеры: из Новосибирска – художница Полина Кардымон, из Екатеринбурга – хореограф Анна Щеклеина, из Москвы – композитор Даниил Посаженников, художник-постановщик Анна Кострикова.

Письма Платонова

Новосибирская художница и театральный режиссер Полина Кардымон стала автором двух перформансов: «Время, которое я у вас займу, будет коротким» и «Котлован». Первый был основан на письмах Андрея Платонова, в его названии – цитата из его письма Максиму Горькому. Зрителям перформанс показали 3 июня.

В театральном действе приняли участие десять воронежских актеров, представляющих Камерный театр и ТЮЗ. Артисты перечитали все письма писателя и разобрали их на темы, отзывающиеся в них самих. Из фрагментов писем каждый актер скомпилировал большой монолог. По задумке Полины, во время перформанса участники не должны были играть.

– Мы пытались забыть, что все эти люди – артисты. Они должны были почувствовать, где «я» в повседневной жизни и где «я» – актер. Поэтому и выбрали пять часов, чтобы в какой-то момент из артиста ушел актерский флер, и он оказался в уязвимой позиции, – рассказала Полина Кардымон.

Перформанс длился пять часов 40 минут и проходил в большом подвальном помещении по адресу ул. Фридриха Энгельса, 52, которое дирекция фестиваля назвала арт-пространством «Прогресс». Обшарпанные стены и бетонные перекрытия напоминали то ли бывший склад, то ли подземную стоянку.

Внутри, на приличном расстоянии друг от друга, на стульях сидели артисты. У каждого из них была гарнитура – маленький микрофон, в который артисты тихонько читали монологи. Напротив артиста садился зритель, который надевал наушники. Из них раздавался голос актера, который смотрел зрителю в глаза и читал монолог.

На каждый сеанс запускали по восемь зрителей – с тем расчетом, чтобы у них была возможность в любой момент встать с места и пересесть к другому актеру. Но покинуть читающего артиста, который смотрит тебе прямо в глаза, было сложно.

Артист Камерного театра Андрей Мирошников, например, читал нежные письма Андрея Платонова, адресованные его жене Марии. Их он, на тот момент московский инженер-гидротехник, написал во время командировки в Тамбов с декабря 1926-го года по март 1927-го.

– «Обстановка для работ кошмарная. Склока и интриги страшные», – читал Андрей Мирошников.

В письмах к жене Марии писатель жаловался на коллег, холод в комнате – в ней было всего 5 градусов тепла, одиночество и сам Тамбов, в котором, ему казалось, он умрет. По ощущениям перформанс представлял собой моноспектакль для одного зрителя.

Неудавшийся «Котлован»

Еще один перформанс Полины Кардымон – «Котлован» – должен был идти три дня, с 4 по 6 июня, на дамбе железнодорожного моста в районе санатория им. Горького. Перформером в нем должна была быть сама Полина. Хрупкая девушка поставила перед собой нелегкую задачу – каждый день по 9 часов копать котлован под звучащие из рупоров фрагменты текста из одноименной повести Андрея Платонова. В финале вырытый котлован должен был закопать бульдозер.

В процессе рытья земли режиссер пыталась найти ответ на вопрос: если герои Платонова копали котлован ради великого будущего, то для чего это можно делать сегодня, прикладывая столько усилий? Тем более зная заранее, что котлован зароет техника.

На пресс-конференции перед перформансом Полина Кардымон призналась, что посвятила его своему отцу – его разбил удар, когда он копал землю. Сама художница ни разу не занималась тяжелым физическим трудом, не копала картошку в огороде и не держала в руках лопату. Поэтому она сообщила, что во время рытья котлована не откажется от помощи сочувствующих зрителей.

Но в первый же день «Котлована» что-то пошло не так: зрителям, которые пришли в 11.00 к фестивальному автобусу, направляющемуся к дамбе, волонтеры сообщили, что время перформанса переносится на более позднее, и им следует подойти к 12.00. Но в полдень автобуса на остановке «ТЮЗ» они не обнаружили. В дирекции Платоновского фестиваля корреспонденту РИА «Воронеж» сообщили, что перформанс отменяется. Однако уже в 12.19 в группе Платоновского фестиваля «в контакте» появилось видео прямой трансляции земляных работ.

На нем Полина копала заросшую травой землю в белом платье невесты и черных массивных ботинках. Ей помогали зрители. Однако уже вечером раскопанную с трудом яму художнице пришлось закопать. В официальной группе дирекция Платоновфеста пояснила, что вынуждена завершить перформанс досрочно, потому что не смогла получить необходимое разрешение на проведение земляных работ на дамбе железнодорожного моста. Собственный источник РИА «Воронеж» в ЮВЖД сообщил, что рядом с железной дорогой проходят подземные коммуникации, и раскапывать здесь землю глубже 40 см нельзя.

Ночная опера на вокзале

Пожалуй, самым необычным и масштабным перформансом стала site-specific опера по мотивам рассказа Андрея Платонова «Жители родного города», которая прошла в ночь с 4 на 5 июня на вокзале «Воронеж-1».

Перформанс специально для Воронежа создал московский проект «Геометрия звука». Композитором перформанса стал Даниил Посаженников, художником-постановщиком – Анна Кострикова.

Команда музыкантов и перформеров «Геометрия звука» привыкла к экспериментам. К примеру, в Москве ребята устраивали электроакустический концерт в движущемся прозрачном лифте. Музыку они транслировали зрителям через наушники.

– Это пример того, как пространство становится инструментом для перформанса, – рассказал Даниил Посаженников.

Термин «site-specific» в переводе с английского означает «определенное» и «особенное» место. В спектаклях и операх site-specific пространство становится определяющим для театрального действия, это его полноценный участник. По словам Даниила Посаженникова, партитура оперы была написана исключительно для пространства вокзала «Воронеж-1», которое команде «Геометрии звука» напомнило храм. Понравилось музыкантам и большое витражное окно, «как в соборе».

Даниил Посаженников рассказал, что оперу для Воронежа написал в рекордно короткие сроки – всего за два месяца. Изначально опера должна была быть камерной, но в процессе работы над ней список задействованных перформеров сильно расширился. В итоге в опере приняли участие артисты хора Театра оперы и балета, фольклорного ансамбля «Воля», солисты Воронежского симфонического оркестра, машинисты вокзала «Воронеж-1» и волонтеры.

На воронежский перформанс музыкантов вдохновил рассказ Андрея Платонова «Житель родного города», который рассказывает о разрушенном войной Воронеже.

– Основная идея рассказа – все, что погублено, обязательно возродится. Платонов говорит, что город будущего, который возродится, – это наше настоящее. Мы предлагаем зрителям совершить путешествие во времени и понять, что город, разрушенный войной, воскрес. Это город будущего, на который мы посмотрим глазами Платонова, – пояснил Даниил Посаженников.

Перформанс «Жители ночного города» прошел ночью. Как объяснили его организаторы, в это время суток прибывает наименьшее количество поездов.

Все началось в 23.00 на железнодорожном вокзале «Воронеж Курский». Здесь зрители сели в специально выделенную электричку и отправились на вокзал «Воронеж-1». Зрители шутили и весело смеялись.

– Вокруг нас – сбывшиеся надежды на возрождение города жителей того времени. А кто такие жители того времени? Наши бабушки и прабабушки, пожилые родственники, – обратилась в вагоне к зрителям Анна Кострикова.

Когда поезд остановился, перформанс продолжился на перроне. На противоположной платформе зрителей в полной темноте встречали артисты хора Театра оперы и балета, лица которых подсвечивалось потусторонним синим свечением планшетов. Пение было построено не на созвучии и гармонии, а на диссонансе «диезов» и «бемолей», отчего у зрителей поползли мурашки по коже: складывалось впечатление, что они слушают саундтрек к фильму ужасов. Музыкальные полутона задавал аккордеон. Артистам «подпевали» и гудящие поезда. Сначала зрителям показалось, что симфония гудков – всего лишь совпадение, но вскоре стало понятно, что артисты поют в унисон с ними, и гудки сознательно издают машинисты.

Когда голоса и гудки замолчали, зрители спустились в подземный переход, где увидели женщин, продающих белые цветы – они тоже были частью перформанса.

Основное театральное действо развернулось в полумраке вокзала «Воронеж-1». В просторном холле, где обычно толпятся пассажиры с чемоданами, зрителей ждали стулья. В центре зала на арфе, скрипке, мандолине и аккордеоне играли музыканты. Другие музыканты, играющие на старом фортепиано, тромбоне и тамтаме (ударном инструменте в виде большого диска) находились у входа в здание вокзала.

С игрой солирующих скрипок переплетался страшный звук неизвестного происхождения, похожий на работающую болгарку. К нему добавлялся мистический гул, который извлекала из огромного барабана девушка в черном вечернем платье – Мирослава Тырина. Она водила по нему каким-то странным инструментом.

Интересно, что артисты оперы пели, стоя рядом со зрителями. Певицам подпевал и хор на балконе вокзала.

Опера напоминала мессу в католическом храме, но гармонии в ней не было. Музыка и голоса сплелись в состоянии неразрешенного аккорда, который не разрешился и в конце. Дирижировала всем происходящим действом хормейстер Театра оперы и балета Ольга Щербань.

Мистическую атмосферу перформанса дополняла игра света больших, похожих на прожекторы фонарей, которые в такт музыке волонтеры Платоновфеста направляли на стены и потолок. В игре света на потолке читались военные реалии – столбы света от прожекторов ПВО. Фонарями волонтеры освещали музыкантам и артистам хора ноты.

Завершился перформанс на площади перед вокзалом.

После выступления извлекавшая звуки из большого барабана Мирослава Тырина пояснила, что в ее руках были мячики-попрыгунчики, которые девушка насадила на вязальные спицы.

– Это инструмент, которым можно создавать особые вибрации на большом барабане, – пояснила она.

Артистка хора Театра оперы и балета Ксения Романова призналась, что для нее и других артистов ночная опера стала новым опытом – ничего подобного раньше не было.

– Мы никогда не сталкивались с таким количеством людей, которые напрямую с тобой контактируют. Не было никакого «воздуха» между исполнителем и зрителем. У нас было ощущение, будто мы исполняем эту музыку вместе со зрителями, – поделилась Ксения.

Прогулка с «внутренним ребенком»

5 июня в лесной части Центрального парка культуры и отдыха («Динамо») прошел аудиоспектакль-прогулка «Мы выйдем с собой погулять в лес».

Горожан ждал шатер с накрытым столом, на котором аппетитно лежали яблоки, клубника, шоколадные конфеты. Все яства можно было попробовать. Рядом дымил самовар, из которого участников перформанса угощали ароматным травяным чаем.

Перед аудиоспектаклем зрителям предложили взять с собой на прогулку яблоко, конфету и маркер. После этого зрители получили плееры с наушниками и отправились на прогулку по лесу длительностью 36 минут. Специальной навигации в лесу не было – бродить можно было в любом направлении. По тропинкам важно было ходить в одиночестве, не пересекаясь с другими участниками.

Проводником и собеседником зрителей стал детский голос – с женщинами говорила девочка Ася, с мужчинами – мальчик Федор. Голос стал задавать вопросы: «Как тебя зовут? Сколько тебе лет? Где ты живешь? Ты взрослый или старый? У тебя есть велосипед? А машина?». А зритель вслух должен был отвечать на эти вопросы.

Во время перформанса ребенок раскрывает свои секреты (он умеет вызывать дождь – для этого нужно убить лягушку), ведет взрослого через «лабиринт страхов», где атакует сложными философскими вопросами: что страшнее – темнота или высота? Смерть или вечная жизнь? Ребенок советует взрослому остановиться, посмотреть под ноги и взять с собой понравившуюся вещь, которую в конце прогулки нужно зарыть в землю вместе со своими страхами.

По дороге пригодится яблоко, которое нужно съесть за компанию с жующим ребенком, и маркер, которым на руке нужно записать имя самого близкого человека.

Детские вопросы сопровождались мрачной фоновой музыкой. В конце детские голоса спели песню Сreep культовой группы Radiohead.

Название аудиоспектакля – цитата из стихотворения Александра Введенского «Мне жалко, что я не зверь». Его Ася и Федор читают бродящим по лесу зрителям.

Многие зрители после аудиопрогулки долго не могли прийти в себя. Кто-то признался, что плакал и испытал катарсис, кто-то рассказал, что вспомнил о своем внутреннем ребенке.

Автор идеи перформанса и режиссер – московский театральный продюсер Федор Елютин. Спектакль он создал в период всеобщего карантина, много гуляя по лесу.

– Один заказчик попросил нас сделать аудиоспектакль, который можно делать в каждом городе. Мы подумали: какие объекты есть в каждом городе? Лес. Так родилась наша лесная аудиопрогулка, – пояснил Федор Елютин.

Для разговора со зрителем режиссер записал голос своего восьмилетнего племянника Федора. Позже, когда было решено записать женскую версию аудиопрогулки, художник записал голос девочки Аси – дочки его друзей.

– В последнее время я увлекаюсь психоанализом, и все эти вопросы мой внутренний ребенок задает мне. Мы можем быть разного пола, разного возраста и разного состояния, но задаем себе одни и те же вопросы. Мы часто забываем себя, бежим и решаем свои и чужие проблемы. Но иногда стоит остановиться и послушать своего внутреннего ребенка, – уверен Федор Елютин.

Танцы на песке

В воскресенье, 6 июня, на насыпи Петровской набережной артисты танцевальной группы Воронежского Камерного театра показали зрителям перформанс «Новая земля». Автором его стала Анна Щеклеина – хореограф и танцовщица из Екатеринбурга. Анна пояснила, что место для проведения танцевального действа выбирала телом.

– Песок – то условие, которое «включает» тело. Танцуя на песке, мы боремся с контрастными ощущениями вязкости и сопротивления. Песок – символ земли, неизвестности и постоянного сюрприза. Как он отразится на теле, не всегда понятно. С одной стороны, танцевать на песке классно: ты используешь природное сопротивление, и у тебя тело может чуть больше, чем на плоской поверхности. Но ты очень быстро устаешь, – отметила Анна Щеклеина.

Перформанс «Новая земля» начался с пения руководителя танцгруппы Камерного театра, балетмейстера Виктории Арчая. Девушка пела импровизации, затем Анна Щеклеина начала читать фрагменты из произведений Андрея Платонова. Все это время танцоров не было видно. Кто-то лежал, зарывшись в песок.

На пляж надвигалась огромная черная туча. Вскоре после того, как артисты, одетые комбинезоны песочного цвета, начали танцевать, хлынул дождь. Зрители раскрыли зонтики и надели дождевики. А артисты продолжили танцевать дальше. Они ползали по песку, боролись друг с другом, прыгали на четвереньках, размахивали вокруг себя красными флагами. Причем, делали все это без музыкального сопровождения. Тишину нарушал звон тарелок барабанной установки и голос Анны Щеклеиной, которая читала и повторяла фрагменты из ранних произведений Андрея Платонова «Лунные изыскания», «Невозможное», «Сатана мысли»: например, «Довольно короткого мига, чтобы напиться жизнью досыта и почувствовать смерть», «Человек нуждается только в человеке».

На песке танцевали шесть танцоров Камерного театра – Николай Гаврилин, Наталья Неповинных, Олег Петров, Ольга Рыжкова, Виталий Шилов, Олег Эпов.

По словам Анны Щеклеиной, перед созданием перформанса она вдохновлялась ранним творчеством Андрея Платонова, где герои борются с природой, при этом тонко ее чувствуют. Танцоры символизировали людей будущего, покоривших землю и небо.

По словам Виктории Арчая, погода стала частью перформанса.

– Туча, которая к нам пришла, дополняла перформанс. Она была его полноценным героем. Творчество Платонова депрессивное, и перформанс на залитом солнцем песке смотрелся бы странно. Я считаю, что погода нас поддержала, – рассказала Виктория Арчая.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: